Скачать все книги автора Борис Викторович Шергин

Борис Викторович Шергин

Детство в Архангельске

Мама была родом из Соломбалы. У деда Ивана Михайловича шили паруса на корабельной верфи. В мастерскую захаживали моряки. Здесь увидал молоденькую Анну Ивановну бравый мурманский штурман, будущий мой отец. Поговорить, даже познакомиться было некак. Молоденькая Ивановна не любила ни в гости, ни на гулянья. В будни посиживала за работой, в праздники - с толстой поморской книгой У того же окна.

Борис Викторович Шергин

Для увеселенья

В семидесятых годах прошлого столетия плыли мы первым весенним рейсом из Белого моря в Мурманское.

Льдина у Терского берега вынудила нас взять на всток. Стали попадаться отмелые места. Вдруг старик рулевой сдернул шапку и поклонился в сторону еле видимой каменной грядки.

- Заповедь положена,- пояснил старик.- "Все плывущие в этих местах моря-океана, поминайте братьев Ивана и Ондреяна".

Борис Викторович Шергин

Евграф

Соловецкие суда отличались богатством украшения. Я знавал там ревнителя искусства сего рода. Его звали Евграф, был он отменный резчик по дереву. Никогда я не видел его спящим-лежащим. Днем в руках стамеска, долото, пила, топор. А в .солнечные ночи, летом, сидит рисует образцы.

Евграф беседовал со мной, как с равным, искренно и откровенно.

Я восхищался легкостью, непринужденностью, весельем, с каким Евграф переходил от дела к делу.

Борис Шергин

Мартынко

Мартынко с артелью матросов в море ходил, и ему жира была хорошая. Хоть на работу не горазден, а песни петь да сказки врать мастер, дак все прошшали. С англичанами, с норвежанами на пристанях толь круто лекочет, не узнать, что русский. Годы подошли, взели на военную службу. Послали караульным в стару морску крепость. Место невесёло, начальство строго, навеку бедной парень эдак не подчинялся, не покорялся.

Вон оногды на часах у складов и видит: подъехали компания лодкой и учали в футбол играть. Мартына и раззадорило:

Борис Викторович Шергин

Миша Ласкин

Это было давно, когда я учился в школе. Тороплюсь домой обедать, а из чужого дома незнакомый мальчик кричит мне:

- Эй, ученик! Зайди на минутку! Захожу и спрашиваю:

- Тебя как зовут?

- Миша Ласкин.

- Ты один живешь?

- Нет, я приехал к тетке. Она убежала на службу, велела мне обедать. Я не могу один обедать. Я привык на корабле с товарищами. Садись скорее, ешь со мной из одной чашки!

Борис Шергин

Волшебное кольцо

Жили Ванька двоима с матерью. Житьишко было само последно. Ни послать, ни окутацца и в рот положить нечего. Однако Ванька кажной месяц ходил в город за пенсией. Всего получал одну копейку. Идет оногды с этими деньгами, видит мужик собаку давит:

- Мужичок, вы пошто шшенка мучите?

- А твое како дело? Убью вот, телячьих котлетов наделаю.

- Продай мне собачку.

За копейку сторговались. Привел домой:

Борис Викторович Шергин

Вопрос и ответ

Дружина спросила Рядника:

Почему на зимовье у Мерзлого моря ты и шутил, и смеялся, и песни пел, и сказки врал? А здесь, на Двине, беседуешь строго, говоришь учительно, мыслишь о полезном.

Иван Рядник рассмеялся:

- Я мыслил о полезном и тогда, когда старался вас развеселить да рассмешить. На зимовье скука караулит человека. Я своим весельем отымал вас у болезни. А здесь и без меня веселье: здесь людно и громко, детский смех и девья песня. Я свои потешки и соблюдаю в сундуке до другой зимовки.

Борис Шергин

Золоченые лбы

На веках невкотором осударстве царь да ише другой мужичонко исполу промышляли. И поначалу все было добрым порядком. Вместях по рыболовным становищам болтаются, где кака питва идет, тут уж они первым бесом. Царь за рюмку, мужик за стакан. Мужичонка на имя звали Капитон. Он и на квартире стоял от царя рядом.

Осенью домой с моря воротяцца, и сейчас царь по гостям с визитами заходит, по главным начальникам. Этот Капитонко и повадился с царем. Его величию и не по нраву стало. Конешно, это не принято.

Ум веселится, вспоминая Ломоносова. Радуется мысль, соглядая его жизнь и дела. Любо говорить о Ломоносове, и если я скажу звягливо и рогато, ты расскажи чиновно, с церемонией.

Кого любишь, о том думаешь, за тем и ходишь глазами ума… Вижу Михайлушку Ломоносова юнгой-зуйком на отцовском судне… Двинская губа только что располонилась ото льда. Промысловые лодьи идут в море. Многопарусная «Чайка» Ломоносовых обгоняет всех. Михайло стоит на корме и дразнит лодейщиков, протягивает им конец корабельного каната – нате, мол, на буксир возьму. Лодейщики ругаются, а Михайло шапкой машет: «До свиданья, дожидаться недосуг!»

Дружина спросила Рядника:

Почему на зимовье у Мерзлого моря ты и шутил, и смеялся, и песни пел, и сказки врал? А здесь, на Двине, беседуешь строго, говоришь учительно, мыслишь о полезном.

Иван Рядник рассмеялся:

– Я мыслил о полезном и тогда, когда старался вас развеселить да рассмешить. На зимовье скука караулит человека. Я своим весельем отымал вас у болезни. А здесь и без меня веселье: здесь людно и громко, детский смех и девья песня. Я свои потешки и соблюдаю в сундуке до другой зимовки.

В произведениях Бориса Шергина и Степана Писахова, созданных на основе древней фольклорной традиции, читатель найдет картины жизни и нравов жителей Северного края – поморов. Это и древние легенды, и бывальщины – рассказы о подлинных событиях, и сказки, блещущие искрометной фантазией.

В книге "Архангельские новеллы" автор Б. Шергин умело воссоздает образы и нравы жителей старого Архангельска. Он выступает не только как талантливый писатель, но и как искусный психолог, исследующий внутренний мир героев. Новеллы из этого сборника, написанные в стиле старинных историй XVII-XVIII веков, рассказывают о путешествиях в Заморье и о сложной любви персонажей, живущих в среде купцов. Книгу украшают потрясающая обложка, качественный переплет, красивые иллюстрации, выполненные самим Б. Шергиным.
"Авдотья Рязаночка" - книга, написанная Борисом Викторовичем Шергиным. В отрывке автор рассказывает о своем детстве и юности, проведенной на берегах Белого моря. Он вырос в трудовой семье и с детства был окружен старыми мореходами, которые рассказывали ему интересные истории. Будучи молодым, Шергин увлекался пением былин и запомнил их на всю жизнь. Позднее, это стало основой его литературных произведений. В 1957 году вышла его книга "Поморские были и сказания". В отрывке также рассказывается о татарском нашествии на Русскую землю в тринадцатом столетии и о сопротивлении русского народа. Великое княжество Московское смогло освободить Русь от татарского ига, объединив народ под своим знаменем. Отрывок также отражает глубокую память о татарщине, которая пронизывает народные песни и былины, передавая героизм и силу русского воинства.
Аннотация: Книга "Моргунов падун" предлагает читателям ознакомиться со старинными преданиями, пересказанными известными советскими писателями Александром Николаевичем Нечаевым и Борисом Викторовичем Шергиным. В начале отрывка демонстрируется важность народных сказок, былин и легенд в литературе, а также их возрождение благодаря индивидуальному опыту писателей. Основная часть отрывка повествует о героине Авдотье Рязаночке и ее стремлении помочь защитить свой город от татарской орды. Великие битвы, плач и соступление между Русью и Ордой описываются в нем, а также силы, которые горожане Рязани прилагают, чтобы защитить свой город. Отрывок заканчивается путешествием Авдотьи в другие земли и ее неустанностью в выполнении своих обязанностей.
Книга "Шиш и трактирщица", являющаяся частью Сказочной библиотеки Хобобо, о которой рассказывается в отрывке, представляет собой диафильм. Начинание происходит с описания слайдов 1/33 до 29/33. Более подробные сведения об аннотации или содержании книги отсутствуют.
Эта книга - "Сказки о Шише" - представляет собой веселую и забавную коллекцию сказок. Язык, на котором они написаны, немного необычный, так как автор, Борис Викторович, родился в Архангельске и включил в свои рассказы некоторые местные слова. Однако, несмотря на это, их смысл все равно легко понять. Прочитав эту книгу, вы окунетесь в мир веселья и приключений, который обещает принести улыбки на лицах как детям, так и взрослым.