Бегство талой воды

Бегство талой воды
Повесть "Бегство талой воды" Михаила Резина рассказывает о старике, который призывает главного героя уйти вместе с ним, не оглядываясь на все то, что осталось за спиной. Герой испытывает уязвимость и усталость от окружающего мира, и начинает задумываться о кладе, спрятанном под "Зелеными корнями". Он чувствует себя уязвимым и беспомощным перед враждебностью мира, и решает уйти от него. Автор использует живописные метафоры, чтобы передать туманные чувства героя и создать атмосферу загадочности и неопределенности.
Отрывок из произведения:

Михаил РЕЗИН

БЕГСТВО ТАЛОЙ ВОДЫ

Повесть в монологах

Михаил Резин в 1987 г. окончил Литературный институт имени Горького. До института работал слесарем, служил в армии, добывал в Воркуте уголь, был пожарником. Сейчас живет в г. Ижевске, преподает эстетику в ПТУ. Автор трех прозаических книг. В периодической печати публикуется впервые.

Журнальный вариант.

Старик:

Я возьму тебя за руку, и мы пойдем, не оглядываясь. Не надо оглядываться. Пусть пялятся нам вслед из миллиона окон и орут миллионом глоток. К счастью, их почти не слышно за густеющими ветками. Только протяжно-скрежещущее, раздраженно-устрашающее движение зубов. Они мобилизовали все свои зубы: молочные и мудрости, вставные и запломбированные, гнилые и белоснежные, кровоточащие и прокуренные, одинокие и в полных обоймах, острорежущие клыки и стертые пеньки у самых десен. Ты говоришь, у тебя есть местечко, где спрятан твой клад? Догадываюсь, это обыкновенные детские вещички: кукольный шиньон, тряпочки, пуговицы, ржавая игла (ты в свое время не догадалась обернуть ее промасленной бумагой - трогательная недальновидность начинающего жить), фарфоровые остатки первоначально роскошного кукольного сервиза, пузырьки из-под лекарств и духов, "игручие" пробки. Ты не раз бывала там, в своем укромном местечке. Всегда удивлялся твоей способности (она есть еще у нескольких знакомых мне детишек) выбираться из кольца, из неразрывного и круглого мелькания и шипения колес, сосущих воду с непросыхающих дорог присосками протекторов. "Под Зеленым корнем",- говоришь ты. Я понимаю, мне не надо лишних разъяснений: корень порос мхом, это старый корень старого и, видимо, мертвого дерева, которое выпало из своего гнезда, как зуб из десны, и оставило яму с "Зелеными корнями" (метафорическое зрение детства). Конечно, клад под "Зелеными корнями" - смехотворная и ни в коем случае не удовлетворительная причина к бегству для тех, кто за окнами. Сами они никогда бы не поддались на этот ничтожный (их глаза уменьшают, как перевернутые бинокли) соблазн. Но как раз тут, злорадно и надменно гогоча над нами, они не уловили первопричины нашего поступка. Мы уходим не к "к", а "от", суемудрые. В конечном итоге мы уходим не к кладу, а от вас. Я не боец, не воин, выжегший в себе или от рождения не имеющий того, что болит. У меня болит все. Я уязвим со всех сторон. Муха, поднявшаяся с их жирного стола и толкнувшая в меня суетливыми крыльями порцию воздуха, способна вызвать у меня дурноту и судорогу омерзения. Атмосфера, которая прозрачна для их немыслимых построений, которая не сгустилась и не почернела до черноты угольного нутра, кажется мне изощренной предательницей, тайным недругом, возненавидевшим меня еще до моего рождения. Их слова - тяжеловесные граненые гранаты - рвутся повсеместно и всевременно, осколки искромсали мне уши, барабанные перепонки - посмотрите! превратились в шелестящие на ветру лохмотья. Оттого я часто и не слышу тебя, малышка. Я не смогу отстоять тебя, защитить тебя, сражаться за тебя со всеми, кто пожелает что-то с тобой сделать. Не смогу спасти от грубости идиотов и циников, властолюбцев, женолюбцев, лизоблюдов, ревнивых жен и безумных свекровей, от юнцов с рожами щелкунчиков и нетерпеливыми руками гинекологов-самоучек, что промышляют душными - удушающими! - вечерами в тесных и невыносимых, как шерстяной спортивный костюм в жару, переулках, проулках, тупиках. От всех этих мясных мух города. Мне не уберечь тебя от изнурительной, обворовывающей работы (рук, ума, глаз, сердца), которая будет нужна, чтобы кормиться, одеваться, кормить и одевать детей, которые, может быть, у тебя будут, которые, может быть, не умрут во время родов, после родов, в первые дни жизни, которые, может быть, не родятся чудовищами без лица, без ушей, с раздутой от мозга кожей вместо черепа, с подобием розового безволосого курдючка, начиненного мягким орехом извилин. Я не заслоню тебя от унизительного счета и экономии на самом нужном, первостепенном, от денег взаймы и робких извинений, что вернула не в срок. Не смогу согреть твои руки, которыми ты будешь держать совок или метлу - инструменты подрабатывающей гражданки, падчерицы своей страны, чтобы получить полставки, четверть ставки и попробовать свести концы с концами и не отвечать скромно-согласно-порочным мановением ресниц на приглашение тикающих, как электронный циферблат, глаз начальника: русого или брюнета, русского или чечена, старика или моложавого, полного или вихляющего в приятного цвета в полоску костюме. Он высосет тебя и бросит, и ты повиснешь, обмотанная сухой паутиной, и лицо твое будет соткано из паутины, и взгляд потускнеет от густой и пыльной сети неотвратимых воспоминаний. Вслушиваюсь: "Под Зелеными корнями..." Я понимаю тебя даже в несуществующем варианте твоей жизни. Под зелеными корнями спрятана какая-то вещица: амулет, брелок, ленточка, палка с сучком, камешек с полоской, медальон с Марией, которую ты целуешь и вешаешь на грудь, ножичек. Вещица приносит счастье, и ты зарыла ее, закопала под корнями - так надежнее. Как бы там ни было, мы не вернемся. Хватит верить их примитивным уловкам и возвращаться, и давать в обмен на деньги пищу, квадратные метры (так теперь всюду называется человеческое гнездо), путевку в место, специально отведенное для общего отдыха, бесплатную и оттого никакую медпомощь, золотистые наградные листы с филигранными гербами и дилинькающие глупенькие кружки орденов - живые куски своей сочащейся кровью плоти, которую они небрежно сбрасывают в корзину для бумаг, а потом, слышал, кормят сторожевых собак. Еще раз вернуться - это влипнуть наверняка в их спиритические игры в политику, снова очутиться на вращающейся, убыстряющейся карусели: с нее уже не сойти (велика скорость, они все рассчитали, на такой скорости человек, если у него все еще нет крыльев, разобьется вдребезги, в мелкие осколки, и они разлетятся по свету, как осколки того сказочного зеркала,- бедный Кай! бедная Герда!). Карусель раскрутилась, не видать ни лошадок, ни седоков, а только раздутый движением, сверкающий цилиндр. Мы не вернемся, а другие как хотят. Им нравится - пусть остаются. Пусть остаются там - в ячейках домов, где жизнь расфасована по окнам и балконам. Пусть остаются там, в вислозадых, заглотивших их динозаврах, которых они называют благоустроенными домами: "Мы скоро получим на расширение- да, да!.. со всеми удобствами..." Безглазые! Безухие! Они не видят подмены. Для чего нам туда возвращаться? За одеждой? Груда тряпья и кожи на разные сезоны и температуры, на разные гримасы погоды и выверты похоти. Обертка, товарная упаковка, которая чаще всего лжет: "Возьмите меня, я самая лучшая, красивая, надежная, удобная!.." Посуда? Объемы для жидкости и сыпучих продуктов. Питающая и напояющая, соблазняющая содержимым и пустая, промытая и вытертая до голубизны, формой своей, парадами своими, эшелонированными по высоте и по площади, она подвигает нас на геройства Геракла во имя и славу пищи, этого транзитного смысла всякого судка, чашки, кофейника, супницы, ведра для отходов. Книги? Да, много красивых и прочных корешков - гробов крашеных, за которыми страницы, за которыми буквы - обугленные останки мыслей, кремированных авторами в кромешной тьме черепных коробок в тысячах разных углов мира, в тысяче разных времен. (Ужасно дробится мысль: может ли быть тысяча разных времен?) Я знаю, тебе иногда хочется туда. Хочется вернуться. Несмотря на клад, который ждет. Ты все-таки привыкла к их картонному миру. Они сделали все, чтобы тебя приручить. Но любовь сильнее привычки. Ты мне веришь, потому что любишь. Если мы вернемся, все сделается непредсказуемым, поверь. Из-за глупых мелочей, из-за пустяков, из-за раскрашенного шелкового зонта или заколки-бабочки я могу потерять тебя. Лучше не думать о них. Смотри на тропинку: сверкает хвоя - золотое генеральское шитье, шишка приподнялась на засохших черных плавниках, пупырчатая рыжая ветка, сухая и горбатая, давно растеряла листву (старуха, оставленная детьми), кусок газеты (и тут кусок газеты! весь земной шар облеплен газетами, многослойный бумажный шар, глобус из папье-маше), на которой написано...

Популярные книги в жанре Современная проза
Богдан Соловей, привлекательный мужчина, который никогда не теряет бодрости духа, оказывается на грани банкротства после успешной бизнес-карьеры. Вернувшись в родной дом, он надеется восстановить отношения с сыном и познакомиться со своим внуком. Но его сын Степа, всегда считавший, что отец его не понимает, не склонен к общению. Возможно, только бабушка Майя сможет помирить их. Сможет ли несчастье сплотить отца и сына? И что это значит для всех, когда на кону ставится не только финансовый провал, но и судьба семьи?
События в новом произведении Елены Катишонок начинаются в знакомом ей городе, а затем распространяются на разные уголки планеты. Герои пытаются найти свое место в этом новом мире, каждый из них преодолевая собственные испытания. Эмиграция объединяет, но также может вызывать разногласия и недопонимание. Ян Богорад ищет себя в чужой стране, но находит нечто большее - свою истинную любовь. Рассказ о любви, семье, материнской нежности и стойкости перед лицом войны и трагедий, переплетенных судьбами героев разных поколений. Вопрос о сохранении связи между ними становится важным аспектом их общей истории. Вместе они сталкиваются с прошлым и настоящим, строя новые отношения и сохраняя свою память.
Книга "Последние почести" открывает серию "Жизнь на MAXIMUM" и представляет собой путеводитель по жизни и самопознанию. Специальные предупреждения автора подчеркивают, что книга может изменить жизнь читателя навсегда, а ее прочтение несет в себе опасность для покоя и привычной рутины. Различные личности, такие как актрисы, спортсмены, директор киностудии, описывают книгу как уникальный путеводитель к изменению себя и своего мира. Автор обращается к читателю с призывом к осознанному выбору и предостережением о невозможности вернуться назад после прочтения книги.
"Отражение" - это захватывающий рассказ о владельце клуба, у которого избавилась привычка ежечасно обходить свое заведение, чтобы контролировать все происходящее в нем. Он предпочитает видеть всех входящих и дает указания метрдотелю, кого впустить, а кого нет. Однажды, вернувшись за свой столик, он замечает некоторых посетителей, которых его метрдотель задерживает. Мужчина его ровесник - один из них. Вспоминая, что где-то уже видел этого человека, герой начинает анализировать ситуацию и принимает решение, которое может изменить многие вещи. Автор проводит читателя в мир тонких психологических образов и непредсказуемых поворотов событий, заставляя задуматься о гранях морали и справедливости.
Книга "Общение с детьми" рассказывает о сложных отношениях в семье, о дилемме выбора между бывшей женой и новой возлюбленной. Главный герой, Малькольмсон, пытается сохранить гармонию с обеими и не нанести им обиды. Его дети укрепляют связь с ним, отказываясь от предложения посетить зоопарк, и выявляют интерес к происходящему вокруг. Книга о любви, разочарованиях и поиске счастья в сложных жизненных ситуациях.
"Дельтаплан" - захватывающая история о пилотировании дельтапланом. Главный герой исследует местность, катаясь над холмами, реками и озерами. Его восторг от неизведанных просторов и волнение перед новыми вызовами описаны с яркими деталями и метафорами. В то время как он покоряет небеса, он также сталкивается с опасностями и неожиданными открытиями. Автор создает напряженную атмосферу свободы и приключения, которая заставляет читателя сжимать кулаки от волнения.
Этот рассказ об отце, следящем за своим сыном, который готовится к своему первому причастию, переполнен тревогой и беспокойством. Отец знает, что настанет момент, когда сын, наконец, совершит грех, и он понимает, какой ужас охватит его в этот момент. Однако он осознает, что не в силах предотвратить постигшее его чрезвычайное. Каждый из нас сталкивается с темными моментами в жизни, которые запоминаются на всю жизнь, оставляя свой след в душе.
Во время своего путешествия по бедной стране, главный герой произведения "Лихорадка" оказывается свидетелем политических потрясений и конфликтов, происходящих вблизи отеля, где он остановился. По всему городу висит атмосфера напряженности и неопределенности. Герой, наслаждаясь своим комфортным положением, начинает важные размышления о смысле жизни, нравственности и социальной ответственности. Его монолог становится своеобразным призывом к ценности жизни и нужде следовать нравственным принципам в отношениях с окружающим миром.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг
События романа "Дом в центре (Часть вторая)" разворачиваются в мире, отличном от нашего, где преисподняя и доминируют странные и жуткие создания. Главный герой, Леонид Резник, попадает в этот мир, где ему предстоит столкнуться с опасностями, справиться с местными обычаями и найти способ вернуться домой. В поисках выхода Леонид пытается разгадать тайны этого мира, сталкиваясь с трудностями и опасностями. Насколько глубоко загадки этого мира затянут его себя? Роман об отчаянии, выживании и искании спасения.
Книга "Кукольный театр" Леонида Резника рассматривает тему манипуляции и контроля, исполняемых Великим Кукловодом над своими куклами, которые символизируют маленький народ. В отрывке присутствует тема конфликта между главными героями и хамами, которые жестоко мстят, не разбираясь в праве и не праве. Автор также обращается к своему еврейскому происхождению и теме национальной идентичности. Вопрос о том, кому принадлежит право над сценарием жизни, задается в стихах, напоминая о том, что только Кукловод может решить, какую роль отведет каждому из своих "кукол".
"Малой мощностью" - захватывающий роман о невероятных приключениях в Африке. Главный герой, Майк, получает письмо своего друга, в котором тот рассказывает о забавном случае, произошедшем в баре с англичанином по имени Том. Том утверждает, что у него есть уникальное оружие - хроноклазменный излучатель малой мощности, способный уничтожать объекты до их возникновения. Сможет ли Майк верить в эту необычную историю и какие приключения ждут его в дикой и загадочной Африке?
Книга "Непрочный фундамент" рассказывает о выдающемся ученом Грегори Лэмбе, который перешел на работу в криминалистическую лабораторию после того, как не получил ни одной Нобелевской премии. Его задача - борьба с фальшивыми деньгами, что кажется невозможной. Однако благодаря вирусам, разработанным им самим, Лэмб начинает свою "бактериологическую войну" против фальшивомонетчиков. Используя широту своих научных познаний, ученый берется за то, что другим представляется неосуществимым.