Авось и возвратят

Авось и возвратят

Джалил Мамедгулузаде

АВОСЬ И ВОЗВРАТЯТ

В Баку я провел два летних сезона.

Каждому известно, что летом усидеть дома невозможно и потому всякий спешит на бульвар.

И я, подобно другим живым существам, ежедневно выходил на прогулку, спасаясь от невыносимой бакинской жары дуно-вением свежего морского ветерка.

И каждый раз, гуляя по бульвару, я оглядывался по сторо-нам в надежде встретить знакомого и в мирной беседе убить с ним время. По вечерам из-за разных дамочек невозможно ни гулять, ни сидеть, и я выходил на бульвар днем, разгуливал себе свободно, а к вечеру возвращался домой, потому что у меня, право, нет никакого настроения проводить время с дама-ми в садах и на бульварах.

Другие книги автора Джалил Мамедкулизаде

Джалил Мамедгулузаде

Мясник

Как-то раз до меня дошел слух, что мой сосед Мешади-Мамедали собирается выдать дочь за мясника Шамиля.

Потом я узнал, что он раздумал.

Последнее время поговаривали о том, что Мешади-Мамедали опять согласился на брак дочери с мясником Шамилем.

Наконец вторично прошел слух, что Мешади-Мамедали обиделся на мясника Шамиля и отказал ему в руке дочери.

Несколько дней тому назад ко мне зашел мясник Шамиль. Оказывается, у нас с ним существует даже какое-то дальнее родство (по словам самого Шамиля). Он рассказал, что дочь Мешади-Мамедали очень ему приглянулась, но почему-то отец опять не хочет выдать ее за него. Шамиль просил меня вы-ступить в этом деле посредником, авось мне удастся уговорить и смягчить Мешади-Мамедали.

Джалил Мамедгулузаде

Бородатый ребенок

Прежде чем начать свой рассказ, я хочу предупредить, что иные дети имеют дурную привычку, взяв огрызок карандаша, тут же расписывать стены домов. Иные пользуются для этого даже углем или мелом. Что там уголь и мел, я знаю таких ис-порченных детей, которые берут в руки гвоздь или ножик и давай царапать и уродовать стены.

Я очень недолюбливаю детей, которые пачкают стены, пото-му что, если ты хороший мальчик и хочешь писать, возьми листок бумаги, карандаш, присядь где-нибудь и пиши в свое удовольствие.

Джалил Мамедгулузаде

СОБЫТИЯ В СЕЛЕНИИ ДАНАБАШ

Рассказал  Садых-Балагур

Записал Халил-Газетчик

Идущий из груди моей голос многому меня учит. То голос чистой моей совести, которая имеется у каждого. Всякий, кто внимательно прислушивается к ее велениям и ис-полняет их, много тайн откроет и многое постигнет.

Сократ ЛЕГОНЬКОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

Меня зовут Халил, а товарища моего Садых. Оба мы уро-женцы селения Данабаш. Сам я родился тридцать лет тому назад, иначе говоря мне ровно тридцать лет. Думаю, что и при-ятель мой Садых будет одних лет со мной, но я выгляжу несколько моложе. Он повыше меня ростом, но я плотнее; он смугл и не имеет растительности на лице, я же белее его и имею густую бороду. Еще одна разница в нашей внешности заключается в том, что я слаб глазами и ношу очки; я грамо-тен, и чтение, письмо сказались на моем зрении; товарищ же мой имеет острое зрение.

Было двенадцатое ноября. Холода уже наступили, но снег еще не выпал.

Последний раз осмотрев больную жену Велихана, врач заявил, что здоровье ее окрепло и через неделю можно ехать.

Хан, у которого были срочные дела в Эривани, очень спешил. Кроме того, он боялся, как бы наступившие холода не задержали переезда больной.

Хан взял перо и написал в Эривань своему другу Джафар-аге коротенькое письмо:

«Милый мой! Я собираюсь через неделю выехать с семьей в Эривань. Везу больную жену, поэтому очень и очень прошу тебя — загляни в мою квартиру, прикажи проветрить комнаты, разостлать ковры и протопить печи. Ответ сообщи по телеграфу. Все твои поручения я выполнил. До скорого свидания!

Джалил Мамедгулузаде

Четки хана

Со станции Евлах, расположенной между Тифлисом и Баку, шоссейная дорога идет через Барду в Агдам и оттуда подыма-ется к городу Шуше. Из Агдама шоссе заворачивает налево, к Карабулаху, или, как называют его по-русски, Карягино. Отсюда оно идет к Джебраилу, и наконец выходит на берег Аракса, к известному Худаферинскому мосту, по которому переходят в Иран.

Несколько лет назад мне привелось перейти через этот са-мый мост и подняться в иранские горы. Здесь начинается Карадагская провинция, простирающаяся до самого Тебриза. Влево от нее живут шахсеваны, вправо, по берегу Аракса, тянется граница кавказского Азербайджана.

Джалил Мамедгулузаде

Свирель

В молодости я служил в канцелярии уездного полицейского начальника в Эривани и занимал должность переводчика. Обязанности мои заключались в том, чтобы переводить началь-нику жалобы приходивших к нему крестьян и вести с ними пе-реговоры. Когда не было жалобщиков, я писал приставам и старшинам приказы и предписания, представляя на подпись начальнику, после чего канцелярия рассылала их по назна-чению.

Однажды я сидел в канцелярии.

Джалил Мамедгулузаде

ВОСТОЧНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ

Приемные экзамены на восточном факультете университета окончились 12 сентября 1920 года, а на другой день, то есть 13 сентября, молодой аджарец Халил Абульгасанзаде, явившись в университет, понял, что он опоздал, так как одни, успешно сдав экзамены, остались, а другие, не сдав, разъехались по до-мам.

Абульгасанзаде был несколько расстроен и просматривал всевозможные объявления, прибитые к побеленным стенам длинного университетского коридора, надеясь найти список принятых на восточный факультет, но такого списка не могло быть еще на стене по той простой причине, что совет профессо-ров должен был состояться только в этот день вечером и утвер-дить списки принятых и непринятых на факультет.

Джалил Мамедгулузаде

ПРОПАЖА ОСЛА

В начале ноября тысяча восемьсот девяносто четвертого года в селении Данабаш произошло преинтересное событие. Заключалось оно в том, что у дяди Мамед-Гасана похитили осла.

Я не сомневаюсь, что те, кто не знает об этом происшествии, не поверят мне: подумать, какое удивительное событие, чтобы ему была посвящена целая повесть. В каждом селе, каждом городе не бывает дня, чтобы не исчезал чей-нибудь осел.

Популярные книги в жанре Классическая проза
Первый русский перевод знаменитого романа «Падший ангел» португальского писателя Камилу Каштелу Бранку (1825—1890) является результатом научного труда. В этой книге Каштелу Бранку сочетает элементы игры с литературной иронией, отображая современную португальскую действительность. Он также предлагает свое необычное толкование некоторых популярных литературных тем. Кроме романа, в издание включена новелла «Побочный сын» из цикла «Новеллы из провинции Минью», которая отражает идеи и сюжеты, заложенные в «Падшем ангеле». Это первое издание этой новеллы на русском языке.
"Характеры, или Нравы наших дней" Жана де Лабрюйера - это сборник острых искрометных мыслей и живописных портретов, которыми автор пытается передать общественные обычаи своего времени. В своем труде Лабрюйер стремится привлечь внимание к недостаткам нашего общества и направить их на исправление, отражая их как естественные черты. Его язык настолько живописен и подробен, что люди того времени не сомневались в реальности его характеристик и даже пытались распознать в них знакомых лиц. Хотя, возможно, автор черпал вдохновение из жизни реальных людей, многие образы Лабрюйера обладают всеобщим значением, которое до сих пор не утратило своей актуальности. Каждая эпиграмма или портрет - это глубокий рассказ о натуре человеческого общества и его неизменных характеристиках.
Сборник романов Сомерсета Моэма объединяет в себе самые известные произведения автора. Каждый роман имеет свою уникальность и запоминается своей яркостью и остроумием. Моэм глубоко погружается в психологию персонажей, исследуя их природу без осуждения и оценок. В его произведениях отразилась хроника времени, где обсуждаются вечные темы: любовь, предательство, искусство, жизнь, свобода, зависимость, а также отношения мужчин и женщин, творцов и обычных людей. Читая эти книги, мы получаем непревзойденное понимание человеческой натуры и ее противоречивости.
"Три купальщика и йельский выпускник (в переводе Владимира Муравьева)" - аннотация: Отрывок из книги рассказывает о трех мальчишках, чьей любимой забавой было купание в протоках воды. Автор описывает, как каждой весной реки наполнялись водой, привлекая разнообразных животных и рыб. Главный герои, Мурад, Джо и еще один мальчик, отправляются на протоку Томпсоновой реки, чтобы купаться в ее прохладной воде. Однако, приближающаяся гроза и холодное серое небо намекают на необычный поворот событий.
"Я нашел работу" - это книга о приключениях двух безработных молодых людей по имени Вилли и автора в поисках работы в небольшом городке Альтхольм. Отрывок описывает их путешествие, жизнь на хлебе и яблоках, а также океан возможностей, которые открылись перед ними после того, как Вилли получил работу на деревообделочной фабрике. Эта история показывает, как они справлялись с трудностями и находили смысл в своей жизни.
Антология "Вылазка в действительность", созданная в серии "Мастера художественного перевода", предлагает читателю погрузиться в удивительный мир настоящей литературы. В ней приведены переводы произведений Дж.Р.Р.Толкиена, В.Ирвинга, Гилберта Кийта Честертона, Мюриэл Спарк, Джона Фаулза и других ирландских и американских писателей, которые были выполнены Владимиром Сергеевичем Муравьевым. Он стремился приблизить эти шедевры английской литературы к уровню классиков русской прозы, таких как Чехов и Бунин. В антологии можно найти множество тайн и секретов мастерства этого выдающегося переводчика. Изучив их, читатель сам окунется в игру литературы, став соучастником, испытывая восторг и изумление.
В этой книге вы найдете четыре главных романа, которые демонстрируют различные аспекты и эпохи жизни. Они отражают слияние молодежи и эры джаза, а также рассказывают о разочарованиях и стремлении к достижению своих целей. От ранних работ, история молодого и целеустремленного американца, до поздних шедевров, романы Фицджеральда погружают нас в мир ярких огней и противоречий. Мы узнаем о жизни этих героев, их блистательных приключениях, но также об их выборах и последствиях, которые им пришлось пережить. Книга также включает элементы автобиографии автора и отражает его собственные страдания и борьбу со сложностями. Погружайтесь в этот мир, где мечты сбываются, но рушатся под звуки мелодии. Проза Фицджеральда искушает, поражает своей глубиной и оживляет эпоху процветания и краха.
В этой книге собраны шедевры английской новеллы, созданные талантливыми авторами конца XIX - первой половины XX века. Вас ждут захватывающие произведения таких мастеров, как Томас Харди, Джозеф Конрад, Редьярд Киплинг, Вирджиния Вулф и другие. Каждая новелла олицетворяет уникальный стиль и талант своего автора, погружая читателя в разнообразные миры и сюжеты. Откройте для себя разнообразие жанра новелл в этой увлекательной сборке.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Джалил Мамедгулузаде

Бакалейщик Мешади-Рагим

Во время пребывания моего в Тебризе в нашем квартале на базаре "Уста-Шагирд" я познакомился, а затем коротко сошелся с одним бакалейщиком.

Спустя года полтора после того, как я переселился в Баку, Мешади-Рагим вдруг появился в редакции "Молла-Насреддина".

Оказалось, что Мешади-Рагим свернул свою бакалейную торговлю в Тебризе и, приехав в Баку, открыл новую бакалей-ную лавку на Приморском бульваре.

Джалил Мамедгулузаде

БАРАШЕК

I

Кум Кебле-Мамед-Гусейна прислал ему из деревни в пода-рок барашка.

Кебле-Мамед-Гусейн хотел было зарезать барашка, но, пощупав его худую спину, с досадой отбросил нож.

- Кожа да кости! - сказал он жене.

Та посоветовала пустить барашка попастись в саду, нагу-лять жирок. Барашка втолкнули в сад, но животное даже не притронулось к сочной зеленой траве.

Из соседнего дома Азиз-хана доносилось пение. Зычный голос самого Азиз-хана выводил:

Джалил Мамедгулузаде

БЕСПОКОЙСТВО

В третьем номере тифлисской гостиницы "Исламийе" оста-новились двое приезжих. Оба были нахичеванцы. Один - ма-нуфактурщик Мешади-Гейдар, другой разносный    торговец, Мешади-Гулам-Гусейн.

В тот самый день остановился в гостинице еще один - жи-тель Ширвана по имени Мешади-Мамед-Багир. Свободного места в других номерах не оказалось, поэтому с разрешения уже названных Мешади в третьем номере поставили еще одну кровать, и в номере поселился третий жилец.

Джалил Мамедгулузаде

ЦИРЮЛЬНИК

У Мамед-Вели, десятилетнего сына дяди Садыха, болели глаза. Однажды мальчик сказал матери:

- Мама, у Ахмеда, сына Кербалай-Гасыма, тоже болели глаза. Вчера мы играли с Ахмедом возле канавы. Ахмед сунул в нос колючую травку, и у него пошла кровь из носа. Покапало немного, и сразу поправились глаза.

- Дитя мое, ступай и ты, выпусти кровь из носа, - посове-товала мать Мамед-Вели.

Мамед-Вели пошёл к канавке, нашел среди трав ту самую колючую травку, левой рукой сунул травку себе в ноздрю, а правой ударил под локоть левой. Из носа Мамед-Вели закапала кровь.