Скачать все книги автора Юлий Исаевич Айхенвальд

Когда я о нем подумал, меня охватила глубокая печаль. Леонид Андреев был свидетелем ужасов и беспомощности перед лицом разрушающейся России. Он мольбой о спасении своей родины обратился ко всему миру, но наши молитвы остались без ответа. В этот час Леонид Андреев ушел из жизни. Несмотря на все наши почести и уважение к его скорби и памяти, мы не можем не призвать в память ту негативную сторону Андреева как писателя, о которой автор написал ранее в изданиях этой книги… Наше великое уважение смешивается с разочарованием.
В своей знаменитой книге, Анна Ахматова называет свои стихи "четками", поскольку они наполнены молитвенностью и являются своеобразными амулетами, предназначенными для защиты от злых сил. Однако, они не смогли уберечь ее от тяжелого бремени любви, о которой она рассказывает всему миру. Книга является очень интимным дневником ее творчества, однако эта интимность стала интересна не только ей самой, так как то, что искреннее и глубоко личное, тем самым становится общественным. Анна Ахматова полюбила свое имя, которое она считает "сладчайшим для губ людей и слуха", и своими стихами она заставила других полюбить его. Она стала символом женской души, которая приняла любовь как яд, болезнь и удушье.
Аннотация переработанного текста: Чехов, один из знаменитых литераторов, выразил свое мнение о писателе Гончарове и его романе "Обломов". В его глазах, роман и главный герой - Илья Ильич - не заслуживают похвалы. Он считает, что Обломов просто лентяй, и если бы он был не лентяем, то ничем бы не отличался от других обычных людей. Чехов считает, что роман не дает ничего нового и лицам героев не присущ никакой характер. Особый недостаток в романе, по мнению Чехова, - его холодный настрой. В результате, Чехов вычеркнул Гончарова из списка своих любимых писателей. В целом, аннотация отражает негативное мнение Чехова о романе "Обломов" и оценку этой работы как непримечательной и неинтересной.
С ходу слово лирики встречается реже и реже, и раз исчезло оно полностью. Недавно мы были свидетелями, и еще сами слышали неповторимое исполнение его стихов, без посторонней помощи и переливами голоса, просто перебирая их словно монах четки. Теперь мы сами перелистываем их на страницах и читаем, звука его увлекательного творчества сохранив в своих голосах. Книга предлагает погрузиться в его поэтический мир и насладиться шедеврами, которые он создал.
Эта книга рассказывает о знаменитом поэте Гумилеве, который объединяет в себе черты конквистадора, викинга и любовника чужих небес. Его стихи, как узоры в саду его души, поистине уникальны и неожиданны. Похоже, что он изобретает новые слова, создавая ценные и драгоценные произведения. Переводчик Теофиль Готье также искусен и изыскан, следуя своему французскому собрату. Он не сражается с легкой глиной, но одерживает блестящие победы над благородными металлами и мрамором. Гумилев является истинным акмеистом, достигая только вершин. Его поэзия впечатляет своей высотой и предельностью.
Эта книга является показательным примером саморазрушения и внутренних страданий главного героя. Автор, используя свои лирические строфы, передает нашему вниманию мучительное состояние души писателя, выражающееся в самозлобии и неприятии себя. Противоречивые чувства героя отражают его желание быть спасенным, как ребенок, но не находить внешнего источника этого спасения. Книга раскрывает, что путь к настоящему освобождению не может быть устлан розами, и автор, как истинный поэт, выходит на этот тернистый путь. Он томится от безумной тоски и неполного удовлетворения, и только честность перед своей совестью могла бы освободить его душу от мучительного сна.
Все события, описанные в этой книге, на самом деле олицетворяют важные моменты истории русской литературы. Ключевая сцена – это экзамен в лицее, где старик благословляет юного орленка, что символизирует переход в XVIII век. Главная героиня, муза, сначала предстает перед поэтом в образе вакханки, после чего невидимка провожает его в ссылку, подарив ему загадочные истории. Она также сопровождает героя на его путешествиях по скалам Кавказа и на берегах Тавриды, где они слушают молитву моря. В других моментах книги муза превращается в дикарку, гуляющую с цыганами в глуши Молдавии, а также в статусную княгиню на светском рауте. Все эти образы и события создают уникальную атмосферу книги и позволяют читателю окунуться в разные эпохи и миры.
Книга объясняет, что ум не является главным или любимым качеством природы. Художественное творчество, прорастающее из глубин подсознания и стихийности, рождается под вдохновением, а не логическим мышлением. Слишком большое вмешательство ума может испортить непосредственную поэзию, даже если оно само по себе интересно и сильно. Более того, когда разумность писателя ограничена и отмечена низкой интеллектуальной культурой, результат еще хуже.
Книга, которую я подарил Виктору Гофману, наполнена силуэтами его поэтической души. Моя обещанная запись о нем оказалась невыполненной, так как он уже ушел из мира. Мне остается только сожалеть, что я не успел встретиться с ним и передать эти страницы лично. Эта книга оставит теплый след его творчества в сердцах его читателей.
Герцен - фигура, охваченная русским делом и русским словом. В его личности есть что-то особенное - он одновременно деятель и созерцатель, политик и поэт. Его практическая деятельность не могла совсем исчерпать его теоретическое мышление. Он не просто существовал, но и вглядывался в само бытие. Свою жизнь он прожил, словно стихотворение, запечатлевая и записывая свою душу. Герцен был и исполнителем, и зрителем своей собственной жизни, перевоплощаясь в лицедея собственного образа. Этот человек обладал столь колоссальной энергией, что хватило и на самые значимые события, и на их художественное воплощение. Он был одновременно активным и творческим.
"Среди русской литературы появляется яркая новая звезда - Борис Зайцев. Его уникальное сияние отличается от других и приносит множество возвышенных утешений. Зайцев - истинный романтик, но он не боится описывать реальность и называть вещи своими именами; иногда он исследует откровенные низменные чувства, но при этом сам остается чистым и ярким, как солнечный луч на горизонте..." Книга Бориса Зайцева - это уникальное произведение, которое навеет тебе надежду и просветит твои мысли.
Имя Льва Александровича Мея известнее в Российском обществе, чем сама его поэзия. Популярность его оперы «Псковитянка» немного добавила ему известности. Однако в его творчестве есть аспекты, которые заслуживают большего внимания, и жалко, что он так часто оставался недооцененным. Возможно, причиной этому является поверхностность и внешность его стихов, которые сразу же бросаются в глаза. Но, как известно, не стоит судить книгу по обложке, и есть многое, что можно открыть и обнаружить в его поэзии, если вдумчиво изучить ее.
Книга "Мир Островского" открывает перед нами незнакомый мир, который мы, чужестранцы из другой культуры, можем лишь наблюдать со стороны. В этом мире нам непонятны ценности, мораль и обычаи. Хотя жизнь, разворачивающаяся там, может вызывать любопытство из-за своей уникальности, сама по себе она не представляет интереса для нас, так как мы не относимся к той разновидности людей, которую изображает Островский. В его мире обычные устои, наши взгляды и понятия о нравственности оказываются далекими и непривычными. Все это делает книгу захватывающим и удивительным зрелищем, которое необходимо увидеть, чтобы понять, что же на самом деле происходит.
В поэзии Никитина явственно видно разделение между его реальностью и мечтами, как будто это две разные сферы его существования. Жизнь, которая была ему дана, не была цельной - дни проводил он в шуме и суете, окруженный людьми, которых охватывает даже на страницах его поэзии, где он не стесняется использовать эпитет "грязный". Но когда наступает ночь, поэт находит уединение и предает себя стихам, отдаваясь тишине и возвращаясь к первозданной чистоте своего сердца. Ночные часы становятся для него временем, когда он освобождается от повседневной суеты и погружается в свою внутреннюю гармонию.
Воспоминания о смерти Чехова вызвали у многих ощущение потери в семье, так близок и притягателен он был своим мягким талантом. Однако объяснить его, изучить его произведения очень сложно, потому что в своих историях, полных глубокого смысла жизни, он сплетал человеческие души из самых тонких нитей и окутывал их почти незаметным дыханием трогательной элегии. Подобно герою, жившему в волшебном саду, он был царем и повелителем нежных оттенков. Как писатель тонких нюансов, он замечал самые тонкие колебания сердца и мог ощутить самый нежный аромат чужой души. Поэтому невозможно и грех было бы разъединять его тончайшую ткань произведений на отдельные ниточки - это нанесло бы ей вред, и мы бы потеряли золотую пыль с крыльев бабочки. Чехова легче всего прочесть, чем рассказать: его нужно читать...
В книге отсутствует философ, который бы объяснил эволюцию содержания художественной литературы при помощи определенных законов и уловил ее внутренний смысл. Мы видим постоянное смена идей, сюжетов и настроений, характеризующих индивидуальное словесное творчество, но не можем обнаружить явных и необходимых линий, связывающих литературные факты с общественной средой, историческими особенностями и культурой в целом... Это соотношение остается неясным, лишь призрачными нитями связывающими литературу с окружающим миром. Важно понимать, что развитие литературы, ее эволюция, происходит в своей собственной динамике, не подчиняясь жестким законам и определенным правилам.