Андромаха

Андромаха

Жан Расин

Андромаха

Перевод И. Я. Шафаренко и В. Е. Шора

ЕЕ КОРОЛЕВСКОМУ ВЫСОЧЕСТВУ, ГЕРЦОГИНЕ ОРЛЕАНСКОЙ {1}

Ваше высочество! Совсем не случайно то обстоятельство, что именно ваше блистательное имя я ставлю перед этим сочинением. В самом деле, чьим именем мог бы я более украсить печатное издание моей пиесы, нежели тем, которое столь счастливо для нее осенило ее представление на театральной сцене?

Ведь всем было известно, что ваше королевское высочество удостоила своим милостивым вниманием мои труды над этой трагедией; известно было также, что вы подали мне несколько весьма тонких советов, благодаря которым она приобрела новые красоты; было известно, наконец, и то, что вы оказали ей высокую честь, обронив слезу при первом ее чтении.

Другие книги автора Жан Расин
"Театр французского классицизма" - аннотация В книге "Театр французского классицизма" автор Н. Хуцишвили знакомит читателей с театром Корнеля и Расина. Автор отвергает предыдущее восприятие произведений этих двух писателей, связанное с интересами старинной французской аристократии. Он утверждает, что настоящая ценность и достоинства их пьес заключаются в том, что они представляют собой трагедию героического действия. Герои этих пьес оказываются в ситуациях, где им приходится принимать решения и реализовывать их. Они борются со своими собственными страстями, что делает этот тип трагедии более земным и человечным, на отличие от других форм драматического искусства. Автор также отмечает, что герои Корнеля вызывают восхищение своими подлинным величием, энергией и страстями. По мнению автора, ранее не всегда правильно понимали характер героев Корнеля, считая их холодными и жесткими. Однако, они на самом деле являются людьми, наделенными страстью и эмоциями. В книге рассматриваются характерные черты французской классической трагедии и вклад Корнеля в ее развитие.

Трагедия, сюжет которой заимствован Расиным у Еврипида. Трагедия, первоначально носившая заглавие «Федра и Ипполит», была впервые представлена в Бургундском отеле 1 января 1677 г. Шедевр Расина окончательно утвердил свои права на парижской сцене. Тогда же вышло и первое издание пьесы. Заглавие «Федра» появилось лишь в собрании трагедий Расина в 1687 г.

Жан Расин

Британик

Перевод Э. Л. Линецкой

ЕГО СВЕТЛОСТИ ГЕРЦОГУ ДЕ ШЕВРЕЗ {1}

Ваша светлость!

Вы, быть может, с удивлением увидите свое имя на первом листе этой книги; испроси я вашего согласия на то, чтобы посвятить ее вам, вы скорее всего отказали бы мне в моей просьбе. Но меня можно было бы обвинить в неблагодарности, если бы я и доле утаивал от света доброе отношение, которым вы всегда меня удостаивали. Какое зрелище являл бы собою тот, кто трудился бы только во имя славы и при этом умалчивал о покровительстве столь высоком, как ваше!

Жан Расин

Гофолия

Перевод Ю. Б. Корнеева

Предисловие

Общеизвестно, что царство Иудейское сложилось из двух колен - Иудина и Вениаминова, тогда так десять остальных, восстав против Ровоама, образовали царство Израильское. {1} А поскольку цари иудейские были из дома Давидова и по разделу им достался город Иерусалим с храмом, все священники и левиты {2} примкнули к ним и неразрывно связали себя с ними, что вполне понятно: после постройки храма Соломоном совершать жертвоприношения в других местах было запрещено, и все прочие алтари, воздвигавшиеся на горах, а потому именуемые в Писании "высотами", считались неугодными господу. Таким образом, богослужение могло отправляться по закону только на земле колена Иудина. Области же десяти колен были, за редкими исключениями, населены либо язычниками, либо схизматиками.

Жан Расин

Береника

Перевод Н. Я. Рыковой

МОНСЕНЬЕРУ КОЛЬБЕРУ, {1}

государственному секретарю, генеральному контролеру финансов,

главному инспектору государственных построек, верховному казначею

королевских орденов, маркизу де Сеньелэ и пр.

Монсеньер!

Как бы низко я с полным на то основанием ни ставил себя самого и свои труды, дерзаю надеяться, что вы не осудите смелость, которую я проявил, посвятив вам эту трагедию. Вы сочли ее не вовсе недостойной вашего одобрения, однако главная заслуга ее заключается для вас в том, что ей посчастливилось не навлечь на себя порицаний его величества, {2} чему вы сами были свидетелем.

Жан Расин

Ифигения

Перевод И. Я. Шафаренко и В. Е. Шора

Предисловие

Едва ли есть сюжет, более любезный поэтам, чем принесение в жертву Ифигении. Но по поводу отдельных весьма существенных обстоятельств этого жертвоприношения поэты расходятся во взглядах. Одни, как например Эсхил в "Агамемноне", {1} Софокл в "Электре", {2} а вслед за ними Лукреций, {3} Гораций и многие другие, настаивают, {4} что кровь дочери Агамемнона Ифигении пролилась на самом деле и что она умерла в Авлиде. В этом легко убедиться - достаточно прочесть в начале первой книги Лукреция:

Жан Расин

Из "Федры" Расина

(Пер. Ф. И. Тютчева)

Когда мы вышли из Трезенских врат,

Он сел на колесницу, окруженный

Своею, как он сам, безмолвной стражей.

Микенскою дорогой ехал он,

Отдав коням в раздумии бразды.

Сии живые, пламенные кони,

Столь гордые в обычном их пылу,

Днесь, с головой поникшей, мрачны, тихи,

Казалося, согласовались с ним.

Вдруг из морских пучин исшедший крик

Жан Расин

Рассказ Терамена

(Пер. Г. Р. Державина)

Едва мы за собой оставили Трезен,

На колеснице он, быв стражей окруженный,

Стопами тихими уныло провожденный,

Задумчиво сидя, к Мецене путь склонял

И пущенных из рук возжей не напрягал.

Прекрасные кони, быв прежде горделивы,

По голосу его и кротки и ретивы,

Шли преклонив главы и туском их очей

Казались сходны с ним печалию своей.

Популярные книги в жанре в стихах

В однотомниках Дмитрия Кедрина «Рембрандт» обычно стоит особняком как единственное драматическое произведение. Но надо бы уточнить, что это единственная дошедшая до нас кедринская драма в стихах.

Впервые «Рембрандт» был опубликован в трех номерах журнала «Октябрь» за 1940 год.

Подготовительный период ее создания занял у автора около двух лет, а непосредственно на ее сочинение у него ушло всего лишь полтора месяца. Кедрин даже стеснялся потом признаваться в этом. Константин Симонов, например, считал, что   «Рембрандт», написанный прекрасными стихами, потребовал нескольких лег труда. Интересно высказался об этом незаурядном произведении Владимир Луговской: «В самой своей большой и сильной вещи, в пьесе о Рембрандте, Кедрин показал нам художника, богатого духом… художника, который писал правдиво, честно и неподкупно. И в этом много от творческой характеристики самого Кедрина».

Уильям Шекспир

Сон в Иванову ночь

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Тезей, герцог Афинский.

Эгей, отец Гермии.

Лизандр |

} влюбленные в Гермию.

Деметрий |

Филострат, распорядитель празднеств при дворе Тезея.

Айва, плотник.

Миляга, столяр.

Основа, ткач.

Дудка, починщик раздувательных мехов.

Рыльце, медник.

Заморыш, портной.

Ипполита, царица амазнок, обрученная с Тезеем.

сдал в лавку, заработав немалую сумму денег. Становясь богаче и все более уважаемым, Кот продолжал придумывать новые хитрости. Он узнал о богатой принцессе, которую хотел женить на своем хозяине, маркизе Карабасе. Кот устроил сценарий, в котором маркиз попадает в реку и Кот пугает голосами, притворяясь путешественником. Затем Кот рассказывает лживую историю о том, что маркиз Карабас был ограблен при переходе реки и у него нет ничего, кроме мокрого костюма. Разгневанный Король приказывает одеть маркиза в лучшие одежды из своего сокровищницы и провести его в дворец. Маркиз Карабас становится богатым и благородным, а Кот становится его верным слугой и приятелем на все времена. Аннотация: В отрывке из книги "Сказки" рассказывается история о коте, который помогает мельничьему сыну изменить свою жизнь. Кот советует хозяину использовать свои ресурсы и умение для достижения богатства и благополучия. С помощью хитростей и лжи, Кот помогает мельничьему сыну стать богатым маркизом и женится на принцессе. Сказка обучает детей умению использовать свои способности и находить выход из трудных ситуаций.

Уильям Шекспир

Генрих VI

Часть вторая

Король Генрих VI.

Хемфри, герцог Глостер, его дядя.

Кардинал Бофорт, епископ Уинчестерский, внучатный дядя короля.

Ричард Плантагенет, герцог Йоркский.

Эдуард |

} его сыновья.

Ричард |

Герцог Сомерсет |

Герцог Сеффолк |

Герцог Бекингем } приверженцы короля.

Лорд Клиффорд |

Клиффорд Младший - его сын.

Граф Солсбери |

Александр Гейман

ЧУДЕСНЫЙ АЛЬБОМ

ЗААСТРАЛЬЕ

Дым размыкаемый струится.

Великий предстоит уход.

Как молния, душа ветвится

И нить серебряную вьет.

Я есть, я зеркальцем играю

И, как единственный, смеюсь,

Купаюсь в бликах и не знаю

Пришел - или ещё вернусь.

На берегу иной равнины,

У древа жизни из корней

Висячий лучик пуповины

Небесной памяти моей.

5.01.93

Аннотация: Книга "Русский мат. Оды XVIII-XXI вв" представляет собой антологию отрывков из поэтического цикла, посвященного теме сексуальности и матерных выражений. Автор в своих одах откровенно и с юмором описывает разнообразие сексуальных пристрастий и житейских ситуаций, используя вульгарную лексику. Книга, несомненно, вызовет контроверсии и рассматривает сексуальность в историческом и общественном контексте.
За последние 300 лет понятие поэмы претерпело серьезные изменения. В XVIII веке под поэмой понимали небольшое стихотворение, в то время как в ХХ веке она стала большим по объему и сюжетному развитию жанром. Поэтому в данной коллекции содержатся тексты различных жанров, которые, хотя и отклоняются от современного понимания поэмы, все же имеют к нему отношение. Сюжеты этих произведений вдохновляют, заставляют задуматься и остаются в памяти надолго.
Книга "Царевна-лягушка" - стихотворное переложение русской народной сказки, написанное Евгением Ивановичем Рединым. В книге рассказывается о царском сыновье Иване, который просит разрешение у своих родителей на женитьбу. Царь и царица сначала не одобряют идею, но в конечном счете соглашаются и дают Ивану задание найти царевну-лягушку, которую он должен женить и принести ее во дворец. Аннотация раскрывает основной сюжет книги и описывает ее автора, а также указывает на годы ее издания.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Жан Расин

Начало "Федры"

(Пер. О. Э. Мандельштама)

"Решенье принято, час перемены пробил,

Узор Трезенских стен всегда меня коробил,

В смертельной праздности, на медленном огне,

Я до корней волос краснею в тишине,

Шесть месяцев терплю отцовское безвестье,

И дальше для меня тревога и бесчестье

Не знать урочища, где он окончил путь".

- "Куда же, государь, намерены взглянуть?

Я первый поспешил унять ваш страх законный

Жан Расин

Сон Гофолии

(Пер. П. А. Катенина)

Глухая ночь меня ужасной крыла тьмой;

Се мать, Иезавель, предстала мне в виденье,

В богатом, как была в день смерти, облаченье;

Над бедством гордостью души вознесена;

Румянцем, белизной подложными красна,

Случалось коими ей старостью тягчимой

Изглаживать годов позор неизгладимой.

"Вострепещи", рекла, "достойная мне дщерь;

Злый Бог Еврей твою готовит казнь теперь.

Александр РАСКИН

КАК ПАПА ОХОТИЛСЯ НА ТИГРА

Из рассказов о маленьком папе

Когда папа был маленьким и учился в школе, он один раз охотился на тигра. Тигр тоже был маленьким. И хотя он не учился в школе, но жил на школьном дворе. Вот как всё это вышло.

Однажды весной, после уроков, маленький папа и его товарищ сидели на школьном дворе и грелись на солнышке. На солнышке было хорошо. Ребята разговаривали, как и все ребята на свете: сразу обо всём. Они говорили о футболе, о завтрашнем диктанте, о вчерашней драке, о кинофильме "Багдадский вор", о том, кто какое мороженое любит, и о том, кто поедет в пионерский лагерь, а кто будет скучать на даче с родителями. Пока все разговаривали, маленький папа читал какую-то книгу. Я уже не помню, что он читал. Наверно, Майн Рида или Эмара Густава. А может быть, Жюля Верна. И вот, когда все замолчали, маленький папа вдруг сказал:

Александр РАСКИН

КАК ПАПА ПРОБОВАЛ СИЛУ

Из рассказов о маленьком папе

Когда папа был маленьким, у него было много товарищей. Каждый день они играли вместе. Иногда они ссорились, даже дрались. Потом мирились. И только один мальчик никогда не дрался. Его звали Лёня Назаров. Это был невысокий, крепкий мальчик. У него отец был будённовцем. И Лёня любил рассказывать про Будённого. Про то, как он никого не боялся: ни генералов, ни полковников, ни пули, ни сабли. Лёня знал, какой у Будённого конь, какая шашка. И он всегда говорил: "Вырасту - буду, как Будённый!"