Фантастика в дореволюционной русской литературе

Фантастика в дореволюционной русской литературе

ВИТАЛИЙ БУГРОВ

ИГОРЬ ХАЛЫМБАДЖА

Фантастика в дореволюционной русской литературе[1]

Опыт биобиблиографии

Вместо предисловия

Долгое время принято было считать, что в дореволюционной России почти не существовало научной фантастики. Действительно, фантастов такого масштаба, как Жюль Берн или Уэллс, русская литература не выдвинула. Но, во-первых, фантастическая проза имеет множество разновидностей, включающих, иногда в полусказочной форме, социальные и технические идеи, обращенные к будущему, а во-вторых, школярское разграничение жанров заведомо сужает представление о месте и роли фантастики в общем литературном процессе. Исследования последних лет (работы А. Бритикова, В. Ревича, И. Семибратовой и др.) со всей очевидностью показали, что русская дореволюционная фантастика была куда более разветвленной и многоликой, чем утверждали иные литературоведы и критики, не вдаваясь в детальное изучение фактов.

Другие книги автора Виталий Иванович Бугров
Данная книга, "Довоенная советская фантастика", является биобиблиографическим обзором советской фантастики, изданной на русском языке до Великой Отечественной войны. Отличаясь от предыдущих работ, данная аннотированная биобиблиография предлагает читателю обширный материал о трудах, авторах и идеях, которые оказали значительное влияние на развитие советской фантастики. Она освещает не только имена известных литераторов, но и интересы ученых, инженеров и других специалистов, которые делились своими мечтами о будущем с читателями. Книга ставит целью привлечь внимание к этому периоду, который до сих пор остается недостаточно изученным и позволяет увидеть новые перспективы и интересные идеи, представленные в ранней советской фантастике.
«Советская фантастика: книги 1917-1975 гг.» - обзор книжной научно-фантастической продукции, выпущенной в Советском Союзе с 1917 по 1975 год. Автор представляет около семисот книг, написанных более чем тремястами семидесятью авторами, и более ста коллективных сборников в двух разделах. Более крупные и сложные публикации были упрощены в библиографическом плане, чтобы сделать обзор доступным для публикации. Обзор не включает содержание авторских сборников, за исключением случаев, когда фантастические произведения составляют значительную часть объема. Кроме того, специальные фантастические коллективные сборники, а также ежегодники "Мир приключений" и "На суше и на море" не описываются полностью, предполагая, что читатели могут использовать годовые обзоры, публикуемые в сборниках "Фантастика". В обзоре также упущены сказочно-фантастические произведения, а также произведения о жизни первобытных людей, имеющие элементы фантастики и исторической прозы. Очерковая фантастика и периодические сборники не учитываются в коллективных сборниках, за исключением книги К. Э. Циолковского. Некоторые дореволюционные книги также были включены в обзор. Особое внимание уделяется "скрытой" фантастике, представленной в авторских и коллективных сборниках, где НФ является лишь частью общего объема. Автор стремится выявить малоизвестные публикации известных фантастов и подчеркнуть распространение фантастики в различных жанрах нашей литературы, включая "обычную" художественную литературу.

Еще вчера, когда вышла из строя система связи, Самрус Бедд паниковал, загоняв до скрипа в суставах ремонтера Интеллинжа. А сегодня — пожалуйста! — полоса злосчастий наконец-то завершилась удачей! И какой! Самрусу Бедду, наконец-то, удалось обнаружить никому не известную планету. Преисполненный гордости Бедд занес в судовой журнал давно уже вылелеянную фразу об этом долгожданном событии.

Планетка, правда, оказалась крохотной, чуть побольше Фобоса. Да и находилась она в стороне от проторенных космических дорог. Почти в стороне. Ведь дороги прокладывают люди… И Самрус надеялся, что он сумел это сделать. Для высадки Самрус облюбовал крупный остров в умеренном поясе планеты. Правда, Диагностор выход из корабля не рекомендовал и предложил Самрусу таблетку успокоина. Бедд и сам ощущал непривычное возбуждение, переходящее в дрожание коленок. Однако, совет электронного помощника почему-то породил волну раздражения. Бедд отключил Диагностора, проворчав «сам знаю».

Скрытный человек Алька Голик! Девять лет мы вместе учимся, дома я у него бываю часто, а никогда не подозревал, что он способен на такое!

Однажды в феврале заявился я к Голику в гости, а он какую-то конструкцию паяет. Цветные проводки, сопротивления…

— Ты что это, телик портативный собираешь? — спрашиваю.

— Не совсем, — замялся Алик. — Это Всевидящий Глаз! И берет уже на глубину пяти метров!

Он закрыл крышку и включил аппарат. Экран посерел, по нему поползли какие-то амебы, по углам притаились прямоугольники.

Шурик, возможно, был не так уж и плох. Скорее, во всем была виновата его окаянная генетическая наследственность! То дед в нем пробудится, садист и скопидом, то прапрапрабабка, злая и коварная Баба-Яга, а то и прапрапрапрадед, безжалостный Соловей-Разбойник!

А на днях в Шурике проклюнулся совсем уж дальний предок паук-каракурт. И только он примерился куснуть своего соседа Свинксова, как на беду в том тоже зашевелились гены, судя по фамилии — кабаньи. С тех пор о Шурике мы и не слыхивали. Потому что подвел его, как некогда кое-кого из его предков, недостаток образования: ну откуда он, бедолага, мог знать, что кабану каракурт совсем не страшен, а вот кабан каракурту… Ведь Шурик учебник по биологии сдал в макулатуру не раскрывая, прельщенный заморской жевательной резинкой…

Книга "Сквозь века" рассказывает о Гене, который активирует аппарат и наблюдает через него различные сцены из прошлого. В данном отрывке он наблюдает за парочкой на скамейке в парке, в то время как робот убирает опавшие листья. Гена делает вывод о важности ухода за машинами, чтобы они просуществовали долго. Однако парень, находящийся рядом, посмеивается над Геной и его "предками", утверждая, что они уже все знают об этом. В ответ Гена быстро переключает аппарат на другую программу, продолжая свои исследования временных эпох. "Сквозь века" открывает перед читателем увлекательный мир временных путешествий и размышления о взаимоотношениях людей и машин.
Виталий Иванович Бугров был не только редактором журнала "Уральский следопыт", но и настоящим экспертом в области фантастики. В этой книге собраны его лучшие статьи и очерки, посвященные малоизвестным и интересным аспектам отечественной и зарубежной фантастики. Автор предлагает молодежи погружение в увлекательный мир фантастики и истории этого жанра. В новом издании сборника "В поисках завтрашнего дня" добавлены несколько новых статей и дополнения к уже известным работам.
Популярные книги в жанре Публицистика
В последнее время ситуация с неравенством полов в мировой киноиндустрии изменилась: женщины стали более активными в различных кинопрофессиях и достигают значительных успехов в режиссуре. Однако большее внимание критиков и исследователей уделяется женскому кино в Европе и Америке, в то время как в России также происходят сходные изменения в гендерном аспекте. Книга Анжелики Артюх, киноведа, является первым исследованием современных российских женских режиссеров. В ней автор рассказывает о своем полевом опыте, анализирует впечатления от российского женского кино, беседует с его авторами и показывает, с какими проблемами они сталкиваются. В центре внимания книги оказываются героини - талантливые российские женщины-режиссеры, такие как Рената Литвинова, Валерия Гай Германика, Оксана Бычкова, Анна Меликян, Наталья Мещанинова и другие, которые совершенствуют искусство кино здесь и сейчас. Анжелика Артюх сама является доктором искусствоведения, профессором кафедры драматургии и киноведения Санкт-Петербургского государственного университета кино и телевидения, членом Международной федерации кинопрессы (ФИПРЕССИ), куратором Московского международного кинофестиваля (ММКФ) и лауреатом премии Российской гильдии кинокритиков. Она совершает значимый вклад, освещая современную женскую режиссуру в России и поднимая на обсуждение важные вопросы гендерного равенства в киноиндустрии.
Эта книга, написанная известным израильским ученым д-ром А.Д. Эпштейном, предлагает читателю первый в своем роде политологический обзор отношений между Израилем и США. В ней автор прослеживает истинные взаимоотношения двух стран, вызывая сомнения в аксиоме «США - надежный союзник Израиля», которая безоговорочно принимается обществом. Д-р Эпштейн является одним из немногих людей, обладающих глубокими знаниями и не поддающихся общепринятым мнениям. В его работах нет предвзятости, он тщательно подбирает факты и основательно исследует источники информации. Честность - это редкое и ценное качество для ученого, который занимается актуальными проблемами нашего времени. В сочетании с высоким профессионализмом эти качества делают работы д-ра Эпштейна необходимыми не только для русскоязычных читателей.
В 1990-е годы Россия не была таким уж опустошенным местом, как некоторые пытались представить. Наша преступная группировка не была устрашающей настолько, как гангстеры 1920-х в Америке, а серийные убийцы послесоветской эпохи не были более ужасными, чем советские. Конфликт в Чечне был меньшим злом по сравнению с гражданской войной в Колумбии. Многие люди в России хорошо понимали, что быть богатым - нормально, и страна никогда раньше не была местом с равными возможностями для всех. Большинство россиян было достаточно предприимчивым и успешно справлялось без всеобщего вмешательства государства в свои дела. Никто не задавался вопросом: "Если не Ельцин, то кто?". Западные институты хорошо прижились в нашей стране, и нам нужен был особый путь, чтобы вырваться из тяжелого наследия марксизма-ленинизма. Но почему потом все изменилось - это уже другая история.
Отрывок из книги "Предисловие к роману Владимира Щербакова «Семь стихий»" рассказывает о значимости воображения в творчестве человека и его отличии от животного мира. Автор подчеркивает, что воображение помогает нам воссоздать места действия и персонажей художественных произведений, что делает нас соучастниками происходящих событий. Также автор обращает внимание на важность фантастической литературы, которая не только использует воображение читателя, но и сама основана на фантазии автора, представляя то, чего еще не было или неизвестно. В книге уделяется внимание не только детям и юношеству, но и ученым, которым фантазия необходима для научных открытий.
Книга Жэнь Сяошу - это увлекательное путешествие в мир воздушных змеев, которые являются неотъемлемой частью китайской культуры уже более двух тысяч лет. Автор расскажет вам о истории развития этого древнего искусства, его разнообразии и символике. Вы узнаете о технологии изготовления традиционных китайских воздушных змеев и огромном разнообразии видов и форм, которые поражают воображение. Эта книга будет интересна не только ценителям китайской культуры, но и всем, кто хочет познакомиться с удивительным миром воздушных змеев.
Эта книга раскрывает важность труда для человека, его значимость и влияние на жизнь. Автор делится рассказом о "королях" современности, которые предпочитают легкую жизнь и острые ощущения, но в конечном итоге сталкиваются с последствиями своего безделья. Журналистка, решила сама попробовать на себе жизнь тунеядца, чтобы понять и пролить свет на эту проблему. Книга также затрагивает и другое поселение, где автор приобрела новый опыт и познания.
В книге рассказывается о жизни и политической деятельности видного государственного деятеля Франции, который трижды был премьер-министром и президентом страны в период с 1913 по 1920 год. В его воспоминаниях содержится обширная информация о внутренней и внешней политике Франции во время Первой мировой войны, включая стратегические планы, основные этапы войны, взаимоотношения с союзниками и ход боевых действий. Первая книга охватывает события с 1914 по 1915 годы. Файл в формате PDF A4 сохраняет издательский макет, чтобы читатель мог насладиться качественным изображением и удобным форматом книги.
Это обновленное издание книги, выпущенной к 30-летию проведения "митинга гласности" Обществом "Мемориал", содержит интервью, мемуары, отрывки из воспоминаний и статей различных участников и свидетелей событий того времени. Дополнено новыми архивными документами, которые были обнаружены в последние годы в архиве Общего отдела ЦК КПСС.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

КЛУБ ФАНТАСТОВ

ВИТАЛИЙ БУГРОВ

...И выдумали самих себя!

ДЖИМ ДОЛЛАР, АМЕРИКАНЕЦ

Помните?.. Артур Морлендер, сын американского изобретателя, якобы убитого коммунистами, под чужим именем едет в красную Россию. "Жизнь перестала интересовать его. Он решил стать орудием мести, не больше. Он ни о чем не спрашивал, и ему никто ничего не говорил, кроме сухих предписаний: сделать то-то и тото". А сделать он, к слову сказать, должен немало. "Лига империалистов", возглавляемая неуловимым и вездесущим Грегорио Чиче, в изобилии снабдила его пачками советских денег, ядами, оружием, дабы он мог "укрепиться на главнейшем из русских металлургических заводов, чтобы взорвать его, подготовив одновременно взрывы в других производственных русских пунктах".

ВИТАЛИЙ БУГРОВ

Обитаемая Луна

"...Исходя из того, что наша Земля обитаема, и, сравнивая с ней Луну, мы убеждаемся, что наш спутник обеспечен светом и теплом, имеет почву, возможно, даже более благоприятную для жизни, чем земная. Поэтому, кто же может отрицать, что на Луне жизнь должна существовать в той или иной форме?" Эти слова принадлежат Уильяму Гершелю - знаменитому английскому астроному восемнадцатого века.

Наивный восемнадцатый век! Ученые могли тогда во всеуслышание заявлять, что на Луне есть жизнь, не боясь, что коллеги обвинят их в беспочвенном фантазерстве, в отрыве от реальных достижений науки.

Виталий БУГРОВ

СОЗВУЧHЫЙ ЭПОХЕ

Считается общепризнанным, что первый журнал, целиком посвященный фантастике, появился в апреле 1926 года в Соединенных Штатах Америки: им стали "Удивительные истории", основанные выходцем из Люксембурга инженером Хьюго Гёрнсбеком. Тем самым Хьюго Гернсбеком, чье имя носит едва ли не самая почетная в мире западной HФ премия, с 1953 года ежегодно присуждаемая американскими любителями фантастики - "фэнами", как они себя называют.

Равиль Бухараев

Дневники существований

Маленькие птицы Милуоки

И я ахнул.

Повод был ясный, как ясны стали пополудни небеса над Чикаго. Выбираясь из джипа, который прокатил нас по городу от теснин делового центра до самых прискорбных гетто, я сначала попал ногой на вездесущий асфальт, но уже через минуту встал обеими ногами на поросшую кроткой гусиной травкой почву пологого приозерного косогора, радуясь только тому, что осень, октябрь, а нет дождя, и ничего еще не подозревая.