Да услышат зовущего

Да услышат зовущего

Алан Кубатиев

Да услышат зовущего

Vivos voco, mortuos plango.

[Зову живых, оплакиваю мертвых (лат.)]

Надпись на колоколе

Бреннан вздохнул так шумно и горестно, что со стола взвилась бумажная салфетка.

"Ну кто мог предвидеть? Еще сутки в этой дыре, и заказы на аппаратуру вырвут из рук! Не-ет, первый и последний раз еду машиной... Слава богу, что эти вымогатели обещали к утру все кончить..."

Он огляделся. Народу в баре было мало. За соседним столиком шумно ел белобрысый здоровяк. Почувствовав взгляд Бреннана, он вопросительно уставился на него, потом насупился и еще пронзительнее заскреб ложкой по тарелке. Бреннан отвернулся.

Другие книги автора Алан Кайсанбекович Кубатиев
Марина и Сергей ДЯЧЕНКО. ХОЗЯИН КОЛОДЦА - Роман о молодом герое, который встречает очаровательную незнакомку и мечтает лишь о спасении своей бессмертной души. Урсула ЛЕ ГУИН. РОЗА И АЛМАЗ - Новая история из популярного цикла книг об удивительном мире Земноморье. Святослав ЛОГИНОВ. БОЛЬШАЯ ДОРОГА… - Эта опасная дорога подстерегает не только разбойников и грабителей. Пол МАКОУЛИ. ПЕРЕЧИСЛИ МЕРТВЫХ - Частный детектив отправляется по следу серийного убийцы и ищет способ встретиться с духом одной из его жертв. Гарри ТАРТЛДАВ. ЛОВЕЦ В РЕЙНЕ - История о неординарном герое, который оказывается в замке девушки Брунгильды и сталкивается с неожиданными препятствиями. Кейт ВИЛЬХЕЛЬМ. И АНГЕЛЫ ПОЮТ - Этот захватывающий рассказ выпадает на чисто удачную руку для проницательного репортера, который обнаруживает сенсацию масштаба века. Алан КУБАТИЕВ. ВЫ ЛЕТИТЕ, КАК ХОТИТЕ! - Хотя люди не могут летать, они изучили язык птиц, владея которым они могут передвигаться наравне с ними. Джуди БУДНИЦ. ГЕРШЕЛЬ - Рассказ, в котором автор исследует тему происхождения детей, идеальный для чтения всей семьей. Чарлз ДЕ ЛИНТ. ПИКСЕЛЬНЫЕ ПИКСИ - Если ваш компьютер заикается, возможно, в него проникли зловредные пикси. Далия ТРУСКИНОВСКАЯ. КЛАДОИСКАТЕЛИ - Звон монет притягивает. Но, может быть, это потому, что за ним слышны голоса живых? ВИДЕОДРОМ - Сборник японской мистики, феномен "Х-файлов", "Шрек" и многое другое. ВЕРНИСАЖ - Знакомство с искусством приятнее в компании. Евгений ХАРИТОНОВ. «СЧАСТИЕ, РАЗУМ И СИЛА…» - Этот роман является предтечей русской фэнтези и непременно заставит читателя подумать. РЕЦЕНЗИИ - Даже в мире фэнтези критики не могут удержаться от желания оставить свои отзывы о книгах научной фантастики. КУРСОР - Новости фантастики всегда актуальны, пока существует жанр. Виталий КАПЛАН. КВАДРАТУРА ЖЕЛЕЗНОГО КРУГА - Новый бестселлер от известной серии книг "Новая космогония". Олег ДОБРОВ. САМЫЙ ПРЕДАННЫЙ УЧЕНИК - Книги канадского автора - непременный выбор для поклонников фэнтези. Сергей НЕКРАСОВ. ПРОГУЛКА С ФАНТАЗИЯМИ - Биографический роман о старейшем фантасте России, который обязательно привлечет внимание критиков. БАНК ИДЕЙ - Наши читатели спасают планету! ПЕРСОНАЛИИ - И все они - такие разные...
Джеймс Джойс, известный ирландский писатель, занимающий почетное место среди великих авторов XX века, в своих романах «Улисс» и «Поминки по Финнегану» совершает удивительные трансформации реальности, вызывая самые разные реакции читателей — от восторженных похвал до обвинений в абсурдности и непристойности. Загадочная личность Джойса, старательно укрывавшаяся от назойливого преследования публики, стала объектом интереса для исследователей, и одним из них является автор первой русской биографии Джойса, Алан Кубатиев. В своей увлекательной книге он предлагает читателям пройти вместе с ним по историческому пути Джойса — от его детских лет в любимом и ненавистном Дублине до его смерти во время войны, раскрывая сложные смыслы и аллюзии, скрытые в произведениях великого писателя.
Аннотация: Книга "Эридиана (сборник)" представляет собой сборник научно-фантастических рассказов, которые исследуют различные аспекты будущего и фантастические явления природы. Авторы произведений отказываются от избыточного использования технических терминов, уделяя большее внимание социальным и философским проблемам. В этой книге научная фантастика рассматривается как художественная литература, предметом изучения которой является человек. Будьте готовы к завораживающему путешествию в мир, который неподвластен традиционной литературе, и который способен изменить нашу жизнь. Книга также представляет собой исторический обзор развития научной фантастики, начиная от работы Жюля Верна и Герберта Уэллса, и объясняет популярность этого жанра в современном мире.
Талантливый Фрэнсис Скотт Фицджеральд, переживший короткую и яркую жизнь (1896-1940), оставил нам неподражаемое наследие великолепных произведений, которые запечатлели эпоху, прозванную им "веком джаза". В его романах "Великий Гэтсби", "Ночь нежна", "Последний магнат" и рассказах изображены символы "потерянного поколения". Фильмы, основанные на его текстах, привлекали внимание знаменитостей Голливуда на десятилетия. Фицджеральд был истинным художником и чутким психологом, его произведения точно передают дух времени, в котором он жил. Книги Фицджеральда всегда востребованы и любимы читателями, их с удовольствием перечитывают на протяжении всей жизни. Автор и его биография схожи – они лиричны, грустны и изысканно-элегантны.

Алан Кубатиев

Книгопродавец

Крынкину всегда поручали ответственные дела.

Когда стало ясно, что "Эстетическая энциклопедия" так и будет лежать на складе до морковкина заговенья, Алексей Никитич вызвал его.

Крынкин вошел в крохотный кабинет, не, стучась, сел, не дожидаясь приглашения и спросил, не поздоровавшись:

- Что на этот раз повесите?

Алексей Никитич заметно рассердился. Знал он Крынкина не первый день, никогда его не одобрял, но признавал его полезность в решении проблем вроде Этой. Поэтому он притушил свой гнев и примирительно ответил:

Ажбека Бурангулова арестовали ночью и отвезли в некое секретное учреждение. Там его стали готовить к некой секретной работе. Любимыми предметами Бурангулова были пронырливание, успевание и движение, которые преподавати учителя в масках. Так какая же работа предстояла Ажбеку?

© kkk72

Алан Кубатиев

Ветер и смерть

Фантастический рассказ

Определить географическую "приписку" выпускника филфака МГУ, кандидата наук Алана Кубатиева непросто: осетин, вырос в Киргизии, образование получил в Москве, а сейчас живет в Новосибирске. Первые шаги в фантастике он делал в Москве, на семинаре молодых фантастов.

1

Японцы, родившиеся в такой стране, как

наша, неотделимы от японской земли; японская

земля и есть Япония, есть сами японцы. Что бы

Книга рассказывает историю, которая является типичным примером антиутопии. В ней описаны события, которые закрутились вокруг людей, попавших под контроль инопланетной цивилизации. Автор передает эту историю через россыпь различных повествований, которые приводят к загадочной и отрывочной концовке. Читатель погружается в калейдоскоп изразцветных эпизодов, которые передают яркие и живые ощущения, при этом не умаляя ужасность происходящих событий.
Популярные книги в жанре Научная фантастика
После окончания Третьей мировой войны, весь мир поменялся: в большинстве стран правят монархи, а известный нами вирус уничтожил 90% мужчин, что привело к редким и часто неполноценным мужским рождениям. Александр - слабовольный семнадцатилетний британский принц, один из шестидесяти принцесс. Он желает только одного - простую жизнь вдали от дворца и от жестокой опеки сестры Делинды, которой власть была передана после смерти матери. Единственный человек, которому он доверяет - его преданный и любящий телохранитель Каспар. Но всё меняется в жизни Александра, когда он узнает три слова: Зазеркалье Нашей Реальности. Что же это такое? Может быть, это настоящая причина миллионов смертей? Или может быть, причина для нового конфликта? Грядет нечто ужасное, и только один человек способен пролить свет на эту тайну - загадочный германский принц Саша Клюдер, который может стать как спасением человечества, так и его гибелью. В ситуации, где будущее находится под угрозой, Александр должен принять сложное решение, которое изменит все его представления о мире и себе самому.
Наконец-то вышла завершающая часть долгожданного романа, который читатели ждали целых два года. Три предыдущие книги автора разошлись огромными тиражами, почти 50 000 экземпляров было продано. В новом томе, который написан в жанре научной фантастики, сохраняются все самые яркие качества, характерные для Образцова: его фирменный стиль, захватывающий сюжет, множество головокружительных поворотов, загадок и тайн, а также детали, передающие атмосферу 80-х годов. Книга заставляет задуматься: что бы произошло, если бы Землю миллионы лет назад ненамного отклонила от своей обычной оси вращения или изменила тяготение и параметры, необходимые для возникновения жизни? Вероятность такого события почти равна нулю. Поэтому возникает вопрос: откуда вообще взялась жизнь на нашей планете? Была ли она спонтанной или рассчитанной? Может, наша цивилизация была результатом эксперимента высшей силы? А когда эксперимент под названием "человечество" закончится, нас просто сотрут с лица Земли, словно решенное уравнение. События книги происходят в Ленинграде в августе 1984 года. Смерть влиятельного преступника сначала считается самоубийством, а его необычные обстоятельства объясняются приступом безумия. Но по мере расследования все больше становится ясно, что происходит что-то гораздо более странное, загадочное и невероятное. Роман объединяет проявления человеческих эмоций, внутренних конфликтов и пороков в живописном сюжете, охватывающем пространство и время от Большого взрыва до наших дней. Эта книга относится к замечательному жанру фантастики, который способен дать нам ответы на самые сложные вопросы о природе и назначении человечества. Автор Константин Образцов, признанный мастер психологических триллеров, годами работал над романом, в котором он введет нас в мир известных цивилизаций, их чувств и нравов. Эта книга предоставляет множество пищи для размышления о природе реальности, пределах человеческого познания и происхождении Вселенной. Уникальное сочетание жанров делает этот роман поистине непредсказуемым: он начинается как обычный детектив, но затем приобретает черты булгаковской фантастической истории, чтобы наконец превратиться в увлекающую научную фантастику. Такое разнообразие жанров свидетельствует о великом мастерстве Образцова и его способности зажечь интерес читателя на протяжении всего романа.
Аннотация: В отрывке из книги "Оружие и мальчик" рассказывается о главном герое, Викторе Блюме, который получает в подарок игрушечную армию от своего отца в честь дня рождения. Восторженный мальчик рассматривает содержимое коробки со солдатиками, техникой и оружием, мечтая пойти с ними поиграть на улицу. Однако, из-за непогоды ему приходится отложить игру на завтра. Отец предлагает Виктору поиграть в старой песочнице в подвале, на что мать соглашается, подчеркивая необходимость соблюдения правил и одевания надлежащей одежды. Обрадованный мальчик отправляется в свою комнату подготовиться к игре, тем самым доставив максимальное счастье своим родителям.
Автор книги "Авраам, Гарри и Джон", Тони КИН, является студентом Манчестерского университета, готовящимся к получению ученой степени доктора философии. Он также занимается написанием комических сценариев, коротких рассказов и статей для журналов любителей рок-музыки. В отрывке главы книги, рассказывается о моменте, когда автор играет в покер с тремя парнями в городишке в Канзасе. Внезапно один из игроков обвиняет автора в шулерстве, что приводит к насильственному конфликту и огнестрельному инциденту.
Первый том собрания произведений известного фантаста включает в себя популярный роман "Фаэты", рассказывающий о гибели пятой планеты солнечной системы из-за разрушительного ядерного взрыва в океанах. Книга повествует о приключениях выживших героев и их потомков в новом мире после страшной катастрофы. В томе также представлены иллюстрации от художника Ю. Г. Макарова и оформление от А. Е. Ганнушкина, которые дополняют атмосферу фантастического мира, созданного автором.
Том 3 "Пылающий остров" из собрания сочинений Александра Казанцева начинается с описания загадочной катастрофы, произошедшей в Сибири в 1908 году. Взрыв с необъяснимой силой разрушил все на своем пути, вызывая необычные явления, такие как белые ночи и сотрясение земли. Загадочные события исследуются русским ученым Полкановым, который сталкивается с таинственными последствиями этого ужасного события. Открытия и тайны разгадываются в этой захватывающей книге, в основе которой лежит философия о том, как идеи и восприятия отражают реальность.
та загадочный отрывок из книги "Пыль и пепел или рассказ из мира Между" захватывает читателя с первых строк. Герой оказывается в странных и жутких ситуациях, где мир реальности переплетается с миром кошмаров. Неожиданно звонок телефона рвет его из кошмара и возвращает в реальность, но неведомая тревога остается в воздухе. Книга обещает захватывающее путешествие в мир темных снов и страстей, где реальность нередко стирается гранью между жизнью и смертью.
"Баловень судьбы" - это история молодого человека по имени Антуан, который отправляется в Бургундию, чтобы заняться виноделием после того, как его отец умер и оставил его без средств к существованию. Встреча с эффектной матерью шоколадно-блондак с лицом-ангелом наводит его на мысль о том, что может быть встреча с ней не случайна. Сможет ли Антуан найти свое счастье в среде виноделов и стать успешным, или же он будет баловнем судьбы, брошенным на произвол судьбы?
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А.Кубатиев

Рецензия на "Цветы на нашем пепле" Ю.Буркина

Юлий Буркин. "ЦВЕТЫ HА HАШЕМ ПЕПЛЕ"

Вечно я опаздываю. Правда, если тебя ждет мина с часовым механизмом, это даже полезно.

Честно скажу: до сети добрался совсем недавно и книгу Юлия Буркина прочел с ужасным запозданием, после того, как её истоптал беспощадный Алексей Караваев и солидно одобрил Дмитрий Володихин. Может, оно и к лучшему. Какой-нибудь очередной Лурье обвинит меня в том, что я за кого-нибудь.

Перевод

с новотуранского

кандидата филологических наук

А. КУБАТИЕВА

РУКОПИСЬ, НАЙДЕННАЯ

В ПАРКЕ

Партизан врывается в избу и шёпотом кричит: - Бабка, немцы есть в деревне ? - Что ты, родимый, война-то уж лет двадцать как кончилась! Партизан спрашивает: - Тогда чьи же это я составы двадцать лет под откос пускаю?. Анекдот, слышанный переводчиком1 еще в пионерском возрасте

"...Когда нам на лето новый историк задал сочинение на тему "Мое место в истории Азиопы", я сперва думал, что фигня. Но потом понял, что нет. В первых, он предупредил, что оценка пойдет в четвертную, а во-вторых, я знаю, что у него на меня клык. Он думает, что это я его засадил в порноактуалы с трансвеститами, а это не я, а Казан с кодлой, но ведь не пойдешь же стучать... У меня была надежда на Чуингама, но он, таракан, открутился: положили в такую больницу, куда фиг пролезешь, а то бы он мне все и написал. Но его наконец отрезают от братьев и удаляют ему глаз - Фонд Осириса помог, и раньше зимы он оттуда не выйдет. И когда я начал скрестись сам, то понял, что залип классно. Конечно, историю стыдно не знать, но откуда же её знать, если я в ней не участвовал? Дед, то есть прадед, участвовал, но в какой-то совсем другой, и рассказывать не хочет - наоборот, злится, когда я к нему пристаю, и шипит: "Отстань! Ишь, отдел кадров нашелся!..." А когда я спрашиваю, что такое отдел кадров, он несёт всякую ерунду. Асельке кайф - её дед сидит дома, потому что не любит пользоваться ногами, и всегда рассказывает что ни попросишь, прямо обо всем. Только иногда он берёт их машину, проехаться по местам своей боевой славы, возвращается в настроении, поздоровевший и говорит, что вспомнил много нового. Мне иногда кажется, что он не во всём участвовал, про что рассказывает, но он жутко интересно рассказывает, и просто духу не хватает цепляться или там прикалывать. Очень интересно рассказывал, как они засели в сельсовете и отстреливались от Берии, пока не подоспела подмога. Или как он потом разговаривал с Ленноном и уже почти убедил его принять ислам, но Сталин его, Леннона, за это пристрелил. Ещё он рассказывал, как какой-то Жирновский ему подарил шашку, правда, обманул - оказалось, алюминиевую. Наша учительница истории, когда я про это проговорился, устроила истерику, обозвала меня фальсикатором, или как-то ещё, а господин Намазбеков её потом уволил, потому что мой дядя - ветеринар члена совета попечителей, и он забздел, что я ему пожалуюсь, но только я бы не пожаловался, потому что я не дятел. Даже на Казана историку не стукнул, хотя он гад. А родителей спрашивать неинтересно, потому что они ничего не знают. Нам задали сочинение про Фредди Меркьюри, и я отца стал спрашивать, а он ничего не знает - стал мне про "На-На" заливать, что они потомки или там наследники "Квин", а они накрашенные, старые и отвратные, едва по сцене таскаются и тексты у них дурацкие, только девчонки в подтанцовке бывают клёвые, но редко, а мать вообще ничего исторического не помнит, только про какого-то Сидоркана рассказывала, как она с ним на балу в Репино танцевала. По-моему, хан такой был. Приходил на Русь. В общем, ни у кого ничего не узнаешь, а книги - там же одна брехня и во всёх разная. Лучше спрашивать у тех, кто сам участвовал. Вот Асанкиному деду ноги оторвало на космодроме при старте первой туранской ракеты с нашим, туранским космонавтом - он из шахты не успел уйти, то есть ушёл, но не весь, ноги застряли и ему их оторвало потоком газов. Он успел отползти, и его не придавило, когда ракета упала на президентскую трибуну и всех там поубивала. Правда, потом он как-то раз ещё рассказывал, что отстрелил их себе из гранатомёта при штурме Белого дома, а я спросил, за кого он был, и чей это был Белый дом, а он сказал, что его контузило и он не помнит. Наверное, спутал или про разные ноги рассказывал - сперва про одни, потом про другие. Новые ноги ему выдали как ветерану, но я уже говорил, он ими не любит пользоваться, потому что они сделаны на Нунчакском радиозаводе имени Первого Демократа (бывший Маскары Макаевой) и всё время заедают, особенно при ходьбе - то одна не опускается, то другая, а однажды они как побежали спиной вперёд, а у ног же память, и он бегал всюду, где в этот день побывал, пока не сели аккумуляторы и под конец прибежал домой и застал свою новую четвёртую жену с бурятским культурным атташе, хотел его зарубить, но в протезе лопнуло крепление и он из него выпал, а атташе убежал. Это рассказывал не он, а Аселька, под честное слово и под американку, то есть если я проболтаюсь, она мне чего угодно может приказать. Я думаю, это тоже историческое событие, потому что атташе иностранец, и я его записал в дневник. Потом я сходил в музей восковых фигур, но толку было мало, потому что там ночью сломался кондиционер и начал работать на нагревание и сторож мне сказал, что теперь из них только свечки делать; это уж совсем непонятно, потому что свечи не тают, я видел, как их у отца меняли, у него есть старинный бензиновый автомобиль, а в нём свечи, но они из железа с фарфором и не горят. Короче, никто про историю ничего не знает, и спросить не у кого: правда, Валерка ездил для китайцев за женскими дистанционными презервативами в Штаты и говорит, встретил там одного мужика, который пишет книжки по нашей истории, классно зарабатывает на них и всё про неё знает, и наверное, правду, потому что им на нас наплевать и они нас просто так изучают. Но в Штаты сейчас так легко не протыришься, надо или как Валерка, чтобы тебя китайцы послали, или чтобы словчить, потому что у них там сейчас трудности. С продуктами и вообще. Они всё нам и на Кубу посылают, чтобы мы только их не трогали и к ним не переезжали. Только наших бывших пограничников и ментов принимают и сразу ставят их в погранохрану, к Американской Стене, называется рейнджеры. Говорят, наши самые надежные, потому что к ним идеи интернационализма, расового равенства и гражданских прав совсем не прививаются. Аселькина мать работает в сулейманском посольстве, но они там тоже насчет истории не очень, и вообще она скоро оттуда уйдет, потому что ей женская форма не нравится - очень толстое сукно и ботинки тяжелые. И служебная паранджа неудобная. Когда чай пьют, надо или на женскую половину переходить или стакан под паранджу подсовывать. А больше всего она боится, что ихние моджахеддины узнают, что она в нашем лицее преподает сантабарбароведение. Я с горя потащился в штатовское посольство, а там все американцы где-то прячутся и к нам выпускают опять же наших, которые у них служат, а от них никакого толку, они мне насовали всяких проспектов про гражданские права родителей и про безопасные наркотики и всякую другую фигню. Ну, теперь мне точно шандец, потому что если получишь двойку в четверти, пропадает плата за весь год и отец меня загрызет и из команды тоже вышибут, а я только-только стал играть в нападении, а историк меня доест. Он дяди Тлеубергена не боится, потому что сам дальний родственник подруги жены ошпаза1 акима2 нашего окмота3. И когда я сидел дома и грыз ногти и не знал, что делать, заявился домой отец и сказал матери, что один клиент расплатился с ним путёвками в "Победу", потому что денег после процесса у него не осталось. Он сказал, что хочет поехать сам и отдохнуть и это стыд, что мы, русские, не знаем своей истории. Мама сказала: "О да!..", потому что более или менее русская у нас только прабабушка Стася - она была санитаркой в польской армии, правда, я не знаю, в какой именно. Она и сейчас иногда ругается по-польски, а я у неё учусь и учу пацанов. Дед, то есть прадед, у нас наполовину казах, наполовину кореец и еврей, отец наполовину казах-кореец-еврей, наполовину хакас и украинец. Мама наполовину немка и вроде на четверть полячка, наполовину чеченка, китаянка и гречанка, только не греческая, а какая-то помпейская - она сама точно не знает. Если мне ещё и все эти истории учить, вообще съехать можно. Но отец в тот раз говорил только про русскую историю, а это значит, что он продул процесс. Когда он выигрывает, он говорит про казахскую или иудейскую, поэтому русскую историю я знаю в классе лучше всех. Жалко, что у нас её учат только в первом классе. Он сказал, что если есть такой Парк, созданный с благородной просветительной, воспитательной и духовозродительной целью ( я это все на диктофон записывал, чтобы не переврать, и потом через вокопринт спечатал), то наш долг перед нашей исторической родиной его посетить и вообще он уже три года не был в отпуске. Мама сказала, что тогда уж лучше на Теплозеро, пока оно еще наше и не совсем высохло, или на Арал, пока в нем вода еще свежая, и шашлычников на некоторых пляжах совсем почти нет. Отец сказал, что мы всё равно всегда успеем, а евразийско-азиопейскую границу могут в любой момент закрыть, и уж лучше пусть её закроют, когда мы будем там, чем тогда когда мы будем здесь. Мама спросила, почему ему так хочется быть интернированным, а он ответил, что интернированными занимается Красный Крест, Красный Полумесяц и Красный Могендовид, а гражданами Азиопы никто не занимается, их только никуда не пускают и на каждой границе дезинфицируют, а с путевкой "Победы" мы туда проскочим как миленькие. Ну и просто интересно. Мама сказала, что ей совсем неинтересно развлекаться таким жутким образом и что он может сходить с ума любым привлекающим его образом, а в компанию взять меня или деда. Тут мы все захохотали, потому что дед выходит из дому только в клуб туранских юристов, где сначала выпивает в буфете пару рюмок "Миноса" или "Царя Обезьян", начинает скандалить и размахивать костылем и через час его привозят домой, где он доругивается с нами. Бабушка Стася третий год живет с чабанами на отгонных высокогорных выпасах1, помогает им массировать яков и стричь волков, и снимает многосерийный видеон про их жизнь, а с нами связывается через спутник. Если кому и ехать с отцом, то только мне. Вообще-то я бы не против и решил, может, чего узнаю. И буду вести путевой дневник, а из него получится сочинение. Кайф!..

АЛАН КУБАТИЕВ

СНЕЖНЫЙ АВГУСТ

Волоча мгновенно омертвевшую ногу,

он с трудом приподнялся на вязнущих

в снегу руках и встал на ноги..

СНЕЖНЫЙ АВГУСТ

Извиваясь, Август кое-как разгреб льдистые комья и жадно глотнул жгучий воздух. Так дернулся во сне, что стенки норы в снежном надуве не выдержали...

Август помотал головой и клочьями правой перчатки отер набрякшее лицо. Щетина хрустела. Режиссер Карманов первым осмеял его бороду, торчавшую пестрыми "кустиками" во все стороны.

Алан Кубатиев

Сотня тысяч граммов благородных металлов

В вагоне тьюба сидели всего четыре человека, но и те сошли на промежуточных станциях. Холин бродил по вагону, стараясь ощутить скорость, с которой мчался в магнитном поле горизонтальной шахты, проложенной глубоко под камнями и прославленным вереском Шотландии. Ах, обостренные некогда рецепторы человека...

Он снова расстегнул сумку. Блокнот лежал в тщательно затянутом молнией кармашке. Все материалы были в памяти ИТЭМ, но из какого-то бумажного суеверия он берег пачку листов, стиснутых пружинной скрепкой, Почти семь лет она ждала - с позапрошлой Мессинской регаты... Басовитый гудок заставил Холина поднять голову. До Лейхевена осталось три станции. Он встал и подхватил сумку.