Экзерсис

Экзерсис

Эммануил Радаканаки

Экзерсис (пьеса без морали)

Поспелов ходит по сцене и пытается спрятать какую-то коробочку.

Поспелов. Куда бы? Никто... Никто не должен найти. Иначе сразу догадаются... И отправят... Никто... Почему всегда... Такие любопытные. Но не на такого напали! Я их всех умней на голову. Пусть они сильнее. Пусть. Но! Насилием ничего не добьешься, господа! Вы можете заставить меня притвориться, что я с вами. Но! Но душа! С моей душой вы сделать ничего не можете. Накося выкуси. Если только найти подходящее местечко...

Другие книги автора Эммануил Радаканаки

Эммануил Радаканаки

Бум бум бурум

Лесная песенка III

Действующие лица

1. Бобренок

2. Козленок

3. Зайчонок

4. Бурундучок

5. Лось

6. Лиса

7. Медведь

8. Ежик

Действие 1

Весна в лесу. Все цветет, все радостно зеленеет.

На полянке у речки сидит Бобренок. Он совсем не весел, корчит рожицы и дразнит собственное отражение. Вид у него унылый. В лесу раздается чей-то голос.

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее
''Как я мечтаю выбраться в Москву, хотя бы на некоторое время! Сейчас идет сезон концертов в консерватории, а я безумно обожаю музыку, просто в ней утонченное наслаждение! Но не только музыку я обожаю, но и всю эту блестящую жизнь, высокий образ жизни, прекрасные наряды, богатство цветов, вежливые и изысканные манеры... Вот только мне придется ограничиться мечтами, ведь у меня дома масса дел.» Эта книга - настоящая драма, разделенная на две части, идет без изменений от автора. Можете себе представить все эмоции и ситуации, описанные в ней, заставляющие вас сострадать героине и понять ее стремление к жизни в большом городе с музыкой и роскошью''.
Книга "Пьесы" представляет собой сборник пьес, написанных автором Александром Молчановым в 2015 году. В начале книги автор рассказывает о своем случайном попадании в театр и отсутствии у него большого интереса к этому виду искусства. Однако, после ознакомления с пьесами Пресняковых, Курочкина и Пряжко, автор понял, что театр дает ему возможность выразить свои мысли и чувства на новом языке - языке новой драматургии. Автор подчеркивает важность написания для театра, так как он считает, что оно предоставляет сценаристу практически безграничную свободу самовыражения, в отличие от кино. Отрывок из книги "Пьесы" представляет собой диалог персонажа по имени Андрей, который обсуждает свое отношение к молитве и религии. Он задается вопросами о том, почему молитва всегда сопровождается плаксивой интонацией и почему Богу нужны унижения и поклонение. Андрей также обсуждает свои собственные сомнения в существовании Бога и считает, что молитва может быть всего лишь психологическим эффектом или проявлением энергетического сгустка в космосе. Он выражает свое нежелание принимать унижения и считает, что должен быть обращен по-человечески и с достоинством.
Книга "The best: Пьесы" - это первое русское издание пьес братьев Пресняковых, которые с успехом идут в различных театрах по всему миру. В данной серии сохранена авторская пунктуация и оформление серии выполнено художником И. Ворезовым. Книга рассказывает о зачастую странных и необычных взаимоотношениях в нашем обществе, вскрывая нашу травмированную психику и неадекватное поведение, которое стало нормой. Главный эффект пьес заключается в комическом осмыслении абсурда современных противоречий и намекает на проявление милосердия в сложившейся обстановке. В 2005 году данная серия публикуется издательством "Эксмо".
Знаменитые драматург и композитор, сэр Уильям Швенк Гилберт и сэр Артур Сеймур Салливен, являются культовыми фигурами в мире музыкального театра англосаксонских стран. Их талант и творчество были высоко оценены даже такими великими людьми, как Сергей Дягилев и Игорь Стравинский. Одна из известных карикатур, "Гилберт и Салливен", была использована для оформления переплета книги. Эта карикатура была опубликована в журнале "Vanity Fair" в 1881 году, и до сих пор она пользуется популярностью среди поклонников искусства.
В этом сборнике представлены лучшие пьесы известного азербайджанского драматурга и новеллиста Алтая Мамедова. Зрители могут узнать его работы как через театральные постановки, так и через телепередачи. В комедиях "Земляки" и "Мужчины" сюжеты развиваются в современном мире, где автор критикует корыстолюбие и взяточничество. Еще одна комедия "По приговору звезд", основанная на произведении Мирзы Фатали Ахундова "Обманутые звезды", поднимает вопросы суеверий и показывает честность и моральную целостность трудящегося народа. В сборнике можно найти и другие интересные пьесы, отражающие различные аспекты современной жизни.
"Легенда о кимрском сапожнике" - это историческая фантазия в 2-х актах. Главные персонажи книги - Рассказчик, Михаил (крепостной сапожник), Григорий Пустынин (кимрский купец), Татьяна (дочь Пустынина), Барыня Глафира Петровна, Дашка (служанка барыни), Семенов (управляющий имением), Отец Андрей (местный священник), Капитан Леонтьев, Поручик, Царь, Первый сапожник, Второй сапожник, Третий сапожник, Четвертый сапожник, Первая торговка, Вторая торговка, Третья торговка, Первый торговец, Второй торговец, Первый скоморох, Второй скоморох, Палач, Солдат, Первый мужик, Второй мужик. Отрывок начинается с монолога Рассказчика о древней истории Кимры и значимости обуви в жизни местных жителей. Рассказчик предполагает, что истина о прошлом скрыта не в музее, а в народной памяти. Он утверждает, что обувь, особенно сапог, играет главную роль в кимрской истории, и рассказывает легенду о кимрском сапожнике.
Аннотация: В начале книги "Суворовцы" представлены действующие лица, включая маршала Советского Союза, генерал-майора Антона Светлова и других персонажей. В прологе описывается блиндаж генерала Габриеляна, где связистка Маша пытается установить связь с помощью телефона. Война продолжается, и персонажи готовятся к наступлению, но генерал и Соловьев обсуждают непрекращающееся напряжение и ожидание перед этим событием.
Книга "Веранда в лесу" - отрывок Аннотация: Отрывок из книги "Веранда в лесу" представляет собой размышления главного героя, Ивана, о названии данной книги и ее содержании. Иван рассуждает о возможных названиях для собранных вместе неровных пьес, таких как "Проводы" или "Директор театра", и приходит к выводу, что они не идеально передают смысл и содержание. Он предлагает название "Веранда в лесу", которое по его мнению лучше отражает это. Отрывок также включает краткое описание действующих лиц и места действия, а также первые диалоги между Иваном и другим персонажем, Патлаем, который ищет место для ночлега на аэродроме. В данном отрывке читатель получает представление о стиле повествования и тематике книги "Веранда в лесу". Это история о знакомстве и взаимоотношениях между разными людьми, затерянными в темных уголках общества, и о том, как они справляются со своими проблемами и ищут свое место в мире.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Е. Радченко

ИСКУССТВО ЖИТЬ ВО ВСЕЛЕННОЙ

О древнем городе Аркаим, открытом археологами на Южном Урале, журнал публиковал размышления писателя Владимира Носкова. Они назывались "Что на чаше весов?" ("Уральский следопыт", 1989, № 12). Сегодня мы продолжаем тему.

АРКАИМ - ГЕНИАЛЬНАЯ ПОДСКАЗКА ПРЕДКОВ?

Гипотеза о том, что Аркаим - возможная модель мира, высказывалась уже не однажды. Но если, думаю я, эта мысль найдет научное подтверждение, а затем будет освоена всеми нами, может быть, мы изменимся настолько, что станем совсем другими? Но как, скажите мне, это новое понимание можно будет "потрогать руками", примерить на себя?

Радда-бай

ОКОЛДОВАННАЯ ЖИЗНЬ

Рассказ гусиного пера

ВВЕДЕНИЕ

Это было темной и холодной сентябрьской ночью 1884 года. Тяжелые сумерки опустились на улицы небольшого городка на берегу Рейна. Темнота могильным саваном покрыла тоскливое, ничем не примечательное фабричное местечко. Большинство обитателей городка уже давно отправились спать, чтобы дать отдых изнуренным дневным трудом членам. В большом доме было тихо, на пустынных улицах тоже царила тишина.

К. Радек

ГЕНУЭЗСКАЯ И ГААГСКАЯ КОНФЕРЕНЦИИ.

"ЭРА ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПАЦИФИЗМА".

I.

От Брест-Литовска до Генуи.

Победоносная Октябрьская революция встретилась сразу же с глазу на глаз с заклятым своим врагом - с германским империализмом, закованным и вооруженным с ног до головы. Монархия Гогенцоллернов, враг даже обыкновенной буржуазной демократии, принуждена была вступить в переговоры с молодой не окрепшей еще рабочей Республикой, ибо Советская Республика, порвавшая связь с Антантой, означала окончание войны на Востоке. И как бы германский империализм ни ненавидел победоносную революцию, - в тяжелом своем экономическом положении он принужден был итти на компромисс с нею, итти, скрепя сердце. В то время, когда Гогенцоллернские и Габсбургские дипломаты, господа Кюльман и Чернин, пытались ласкать зверя, говорить с ним в тоне, который в наивных мог вызвать впечатление, что они идут на сделку с революцией, генерал Гоффман, действительный представитель империалистской Германии, грозил победившему русскому пролетариату вооруженной рукой. Своей дышащей ненавистью речью против пролетарской диктатуры он выражал истинное отношение империалистской Германии к Советской России. Но и гладкие речи Чернина и Кюльмана были не только дипломатическими фразами, - они были выражением рокового для германского империализма факта, что он вступил в сношения с Советской Россией со связанными руками. Он мог размахивать бронированным кулаком против нее, но он не мог его опустить, ибо для схватки на западе со своими империалистскими конкурентами ему нужна была передышка на востоке.

Радищев Александр Николаевич

Бова

Повесть богатырская стихами

О che caso! che sventura! *

*[О, какой случай! какое несчастье! - итал. - Ред.]

Вступление

Из среды туманов серых Времен бывших и протекших, Из среды времен волшебных, Где предметы все и лица, Чародейной мглой прикрыты, Окруженны нам казались Блеском славы и сияньем; Где являются все вещи Исполинны и иройски, Как то в камере-обскуре,Я из сих времен желал бы Рассказать старинну повесть И представить бы картину Мнений, нравов, обычаев Лет тех рыцарских преславных, Где кулак тяжеловесный Степень был ко громкой славе, А нередко - ко престолу; Где с венцом всегда лавровым Венец миртовый сплетался, Где сражалися за славу И любили постоянство. Хоть грешишки кой-какие Попадались, но их в строку Невозможно было ставить, Зане юности проступок, Неопытности погрешность Есть удел детей Адамлих, Есть лишь следствие всегдашне Неизбежное чувств наших. Но грехов распутства умна, Грехов хитрого софисма Там не знали.- Да еще же Я намерен рассказать вам, Как то свойственно и нужно, Чуть не вымолвил я - должно Для того, кто в гости ездил Во страны пустынны, дальны, Во леса дремучи, темны, Во ущелья - ко медведям. Итак, только расскажу вам То, что льстить лишь будет слуху, Что гораздо слаще меда Для тщеславья и гордыни; А всё то, что чуть не гладко, То скорее мы поставим В кладовую или в погреб И проклятие положим, Если дерзкой кто рукою, Сняв покров прельщенья наша, Обнажит протекше время. Мы проклятье налагаем, Хоть из моды оно вышло, Но мы в силах наших скудны; А когда б властитель мира Я Тиверий был иль Клавдий, Тогда б всякий дерзновенный, Кто подумать смел, что дважды Два четыре иль пять пальцев Ему в кажду дал бог руку, Тот бы пал под гневом нашим. А как не дал нам бог власти, Как корове рог бодливой, То мы к дерзкому воскликнем: "Отойди, пожалуй, дале, Поди вон ты, оглашенный"; Мне здесь нужно суеверье; Обольщен я, но желаю Обольщен быть... и от скуки Я потешуся с Бовою. Я вам сказку тех лет древних Расскажу, котору слышал От старинного я дядьки Моего, Сумы любезна.