Античные критики христианства

Античные критики христианства

Абрам Борисович Ранович

Античные критики христианства

Содержание.

1. ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ РАННЕГО ХРИСТИАНСТВА В РАБОТАХ А. Б. РАНОВИЧА.

2. К НОВОМУ ИЗДАНИЮ КНИГИ А. Б. РАНОВИЧА

АНТИЧНЫЕ КРИТИКИ ХРИСТИАНСТВА.

3. Лукиан.

4. Цельс

5. Цецилий.

6. Порфирий.

7. Гиерокл.

Анонимные сочинения

8. Юлиан.

9. Либаний.

К НОВОМУ ИЗДАНИЮ КНИГИ А. Б. РАНОВИЧА "АНТИЧНЫЕ КРИТИКИ ХРИСТИАНСТВА".

Другие книги автора Абрам Борисович Ранович
Книги известного советского историка А. Б. Рановича, изданные в 30-е годы, являются настоящей находкой для любителей истории и религии. Они содержат основные первоисточники по истории раннего христианства в переводе на русский язык, что придает им особую научную ценность. Рекомендуется всем, кто интересуется происхождением и развитием христианства, а также историей атеизма.
Тысячелетиями жития христианских святых вдохновляли верующих на подражание. Святые считались мощными защитниками и посредниками перед Богом, готовыми помочь грешникам. Верите ли вы или нет, но святой может пройти через огонь и раствориться в кипящем олове, он может быть изрублен на куски, но воскреснет, чтоб исцелить от любых недугов и спасти от смерти. Чтобы воодушевить верующих, служители религиозного культа не стеснялись прибегать к фантастическим рассказам о чудесах, терпимых святыми, о мук и пытках, претерпеваемых ими во имя божьем. В своей книге "Появление культа святых" известный советский историк А. Ранович рассказывает о происхождении этого культа и о том, как формировались жития святых. Впервые опубликованная в 1931 году под названием "Происхождение христианского культа святых", книга вызвала широкий интерес читателей.
Книга "Эллинизм и его историческая роль" является монографией, написанной автором с целью исследования закономерностей истории эллинизма, определения его места и значения в истории античного рабовладельческого общества и вклада в общий процесс исторического развития народов древности. Автор не стремился к полноте и равномерности изложения, а сконцентрировался на специальных вопросах и темах проблемного характера. Основанная на конкретном исследовании, монография использует большое количество источников, что делает выводы автора в значительной степени правильными и способствует прогрессу науки. Автор ожидает критики и помощи от коллег с точки зрения указания на улучшения и поправки. Подробное изложение событий и описания исторических явлений предлагается найти в общих работах по истории эллинизма. Объем монографии ограничен, поэтому ее целью не было включить весь материал истории эллинизма, а внести философский и исторический вклад в развитие науки.
Популярные книги в жанре История
В сборнике "Южноуральцы на фронте и в тылу" представлены удивительные истории о мужестве и самоотверженности жителей Урала во время Великой Отечественной войны. Автор описывает важную роль, которую играли уральцы в обеспечении победы над врагом, их трудовой подвиг, проявленный в производстве военной продукции, создании добровольческих бригад и отправке помощи на фронт. Забытые подвиги уральцев оставят вас восхищенными и благодарными перед их стремительностью и неистощимым патриотизмом.
В книге историка науки Мари Боас Холл рассматривается период с середины XV по середину XVII века, который является важным этапом в развитии научной мысли. Она освещает астрономическую революцию Коперника, работы по анатомии Везалия, развитие химической медицины и деятельность Парацельса. В книге также поднимаются темы изучения кровеносной системы человека, работ Кеплера, открытий Галилея и других достижений эпохи Ренессанса, которые стали отправной точкой для новой эры научной мысли. Текст обогащен академическими источниками, что делает его ценным источником информации для изучения ранней науки.
В книге исследуется эволюция американской политической карикатуры в XIX веке как средство пропаганды и агитации. Авторы рассматривают влияние сатирической графики на партийно-политическую борьбу в истории США, начиная с эпохи «джефферсоновской демократии» и заканчивая выборами 1876 года. Особое внимание уделено работам выдающихся карикатуристов, таких как Уильям Чарльз, Эдуард Клей, Генри Робинсон, Джон Маги, Фрэнк Беллю, Луис Маурер, Томас Наст. Книга интересна как для студентов и исследователей, так и для всех, кто увлечен историей и культурой США.
Эта книга является первой научной биографией великого философа периода европейского Средневековья, который проложил путь к развитию мышления Нового времени. В ней содержатся переводы работ философа с комментариями и библиографией. Автором книги является доктор философии, профессор МГУ. Редакция сохранена в формате a4.pdf.
В книге рассказывается о необычной улице Рубинштейна и ее прилегающих переулках - Графском и Щербаковом. Здесь переплелись судьбы разнообразных жителей Петербурга: военных, чиновников, купцов, мещан, литераторов, артистов, художников и архитекторов. Авторы раскрывают тайны домов и рассказывают о более чем 250 известных личностях, связанных с этим местом. Улица Рубинштейна существует с времен императрицы Анны Иоанновны и на протяжении веков остается культурным центром города. Прогуливаясь по этой улице, вы ощутите европейскую атмосферу и погрузитесь в разнообразие архитектуры и кухонь различных стран.
В книге рассказывается о Великой Китайской стене - великом символе нации, удивительном произведении архитектуры, созданном трудом людей. Вы узнаете, как возникла история строительства стены, как она сохранилась на протяжении веков, какое влияние оказала на китайскую культуру и какие тайны скрыты за ее величием. Книга может быть интересна не только специалистам, но и всем, кто интересуется историей и культурой Востока.
Исследуя народы мира, мы понимаем, что их традиционная одежда - это не просто обычный наряд, это их культурное наследие и история. Книга расскажет вам об одном из самых загадочных и древних народов - китайцах, и их удивительной национальной одежде. Вы узнаете о развитии и изменениях в китайской моде, о том, из каких тканей и каких цветов создавались красивые китайские наряды. Эта увлекательная книга подойдет как для детей, так и для взрослых, желающих узнать больше о традициях одежды различных народов.
В этой книге представлены исследования историка Рената Меулетовича Асейнова по истории Бургундии XV века. В работе освещаются различные аспекты жизни бургундского общества - политические, социальные и культурные. Особое внимание уделено историческим взглядам, созданным придворными хронистами и другими историками, такими как Жорж Шатлен, Жан Молине, Оливье де Ла Марш, Жак дю Клерк. В книге рассматриваются вопросы образа и власти государя, его отношений с придворными и подданными, противостояние различных группировок за влияние. Это произведение будет интересно историкам, культурологам и всем, кто увлечен историей позднесредневековой Европы.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга известного английского византиста посвящена событиям, связанным с одним из самых драматическим моментов мировой истории — завоеваниям турками-османами византийской столицы Константинополя, которое привело к окончательной гибели некогда могущественной Византийской империи.

Виталий Рапопорт

Дед Яков

Одно из ярких воcпоминаний моего детcтва это как дедушка покупал арбузы. Поcлевоенная жизнь на Украине cоcтояла из множеcтва нехваток и лишений, но арбузы приcутcтвовали вcегда. Что-то еcть в украинcком черноземе подходящее для арбузов. Или в воздухе. Могло не быть, или поcтоянно не было, мяcа, артишоков, штанов или крыши над головой, люди годами не видели туалетного мыла, но кавуны были. До такого оcкорбления национального доcтоинcтва не доходило. Закупкой продовольcтвия занималаcь бабушка, но арбузы была оcобая cтатья, вне ее юриcдикции. Решение ехать за арбузом принималоcь без моего учаcтия, я узнавал о нем, когда бабушка или мама вручала мне объемиcтую cетку (на Украине не говорили авоcьку, это по-моcковcки). Это значило cледовать за дедушкой. Дед перевалил за cемьдеcят и ходил c палкой. Мы не торопяcь покрывали пару кварталов до трамвайной оcтановки и cадилиcь в первый номер. Выcокий краcный трамвай c прицепом позванивая гордо cледовал по тениcтому бульвару, проложенному Потемкиным поcреди широченного проcпекта Карла Маркcа, бывшего Екатерининcкого, но так его больше никто не называл -- из уважения к творчеcтву гениального немецкого мыcлителя. Впрочем, горожане говорили проcто -- Проcпект. Мы выходили, по-меcтному cходили, на оcтановке Озерка, вмеcте c множеcтвом других паccажиров, шумных и толкливых. Одноименный рынок начиналcя тут же, в тридцати шагах. Новоприбывшие уcтремлялиcь в ряды, где горами, на земле и на cтолах, лежали арбузы и дыни, помидоры и cиненькие, кабачки и перцы, вишни, яблоки и прочие произведения украинcкого плодородия. Но мы, дед и я, шли куда-то на зады, пробираяcь между возов, арб и грузовиков, а также попадавшихcя cелян. Наконец, в одном ему извеcтном меcте дед оcтанавливалcя и громко возглашал: Иван! (Поперву я думал, что он зовет cвоего знакомого, потом заметил, что на дедушкин зов выходили разные перcонажи). -- У тебя кавуны еcть? -- cпрашивал дед (он говорил по-руccки, но арбуз называл кавуном. Cлово арбуз на Украине употребляетcя редко, еcли уж уcлышишь, то обязательно c ударением на первом cлоге; это чтобы не cпутать c тыквой. Тыква по-украинcки гарбуз, ударение на поcледнем cлоге. В cтарину, когда дивчина хотела отвадить нежелательного жениха, она выcылала ему гарбуза). Кавуны? -- говорил Иван. -- Кавуны е. Дед делал паузу и безразлично говорил: принеcи один, килограмм на двенадцать. Экземплярами поменьше он не интереcовалcя. Поcле этого начиналаcь процедура, даже ритуал, отбора. Дед внимательно оcматривал арбуз, cжимал его в руках, прикладывал ухо к поверхноcти, поcтукивал по корке в разных меcтах, как будто хотел узнать, как далеко зашел процеcc вызревания. Угодить ему было трудно. Иван притаcкивал арбузы один за другим, пока дед не говорил добро и не торгуяcь раcплачивалcя (бабушка cчитала, что они вcе равно брали c него меньше денег, чем c прочих граждан). Я подcтавлял cетку и отправлялиcь в обратный путь. По cловам той же бабушки, ни разу в жизни, а они прожили вмеcте почти полcотни лет, никогда дед не принеc домой зеленого или переcпевшего кавуна. Вcегда в cамый раз.

Виталий Рапопорт

Ирландский чай на опохмелку

повесть

УВЕРТЮРА

Инструменты в оркестре пробуют голоса, разминаются, раздуваются, гоняют гаммы и арпеджио, а то и дурака валяют. Хлоп! По знаку дирижера начинают играть по-писаному. Идет что-то легкое, приятное, сюита, картинки жизни. Лес на берегу реки, солнце, лопухи, муравьиная куча, орешник; вот завод работает в бодром и счастливом ритме; а это народный праздник, гуляние: пляски, смех, люди отдыхают, веселятся, можно даже разобрать, как парень прижал девушку. В звучании оркестра преобладает духовое дерево при поддержке струнных, иногда только вскрикнет корнет или ухнет туба.

Виталий Рапопорт

Как и почему

Глава 1: происшествие в центральных банях

Один из самых привлекательных способов времяпровождения в Москве - это пребывание в парной бане. Так, по крайности, было в мое время. У каждого уважающего себя жителя столицы была своя, излюбленная баня, к которой он был привязан ничуть не меньше, чем к избранной в детстве и на всю жизнь футбольной команде. Одни были патриотами Сандунов, другие клялись и божились Центральными банями, третьи готовы были всякую минуту отстаивать честь других заведений - Астраханских, Краснопресненских и прочих. Споры москвичей о сравнительных достоинствах этих мест отдохновения всегда были яростными и непримиримыми.