Дождь в праздник

Дождь в праздник

Натиг Расул-заде

ДОЖДЬ В ПРАЗДНИК

Ему тридцать один год, и дослужился он всего лишь до должности младшего инженера в маленькой конторе ремонтно-строительного управления. В одной полуподвальной комнате сидят вместе с ним бухгалтер, Роза-ханум, или тетя Роза, как ее обычно все называют, толстая, пожилая женщина, питающая болезненную слабость к старым, отжившим свое шляпкам и сумочкам, машинистка Люба - молодая, несколько потрепанная годами и образом жизни, разошедшаяся год назад с мужем, худая и грудастая женщина; и еще, зачастую, так часто, что их смело можно причислить к обитателям этой комнаты, приходили посидеть сюда прорабы и шоферы управления, так как другой подходящей комнаты кроме этой управление не имело.

Другие книги автора Натиг Расулзаде
Юный герой возвращается в родной город Баку после службы в Афганской войне, но с тяжелым ранением и потерей правой руки. Он сталкивается с невозможностью найти достойную работу и получить заслуженную инвалидную пенсию из-за коррупции чиновников. Таким образом, он вынужден устраиваться на унижающие и низкооплачиваемые работы для поддержания себя и своей больной матери. В какой-то момент его жизни случаются неожиданные встречи с преступным миром наркотрафикантов, которые используют его в качестве наркокурьера. В начале он рад заработку, однако вскоре осознает всю аморальность и опасность своего участия в этой незаконной игре. Смогут ли герой и его мать выбраться из этого ореола преступности и суровой жизни?
Эта книга рассказывает историю запрещенной любви между зрелой женщиной и молодым парнем. Она становится его учителем в мире страсти и сексуальности, помогая ему стать самодостаточным и сильным человеком. Несмотря на опасность и осуждение со стороны общества, их чувства с каждым разом только укрепляются. Книга описывает историческую атмосферу 70-х годов и погружает нас в жизнь жителей странного южного города.

Натиг Расул-заде

ДОМ

Этот поезд мне чертовски надоел за трое суток езды в нем. Грязный от пола до, казалось, годами немытых стекол окон, которые не хотели ни опускаться закрытые, ни подниматься опущенные, так что в коридор задувал ветер, нанося солидный слой пыли на все, что тут имелось. Плевки и раздавленные окурки на полу. В купе тоже было не чище. Клубы дыма. Громкие разговоры за стеной. Впечатление, что стена эта сделана из картона - такая слышимость. Дурацкая игра в подкидного, сопровождающая, как правило, все поездки; игра, кажется, столь же древняя, как сама идея передвижения в пространстве в обществе таких же, как ты сам, болванов. Хмурая, с вечно испачканным подбородком проводница, старающаяся подсунуть вам теплый и светлый, как моча, чай. Мне все представлялось, что, когда ей это удавалось, проводница, заперевшись в туалете, сев на унитаз, хихикает, потирает руки, чтобы дать выход своим чувствам. В холодном и вонючем туалете. Я ее возненавидел. Хватило бы и двух часов, чтобы возненавидеть ее, а за одно и всю эту поездку, весь вагон, купе, дикие, беспричинные взрывы хохота за стеной; стук костяшек домино серопижамных, напоминающих пациентов психбольницы, попутчиков; пронзительный, как зубная боль, непрекращающийся плач ребенка за два купе от нашего, дискомфорт; холод по ночам, неизвестно откуда берущийся, если вспомнить, что середина мая, довольно-таки теплого, чтобы не сказать жаркого... Все это я возненавидел до того сильно, что решил сойти с поезда на ближайшей станции. Когда я осведомился у проводницы, она, предварительно поковыряв толстым пальцем в зубах, зло и официально, будто радио на платформе, объявила, что ближайшая станция только через шесть часов, то есть од утро, и называется она - Городок. "А какая она из себя? -глупо спросил я, изо всех сил притворяясь, что общение со столь обходительной проводницей доставляет мне удовольствие и хочется его немного продлить. - Что это, на самом деле городок? Жить в нем можно?" "А кто его знает... - не сразу ответила она, предварительно посмотрев на меня так, будто я нахамил ей; но тут же взгляд ее стал презрительным, видимо, своим наметанным оком она угадала во мне бездельника, которому все равно куда ехать и где выходить. - Называется Городок. А жить... можно, наверно, раз живут в нем..."

Главные действующие лица в романе "Среди призраков" подростки и юноши, чьи судьбы по тем или иным обстоятельствам не сложились, кто с трудом, после долгих мытарств возвращает себе утраченное человеческое достоинство.

После переезда из Баку в провинциальный российский город к другу, молодой парень оказывается в тюрьме из-за схватки с бандой насильников. После четырех лет заключения он освобождается и встречает женщину, в которую влюбляется, решает остаться с ней и жениться. В один вечер, когда они возвращаются домой из поездки за город, они сталкиваются с группой юных скинхедов, которые начинают домогаться жены. Он сражается с ними, имея дело с кастетами и ножами. Парень удается повалить нескольких из нападавших, но один из старших членов группы стреляет и ранивает его смертельно. Поздно вечером при остановке на станции-полустанке, уже почти безлюдной, скинхеды тащат труп парня и его тяжело раненую жену доя изнасилования. Женщина выживает, но находится в коме в больнице несколько дней. После пробуждения она просит уведомить брата своего погибшего мужа, проживающего в Баку. Брат покойного был бывшим десантником, офицером милиции, и приезжает, чтобы отомстить. Начинается охота на скинхедов.
Книга "Рисую птицу" автора Натига Расул-заде рассказывает о жизни главного героя, молодого художника, который сталкивается с непониманием и критикой со стороны своих близких. Отрывок начинается с описания мрачных чувств и эмоций героя, который столкнулся с критикой и презрением своих работ. Герой находит вдохновение в рисовании рук этих людей, которые, по его мнению, отражают больше истинной сущности, чем слова. Действие также переносится в будничную ситуацию, когда главный герой просыпается с запахом горелой еды и общается с дедушкой о работе и мужественности. Аннотация отражает основные темы отрывка, такие как непонимание и критика художественных работ, трудности в поиске вдохновения и самосознание главного героя, а также отношения с родными и понимание понятия "работа".

Натиг Расул-заде

БРАТ

Ночью внезапно ему сделалось плохо, в какой-то миг он даже подумал, что умирает, не доживет до утра. Голова болела адски, нечеловеческая боль висела где-то в области височной кости, пронзала череп, его стошнило на коврик перед кроватью, сил не было подняться, дойти до туалета. Жена переполошилась, в "скорую" звонила. Было четыре утра, когда все прекратилось так же вдруг, как и началось.

- С чего бы, господи? - тихо, испуганно причитала Маша, жена. - Вроде бы ничего не ел такого, я думала, отравился, все симптомы отравления...

Натиг Расул-заде

НЕМОЙ

- Я видел сон, - пробормотал он, еще не совсем проснувшись, не открывая глаз. Некоторое время он не отвечал, подремывая, но хрупкий предутренний сон быстро шел на убыль. Он открыл глаза, посмотрел на потолок и, не имея привычки лежать в постели после окончательного пробуждения, поднялся с кровати.

- Какой? - спросил он.

- Я видел сон, что будку занесло снегом, - ответил он и тут посмотрел в окошко. - Смотри-ка, - ворчливо произнес он, - и правда - занесло

Популярные книги в жанре Современная проза
Я работаю в компании, занимающейся организацией детского туризма в Перми. Наше предприятие проводит походы летом и организует поездки в разные города и автобусные экскурсии зимой. Общение с школьниками в пути всегда было непростой задачей, ведь они обычно нетерпеливы и не очень заинтересованы в изучении новых вещей. Однако, я решил попробовать заинтересовать их рассказами о нашей земле. Чтобы делать это увлекательно и правдоподобно, я сам стал изучать книги о Пермском крае. И тут передо мной открылся совершенно неожиданный мир! Знакомые места, которые казались мне загадочными и скучными, раскрыли свою яркую и глубокую историю, оживлись смыслами и эмоциями, окружились атмосферой поэзии. Я словно услышал, как земля под моими ногами заговорила, рассказывая свои удивительные истории. Теперь я готов поделиться этими знаниями с нашими маленькими путешественниками, чтобы они тоже могли увидеть и почувствовать все прекрасное, что нас окружает.
Это история о небольшой издательской компании и людях, которые в ней работают. Она расскажет нам о редакторах, которые помогают молодым авторам, жаждущим славы, а также о знаменитых и самодовольных писателях, которые уже давно забыли о трудностях начала карьеры. Главный редактор сражается с влиятельным автором, который предпочитает действовать по своим понятиям. В этой истории мы окунемся в противоречивый мир писательства и издательской деятельности, где даже на первый взгляд безобидные отношения могут привести к трагическим последствиям. Каждая страница этой книги проникнута духом борьбы и страсти, которые охватывают эту небольшую издательскую компанию.-
Терези Дери, известная венгерская писательница, создательница множества произведений, как в жанре романов, так и рассказов и пьес, завоевавших популярность не только в родной стране, но и за ее пределами. Один из ее знаковых романов, «Ответ», описывает события, разворачивающиеся в 20-х - 30-х годах в Венгрии, с бурными временами фашизации, борьбы рабочего класса и вечным стремлением к свободе. В центре сюжета - история Балинта Кёпе, обычного рабочего, и профессора Зенона Фаркаша, совершенно разных миров, но объединенных сопротивлением и надеждой на лучшее.
Аннотация: В рассказе "Избранное" молодой поэт Теокрит оказывается в незнакомом городе Уйпешт, пытаясь найти путь к Дунаю. Встречаясь с необычными сценами ночной жизни, он наблюдает странные сущности на площади и задает себе вопросы о происхождении их появления. Смешение реальности и фантазии, таинственные образы и атмосфера загадочности создают особую атмосферу в произведении.
"Записки Черного охотника" представляют собой увлекательное путешествие в мир охотников, где каждый отрывок наполнен атмосферой страсти и приключений. Открытие осеннего охотничьего сезона в одном из самых популярных охотничьих хозяйств становится поводом для встречи старых друзей, обмена опытом и историями, а также обсуждения новшеств в мире охоты. Автор умело передает атмосферу уютных охотничьих бесед у костров на берегу Бежинских озер, где звучат охотничьи байки, порой основанные на реальных событиях, порой приукрашенные фантазией, но всегда увлекательные. Книга привлечет внимание не только охотников, но и любителей захватывающих историй.
Жизнь Эллы наполнена тайнами и потерями, связанными с Бумажным дворцом - местом, где она нашла счастье, но потеряла его вскоре. Возвращаясь туда снова и снова, она питает надежду найти ответы на свои вопросы и вернуть то, что было утрачено. Однако один день изменит все, привычная жизнь рухнет, и перед героиней откроется неизвестное, полное страха и соблазна. Необходимо всего лишь один шаг, чтобы начать новое путешествие в жизни.
Семнадцатилетняя Жозефина работает на табачной ферме и мечтает об искусстве. Ей приходится терпеть издевательства хозяев, поэтому она решает сбежать. Лина, молодая юристка из Нью-Йорка, ищет справедливости и раскрывает тайны прошлого, связанные с Жозефиной. Роман Тары Конклин рассказывает о таланте, поиске справедливости и связи двух женщин на расстоянии столетий. Работа писательницы основана на серьезных исторических исследованиях, что делает роман убедительным и интересным. Он запутывает и завораживает читателя с первой главы, переносит в прошлое и оставляет мысли даже после завершения чтения.
Девушка Вика оказывается в странном месте после того, как ее похитили и отвели в неизвестное место. Она сталкивается с загадочным существом, которое предлагает ей спастись. Начинается захватывающее приключение, полное тайн, опасностей и загадок, где Вика должна найти способ вернуться в реальный мир. "День вчера сегодня завтра" - книга, которая увлечет читателя в мир фантазии и мистики, где каждое событие может изменить всю дальнейшую жизнь главной героини.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Натиг Расул-заде

Эдисон

Способность эту, вернее сказать, дар Божий Эдисон обнаружил в себе на тридцать восьмом году жизни, на следующий день после того, как, войдя вечером в свой подъезд, был примитивнейшим образом напуган дурачившимися в темноте детьми.

- Гав! - выбежав навстречу ему из-под темного лестничного пролета, в один голос истошно крикнули мальчишки, продемонстрировав великолепную звуковую синхронность, и, звонко хохоча над своей невинной детской шалостью, рассыпались в разные стороны по улице, видимо, опасаясь преследования со стороны потерпевшего; а потерпевший, сильно напуганный, выронил из рук вдребезги разбившуюся люстру с тремя золотистыми плафонами, мечта о покупке которой лелеялась не один месяц, и вдруг стал задыхаться, будто кто-то невидимый перехватил ему горло петлей, перекрыв подачу воздуха, и тут же короткие, неуправляемые, спазматические струйки горячо оросили Эдисону спереди брюки, которые только сегодня утром он забрал из химчистки, уплатив, скрепя сердце, такую грабительскую цену, за какую вполне можно было бы купить новые брюки в магазине уцененных товаров.

Натик Расул-заде

ФОКУСНИК

Большим алым цветком распускалась в ней боль.

Она сидела на подоконнике и безучастно смотрела на ребят, играющих во дворе, И ей казалось, что нет ее тут вовсе, на этом подоконнике, а это только боль вместо нее - цветок боли склонился к окну и следил за мальчиками и девочками во дворе.

Ей было непонятно, чему они смеются так весело, эти ребята во дворе, как вообще можно смеяться, когда все вокруг окутано непреходящей, неизбывной болью.

Натиг Расул-заде

ИСПОРЧЕННЫЙ ВЕЧЕР

Это было ошибкой, и он понял, что совершил ошибку, как только увидел ее в холле гостиницы. Нет, нельзя было так неосторожно, так внезапно будить прошлое, тем более, когда прошлому уже более двадцати лет. Но дело сделано и теперь приходилось расплачиваться за необдуманные действия. А что придется расплачиваться, он почувствовал почти тут же, как увидел ее лицо. Боже; какой я дурак, подумал он.

Так уж случилось, что среди многочисленных приездов в Москву, среди беготни и суеты, в командировочной бестолковщине и неуюте, только в этот раз, только теперь у него оказался свободный вечер и, не зная, как убить его, сидя в своем номере в гостинице и рассеянно поглядывая на светящийся экран телевизора, он решил вдруг позвонить ей. Не раздумывая, поднялся с кресла и набрал номер. Номер ее телефона он хорошо помнил - ему даже не пришлось заглядывать в свою записную книжку - потому что звонил ей во время прошлых своих приездов в Москву, а память у него на номера была отличная. Он помнил ее голос со времени их последнего разговора - голос совершенно не изменившийся, голос из прошлого, из их молодости, когда они были влюблены друг в друга.. Господи, пронеслось у него в голове, едва он завидел ее, неужели это ее я так безумно любил двадцать лет назад? На миг возникла даже мысль бежать, пока она его не заметила, шмыгнуть, обратно в лифт и запереться в номере. Но потом он вспомнил, что время с тем же, если не большим успехом, переделало его. Эти облезлые волосы, этот выпяченный живот, неряшливость в одежде.

Натиг Расул-заде

КРОКОДИЛ

Часам к десяти уже творилось черт знает что, дым стоял коромыслом, и многие из присутствующих, безнадежно опьянев, и таким образом машинально выбыв из состава веселившихся, валяющиеся там и сям в просторной трехкомнатной квартире, невольно становились дезертирами, нарушая договоренность всей компании гулять до утра. Но оставшихся потреблять и вкушать это обстоятельство мало трогало; было шумно, бестолково, крикливо и уютно, как бывает, когда собираются только близкие и давно знакомые люди. Это и были давно знакомые люди: компания человек в двадцать молодежи собралась отпраздновать юбилей пять лет со дня окончания института. Звон посуды, улыбки; воспоминания лились рекой, соперничая в шумном своем течении только с другой рекой - вином, поглощаемым экс-студентами в огромном количестве. По всему было видно, что запланированная на гульбу ночь превратится в легкое дуновение, в иллюзию, заполненную многоголосым храпом ослабевших - не в силах дойти до дому - гуляк; и хозяин квартиры Ф. уже предчувствовал это и пьяными своими мозгами старался сообразить, куда можно будет пристроить (даже если половина из них разъедется, надо полагать -девушки) столько остающихся ночевать гостей. Хотя некоторые из них уже пристроились, как могли. Но в том-то и дело, что Ф., человек слишком аккуратный и педантичный, не мог позволить, чтобы -пристраивались, кто как мог. Грош цена ему тогда, как хозяину квартиры. Он сам подал мысль друзьям, чтобы собирались у него, и теперь чувствовал себя в ответе за комфорт своих гостей; даже если вся компания скопом решит переночевать у него, он, Ф., должен соответствовать и не ударить в грязь лицом. Надо было, непременно надо было придумать, куда и как разместить столько человек, чтобы всем было удобно. Постепенно Ф. стала раздражать эта мысль, ему казалось, что она мешает думать о чем-то более важном, что сумеречно, призрачно шевелится в голове; казалось, что эта обыденная мысль отгоняет краешек другой, более неотложной, раздражительно-привлекательной, которую необходимо додумать и которую Ф. вот уже столько времени пытается поймать дрожащим от нетерпения, неверным сачком логического подхода. Нет, не получалось. Не давалась более важная мысль, не ловилась. А тут еще Эсмира прилипла к нему. Хлебнула лишнего. Явно хлебнула лишнего и не дает ему прохода, преследуя глупыми расспросами о неудавшейся в прошлом году женитьбе Ф. Женитьба в прошлом году на самом деле расстроилась, об этом знал кое-кто из его институтских приятелей, информация, как водится, пошла дальше по цепочке, и теперь все присутствующие были осведомлены, что, впрочем, мало волновало Ф., пусть знают. А Эсмира - девушка его студенческих лет. Они долго, почти два года встречались, и уже решили было пожениться, как только закончат институт и получат дипломы, но разошлись вследствие какой-то пустяковой размолвки, которую очень просто было бы устранить и загладить, но, видимо, у Ф. был талант разрушать еще не построенное, и противоположная сторона, учуяв этот дар небес в будущей своей половине, решила ретироваться, пока не поздно, то есть, пока она одна, а не с прибавлением. И вот теперь, когда все прошло и оба давно уже успокоились, Эсмира вдруг на этой вечеринке, напившись и, естественно, опьянев (нарочно опьянев, на зло ему с неприязнью думал Ф.), решила, как видно, отравить ему удовольствие от редких теперь общений с друзьями. С бокалом шампанского, который давно уже оставили последние озорные пузырьки, вследствие чего выглядел он особенно уныло (разжиженная касторка с плавающими звездочками электрических лампочек), она преследовала его по всей квартире, задавая пьяные, порой рискованные вопросы, ответы на которые явно не интересовали ее, и шокирующие Ф. своей не девичьей циничностью. Ф. полагал, что не пристало молодой особе задавать столь пошлые вопросы. Вот такой он был, этот Ф.