Чудо-юдо

Чудо-юдо

Ирина Лисовская

Чудо-юдо

"Никогда я не буду любить," - еще в юности, давным - давно прочитала Наталья Сергеевна у Мирдза Кемпе и запомнила на всю жизнь. Но себе сказала: "Любить-то я буду, а вот стареть... Никогда я не буду стареть! Вот так вот вам всем!" - перефразировала она.

И действительно в свои пятьдесят она выглядела на тридцать пять: лицо гладкое, без морщин, глаза - большие, яркие, улыбка - ослепительная!

Она "бросала" свои жгучие глаза то вправо, то влево, натыкалась на восхищенные взгляды мужчин и испытывала удовольствие от этого взглядобстрела. Шея у Натальи Сергеевны была длинной, поэтому хочешь -не хочешь, а голову приходилось держать высоко. От высоко посаженной головы, от походки "а ля Клаудиа Шиффер" Натуся, как ее называли те, кто любил, казалась королевой.

Другие книги автора Ирина Владимировна Лисовская

Ирина Лисовская

Мини пьеса

Утро. Комната. Кровать. На кровати сидят три кота. Ждут, когда проснется хозяйка. Зазвенел будильник. Мычание хозяйки. Коты ждут. Хозяйка высовывает голову из - под одеяла.

Хозяйка - А, твари... (ласково)

Кот начинает лизать хозяйку, другой - лижет своего друга.

Хозяйка - Голубоватенькие вы мои твари... Люблю. (Целует в морду кота, который лизнул ее)

Хозяйка быстро натягивает на себя одеяло, коты от рывка потеряли равновесие, спрыгнули с кровати. Продолжают свой утренний туалет

Ирина Лисовская

Никогда я не буду любить...

пьеса в 2х действиях

Наталья Сергеевна - 50 лет ( выглядит на 35)

Алексей - 30 лет

Водитель

Оля, соседка Натальи

Тетя Дуся

Клавдея - 50 лет

Витек - 55 лет

Ляля - 23 года

Наталья в молодости

Муж Натальи

Ирина

Официант

Девушка со скрипкой

Тисла (Мстислав)

Эдик Голос

Оператор газеты объявлений

Ирина Лисовская

Наваждение

/пластическо-поэтический спектакль по стихам М. Цветаевой, А. Ахматовой, Н. Гумилева, Ф. Тютчева/ - автор пьесы, постановщик И. Лисовская/

Темнота. Музыка. Узкий луч ищет кого-то на сцене. Нашел юношу, осветил, световое пятно расширилось.

ОН - В час моего ночного бреда

Ты возникаешь перед глазами.

Луч сужается. На заднике в правом углу появляется ЕЁ тень -ОНА (ИДЕАЛ). Изначально смутные к неясные очертания конкретизируются и возникает ясный образ "ОНА-ИДЕАЛ". Она начинает медленно вращаться. Исчезает.

Ирина Лисовская

Самое главное

"Мой день беспутен и нелеп"...

М. Цветаева

Самое главное в жизни - это желание. И сейчас я страстно желаю купить себе что - нибудь тепленькое. Шубку, например. Чтобы она была симпатичная, недорогая, чтобы за нее не было мучительно больно перед Б. Б. Совсем искусственную - не хочется. А хочется натуральную, чтобы носить - не сносить, но так же хочется, чтобы "шубное животное" не было занесено в "красную книгу" - иначе совесть будет болеть, так как я уважаю и поддерживаю стремление Бриджит Бордо сохранить животный мир для будущих охотников, простите, оговорилась, для грядущих поколений. (Грядущее - какое смешное слово. Напоминает слово грядки.)

Популярные книги в жанре Современная проза
Книга "Доказательство" начинается со сцены освобождения главного героя из тюрьмы. Он рассуждает о присутствии голубей везде, даже в тюрьме, и сравнивает их с заключенными. Постепенно читатель погружается в мир главного героя, его обстановку и внутренний мир. Он описывает путь обратно в город, делая замечания о работе и наркотиках в тюрьме. Приглядевшись к окружающим его людям на остановке автобуса, герой осознает, что они не хотят связываться с ним, и продолжает свой путь по знакомым улицам. Он спрашивает старика в магазине о том, сколько стоят батончики, и спрашивает о местонахождении Минго, после чего направляется в эту сторону. Автор акцентирует внимание на голубях, которые были единственными птицами, которых герой видел, изучая их поведение. Абзац заканчивается его прибытием к подвалу с оттенком ржавчины.
В этой книге вы найдете необычные и оригинальные работы Василя Василаке, популярного писателя нашего времени. В ней собраны замечательные романы "Пастораль с лебедем" и "Сказка про белого бычка и серого пуделя", а также несколько повестей, включая "Элегию для Анны-Марии" и "Улыбку Вишну". В этих произведениях описывается жизнь молдавской деревни, где необычным образом переплетаются противоположности: старые традиции соседствуют с новыми принципами, а забытое прошлое соседствует с современной реальностью. Эта книга подарит вам красочный и увлекательный взгляд на жизнь и традиции нашей земли.
Новое произведение от известного автора Тимура Зульфикарова - "Фрески ХХI века. Словарь иностранных и часто употребляемых слов от А до Я". В этой книге вы найдете не только разнообразные слова и их значения, но также притчи и стихотворения, написанные самим автором за последние несколько лет. В этих произведениях Тимур Зульфикаров обращается к таким важным темам, как любовь, мудрость, власть, смерть, поиск Бога и путь души после смерти. Все тексты наполнены глубоким философским смыслом, проникнуты мудростью, которую нам передает дервиш Ходжа Зульфикар, новый герой, созданный автором. Он является спутником и собеседником для легендарного Ходжи Насреддина, их диалоги соперничают в мудрости и острословии, что придает им особую значимость. Вместе с этим дервишем, мы окунемся в мир суфизма, мистического течения Ислама, которое сегодня пользуется большой популярностью, особенно на Западе. Притчи, басни, стихи и рассказы Ходжи Зульфикара раскрывают перед нами тайные колодцы и туманные тропы суфизма, открывая дорогу к загробному миру. Тимур Зульфикаров - не только мастер литературы на все времена, но и мудрец, способный оживить Великих Пророков, сделать их нашими Современниками и Собеседниками. По словам одного из современных суфиев, эти творцы превращают нашу быстротекущую современность в мир холодной, вечной красоты, как вершина Эвереста превращает текучую воду вечный лед.
В книге рассказывается история молодого врача из Самарканда, переехавшего в Москву перед развалом Советского Союза. Но важнее всего здесь не политика или история, а поиск смысла жизни, осуществление мечты и нахождение истинной любви. Через трудности и испытания герой идет к своей цели, узнавая, что главное в жизни не звание или статус, а внутренний диагноз, который он ставит сам себе.
Новая книга писателя Андрея Ренникова раскрывает перед читателем новые грани его творчества. В ней вы найдете яркие мемуары об учебе в гимназии и университете, о первых шагах в журналистике, а также о важных событиях и встречах, которые произошли в его жизни. Главное внимание уделено путешествию по сербской Македонии и размышлениям о философии и нравственности. Эта книга станет отличной возможностью заглянуть в душу талантливого литератора и понять его духовный путь.
Микки Доннелли — ответственный парень, хотя в своем районе он выделяется из-за этого. У него есть верный друг — собака по имени Киллер, за которым он присматривает. Микки мечтает собрать денег, чтобы уехать в Америку со своей семьей, где они будут в безопасности от его жесткого отца. Но как достичь своей цели? Иногда, чтобы защитить близких, приходится пойти на опасный шаг в жизни.
В этой книге через интервью и очерки рассказывается о том, как писатели преодолевают препятствия на пути к своему успеху. Читатели узнают об испытаниях и победах, о сложностях взаимодействия с издателями, об историях о том, как предыдущий опыт автора влияет на его творчество. Ваши рукописи изменятся после того, как прочтете эту книгу.
Аннотация: В рассказе "Избранное" молодой поэт Теокрит оказывается в незнакомом городе Уйпешт, пытаясь найти путь к Дунаю. Встречаясь с необычными сценами ночной жизни, он наблюдает странные сущности на площади и задает себе вопросы о происхождении их появления. Смешение реальности и фантазии, таинственные образы и атмосфера загадочности создают особую атмосферу в произведении.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Виталий Листраткин

Сладкие сны

Аккуратно раз в месяц она возвращается, неизбежная и неизбывная, как зубная боль. Я знаю о ее возвращении, я чувствую и жду, со страхом, трепетом и вожделением.

   Странное чувство... Пугающее. У этой женщины совершенно мужское восприятие к предмету своего экстаза, то есть - меня.

   Я подозреваю, что она давно и умело занимается мастурбацией, ежемесячно используя меня как предмет, должный завершить апофеоз ее онанистических фантазий.

Виталиий Листраткин

Знак Зверя

Пролог о снах

...Жара. Песок мгновенно превращался в противно скрипящую на зубах пыль. За спиной раздался давно знакомый и оттого не пугающий звук разрыва гранаты. Дело обычное - зачистка кишлака в самый что ни на есть полный оперативный рост. На этаких сабантуях мы никогда не жалели гранат: экономить выходило себе дороже. Но иногда было приятным и дразнящим нервы прощупать объект вручную, с одним автоматом. В таком случае работа походила на игру, на единоборство, на вызов.

Михаил Литов

Картина паломничества

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Бывал я в этих не забытых Богом краях. Благословенно солнце, золотым голосом перекликающееся там с огромными куполами и напряженно вросшими в небо крестами многих и многих церквей, и тенисты кривые улочки, плывущие среди темной приземистой громады очень старых деревянных домишек. Если остановиться у белых стен монастыря и с неторопливой задумчивостью взглянуть на город, раскинувшийся на противоположном берегу реки, он как будто даже и непременно покажется оплывшей на столе свечой, а почему так, я судить не берусь. Но некоторая сумеречность впечатления объясняется, наверное, какой-то недостаточной внутренней освещенностью взгляда, ибо в действительной панораме городка ничего, пожалуй, нарочито тусклого нет даже в серые дни или при разных ужасных осенних ненастьях. Летом же он и вовсе сияет. Свечой что-то скидывается в его центральной части, где вдруг происходит затемненное высокое утолщение, венчающееся, однако, сверкающим, хотя вовсе и не позлащенным, куполом собора. В том соборе таинственный полумрак и веет на сердце древностью, заставляющей утихнуть и поежиться в изумлении даже самого легкомысленного. Видит непраздный глаз вокруг главной городской святыни, видит еще и там, где беспокойно теснятся как бы взрыхленные строениями городские низины, много странного, причудливого на вид, улавливающего внимание и внушающего удивление, тут и там возвышаются уцелевшие башни кремля, и отовсюду с лукавым подмигиванием светлых маковок выглядывают церквушки. Они, эти башни и церкви, наступают теплой волной, и от нее трудно отвести взгляд.

Михаил Литов

Клуб друзей китайского фарфора

В 1972 году вспоминаю 70-й. Помнится, зима тогда уже то и дело проносилась над унылой слякотью поздней осени. 70-й. Погода до безобразия капризная, мы в грязи, в тумане, в чем-то сомнительном и скучном. Серая дрянь беззвучно клубится за окнами. Начальник отдела Худой, принимая меня на работу, дает волю своему красноречию. У него всклокочены волосы и очки сидят на кончике носа, и мне радостно мое общение с ним.