Феодалы

Феодалы

Владимир Галактионович Короленко

Феодалы

I

Уже несколько дней мы ехали "разнопряжкой". Это значило, что на каждого человека (нас было трое) давали лошадь и узенькие дровнишки. Ямщик, иногда два ехали на таких же дровнях, отдельно. Составлялся караван, который, порой стуча и визжа полозьями по острым камням, медленно тянулся по берегу реки под скалами.

Кажется, только при таком путешествии чувствуешь настоящим образом, что такое огромный божий свет и сколько в нем еще могучей и гордой пустыни. Однажды мне случилось отстать, поправляя упряжь. Когда затем я взглянул вперед, - наш караван как будто исчез. Только с некоторым усилием под темными скалами, присыпанными сверху каймами белого снега, я мог разглядеть четыре темные точки. Точно четыре муравья медленно ползли меж камнями.

Другие книги автора Владимир Галактионович Короленко

Во второй том вошли повести и рассказы: «В дурном обществе», «Лес шумит», «Слепой музыкант», «Сказание о Флоре, Агриппе и Менахеме, сыне Иегуды», «Ночью», «Судный день», «Тени», «Парадокс», «Необходимость», «Мгновение», «Братья Мендель».

Подготовка текста и примечания С. В. Короленко и Н. В. Короленко-Ляхович. Критико-биографический очерк «Владимир Галактионович Короленко» А. Котова.

В. Г. Короленко. Собрание сочинений в десяти томах. Том 2. Повести и рассказы. Государственное издательство художественной литературы. Москва. 1954.

В книгу вошли известные произведения замечательного русского писателя В. Г. Короленко: повести «Дети подземелья» и «Слепой музыкант», рассказы «Сон Макара», «Река играет», очерки «Чудная» и «Мгновение».

Совестью эпохи называли современники Владимира Галактионовича Короленко (1853–1921). Яркий, самобытный талант рассказчика, искусно владевшего живописным словом, сочетался в нем с публицистическим даром и неутомимой общественной деятельностью. В книгу вошли наиболее известные повести, рассказы и очерки писателя.

В.Г.КОРОЛЕНКО

ПАРАДОКС

Очерк

Подготовка текста и примечания: С.Л.КОРОЛЕНКО и Н.В.КОРОЛЕНКО-ЛЯХОВИЧ

I

Для чего собственно создан человек, об этом мы с братом получили некоторое понятие довольно рано. Мне, если не ошибаюсь, было лет десять, брату около восьми. Сведение это было преподано нам в виде краткого афоризма, или, по обстоятельствам, его сопровождавшим, скорее парадокса. Итак, кроме назначения жизни, мы одновременно обогатили свой лексикон этими двумя греческими словами.

Владимир Галактионович Короленко

Огоньки

Как-то давно, темным осенним вечером, случилось мне плыть по угрюмой сибирской реке. Вдруг на повороте реки, впереди, под темными горами мелькнул огонек.

Мелькнул ярко, сильно, совсем близко...

- Ну, слава богу! - сказал я с радостью, - близко ночлег!

Гребец повернулся, посмотрел через плечо на огонь и опять апатично налег на весла.

- Далече!

Я не поверил: огонек так и стоял, выступая вперед из неопределенной тьмы. Но гребец был прав: оказалось, действительно, далеко.

В.Г.КОРОЛЕНКО

МГНОВЕНИЕ

Очерк

Подготовка текста и примечания: С.Л.КОРОЛЕНКО и Н.В.КОРОЛЕНКО-ЛЯХОВИЧ

I

- Будет буря, товарищ.

- Да, капрал, будет сильная буря. Я хорошо знаю этот восточный ветер. Ночь на море будет очень беспокойная.

- Святой Иосиф пусть хранит наших моряков. Рыбаки успели все убраться...

- Однако посмотрите: вон там, кажется, я видел парус.

- Нет, это мелькнуло крыло птицы. От ветра можешь скрыться за зубцами стены... Прощай. Смена через два часа...

Владимир Галактионович Короленко

Последний луч

I

Нюйский станок расположен на небольшой полянке, на берегу Лены. Несколько убогих избушек задами прижимаются к отвесным скалам, как бы пятясь от сердитой реки. Лена в этом месте узка, необыкновенно быстра и очень угрюма. Подошвы гор противоположного берега стоят в воде, и здесь больше, чем где-либо, Лена заслуживает свое название "Проклятой щели". Действительно, это как будто гигантская трещина, по дну которой клубится темная река, обставленная угрюмыми скалами, обрывами, ущельями. В ней надолго останавливаются туманы, стоит холодная сырость и почти непрерывные сумерки. Население этого станка даже среди остальных приленских жителей поражает своею вялостью, худосочием и безнадежной апатией. Унылый гул лиственниц на горных хребтах составляет вечный аккомпанемент к этому печальному существованию...

Рассказ написан в 1894–1895 годах, напечатан в первых четырех книгах журнала «Русское богатство» за 1895 год. Для первого отдельного издания, вышедшего в 1902 году, Короленко подверг рассказ значительной переработке: был дописан ряд эпизодов, введены новые персонажи, в том числе Нилов, осуществлена большая стилистическая правка; объем произведения увеличился почти вдвое. Материалом для рассказа послужили впечатления и наблюдения писателя, связанные с его поездкой летом 1893 года в Америку, на всемирную выставку в Чикаго. Подробные записи этого путешествия опубликованы во II томе «Дневника» В. Г. Короленко (Госиздат Украины, 1926 год).

Короленко показал в рассказе характерные черты американской «демократии», основанной на подкупе и мошенничестве, поощряемой правящими классами издевательство полиции над трудящимися, продажность американской печати, трагическую судьбу простого человека, думающего найти счастье в «свободной стране», а нашедшего его в петле самоубийцы. «Рвут друг другу горла — вот и свобода…» — эти слова одного из персонажей рассказа как нельзя лучше рисуют существо американского образа жизни, представшего перед глазами писателя. «Плохо русскому человеку на чужбине и, пожалуй, хуже всего в Америке, — писал Короленко о своих американских впечатлениях Э. Л. Улановской: — …там русский человек тоскует больше, где бы то ни было, в том числе и такой русский человек, который знавал Якутскую область».

Популярные книги в жанре Русская классическая проза
Аннотация: Книга "Злой мальчик" рассказывает о встрече молодого Ивана Иваныча Лапкина и Анны Семеновны Замблицкой, которые влюбляются друг в друга во время рыбалки. Однако, их счастливые моменты нарушает появление голого мальчика, брата Анны Семеновны, который заставляет их заплатить ему рубль, чтобы не рассказать об их поцелуе. Автор освещает тему любви и счастья, подчеркивая, что ничто в жизни не бывает полностью счастливым.
Книга "Либерал" рассказывает о событиях, происходящих в первый день нового года. Она начинается с описания радостной и умиротворенной атмосферы, в которой все люди радуются и поздравляют друг друга. Однако, главный герой, губернский секретарь Понимаев, является исключением из этой общей радости. Он стоит на улице и выражает свое недовольство, протестуя и произнося неприличные фразы. Его жена пытается его убедить прекратить, но он отказывается подчиниться и требует быть уважаемым. В этот момент к ним подходит надзиратель, который подвергает Понимаева порицанию. Под влиянием совести, он стыдится своего поведения и отводит руку от столба. Жена доводит его до дома начальника, призывая его расписаться на бумаге, и обещает купить ему коньяк. Понимаев входит в подъезд, где уже встречаются его коллеги, Везувиев и Черносвинский, для того, чтобы тоже расписаться. Они проявляют радость и счастье, что наступил новый год.
Аннотация: В отрывке из книги "Орден" рассказывается о главном герое, Леве Пустякове, который обращается к своему другу, поручику Леденцову, с просьбой одолжить ему орден на один день. Лев боится осрамиться перед купцом Спичкиным, который почитает ордены и считает людей без орденов мерзавцами. После того как поручик неохотно соглашается, Лев отправляется к Спичкиным на обед со знаменитым орденом на груди. Однако, при входе он обнаруживает, что за столом сидит его товарищ, учитель французского языка, Трамблян, и весьма сконфуженно сидит в присутствии француза со своим орденом.
"75 000" - книга, которая рассказывает историю двух приятелей, Николая и Василия, гуляющих по ночному Тверскому бульвару. В отрывке мы видим один из их разговоров, где Василий просит у Николая 10-15 рублей взаймы. Однако, рыжий Николай обвиняет своего друга в безответственности и обсуждает его неправильные приоритеты, такие как непомерные расходы на моду и хвастовство своими знакомствами. Ситуация осложняется, когда рыжий замечает, что Василий подменил карту во время игры. Дальнейший разговор приводит их к застывшему молчанию и размышлениям о произошедшем.
Аннотация для книги "Комик" В отрывке представлена история о комике Иване Акимовиче Воробьеве-Соколове, который однажды пытается объясниться в любви. Его суетливая попытка вызывает смешанную реакцию у Марьи Андреевны, которая внутренне колеблется между принятием его предложения и отказом. Отрывок также отражает мысли и размышления обоих персонажей, а также открывает некоторые характеристики и опасения, связанные с комиком. Отрывок представляет собой ироничную и задумчивую сцену из жизни главных героев, позволяющую читателю взглянуть на их внутренний мир и отношения.
Книга "Биографическая заметка о Ш. де Монтескье" является обзором жизни и творчества известного французского писателя Шарля Луи барона де Секонда, графа де Монтескье. В тексте аннотации упоминаются его наиболее известные произведения, такие как "Lettres Persanes", "Considérations sur les causes de la grandeur des Romains et de leur décadence" и "Esprit des lois". Автор также отмечает, что несмотря на недостаточное внимание к небольшому собранию мыслей Монтескье, они не менее выдающиеся и характеризуются спокойствием и основательностью. Книга представляет интерес для тех, кто интересуется жизнью и творчеством Монтескье и его влиянием на государственное устройство христианских народов.
Аннотация: Отрывок из книги "Carthago Delenda Est (Карфаген должен быть разрушен) (1898 г.)" представляет собой письмо, присланное автору от изданий "La Vita Internazionale" и "L'Humanité Nouvelle", в котором обсуждаются проблемы военных конфликтов и милитаризма. Автор выражает свое отвращение и негодование по поводу того, как люди, исповедующие христианство и принципы любви и братства, могут стать соучастниками войн, грабежей и убийств. Автор отмечает, что множество рабочих людей принимает участие в этих деяниях против своей воли, поскольку они находятся в ситуации, где отказ от участия в войне и подготовке к ней может принести им еще больше страданий. Рабочий класс становится исполнителем грабежей и убийств, в то время как те, кто ответственны за инициацию и подготовку этих действий, являются только небольшой частью общества.
Аннотация: «Биографический очерк Л. де Клапье Вовенарга» - книга, рассказывающая о короткой, но необычной жизни Лука де Клапье, маркиза Вовенарга. Юношей он поступил в военную службу, однако не достиг успеха в военной карьере и вынужден был выйти в отставку из-за ухудшения здоровья. В это время он посвятил свое время работе мысли и написал несколько философских и литературно-критических сочинений. В Париже он подружился с Вольтером, который любил и уважал его за его умственные и нравственные качества. Однако, здоровье Вовенарга не восстанавливалось, и он скончался в 1747 году. Этот очерк представляет интересным историческим и философским исследованием о жизни и творчестве Л. де Клапье Вовенарга, человека, отличавшегося своей высокой добродетелью и умственной активностью.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир Галактионович Короленко

"Государевы ямщики"

I. СТАНОЧНИКИ

Осенью 188.. года мне с двумя товарищами пришлось совершить по Лене путь от Якутска до Иркутска, что составляет приблизительно около трех тысяч верст.

Наше положение давало нам право на "тройку обывательских лошадей с провожатым" бесплатно. Но перед отъездом мы имели несчастие повздорить несколько с местной властью. Исправник, "из хохлов", человек в высшей степени флегматичный и ленивый, не стал с нами спорить или изобретать способы мщения. Он только нашел, что выданная нам бумага составлена неправильно, и выдал другую. В этой последней было все то же, что и в первой, за небольшим исключением: как и в первой, в ней было сказано, что мы имеем право "следовать от станка до станка" и даже с провожатым, но о лошадях не было упомянуто ни слова.

Владимир Галактионович Короленко

Искушение

Страничка из прошлого

I

15 августа 1881 года около шести часов вечера меня "доставили" в Тобольск. Красивый полицмейстер в папахе сибирского казачьего войска выехал из своих ворот, когда увидел нашу тройку. Он быстро соскочил со своей пролетки, подошел к нам, поговорил с жандармами, потом подошел ко мне, вгляделся в лицо и сказал:

- Неужели... Господин N... Ай-ай-ай! А помните, что я вам говорил год назад?

Владимир Короленко

Яшка

I

Жестокие, сударь, нравы... Островский

...Нас ввели в коридор одной из сибирских тюрем, длинный, узкий и мрачный. Одна стена его почти сплошь была занята высокими окнами, выходившими на небольшой квадратный дворик, где обыкновенно гуляли арестанты. Теперь, по случаю нашего прибытия, арестантов "загнали" в камеры. Вдоль другой стены виднелись на небольшом расстоянии друг от друга двери "одиночек". Двери были черны от времени и частых прикосновений и резко выделялись темными четырехугольниками на серой, грязной стене. Над дверями висели дощечки с надписями: "За кражу", "За убийство", "За грабеж", "За бродяжничество", а в середине каждой двери виднелось квадратное отверстие со стеклышком, закрываемое снаружи деревянною заслонкой. Все заслонки были отодвинуты, и из-за стекол на нас смотрели любопытные, внимательные глаза заключенных.

В.Г.КОРОЛЕНКО

"ЛЕС ШУМИТ"

Полесская легенда

Подготовка текста и примечания: С.Л.КОРОЛЕНКО и Н.В.КОРОЛЕНКО-ЛЯХОВИЧ

"Было и быльем поросло.

Лес шумел..."

I

В этом лесу всегда стоял шум - ровный, протяжный, как отголосок дальнего звона, спокойный и смутный, как тихая песня без слов, как неясное воспоминание о прошедшем. В нем всегда стоял шум, потому что это был старый, дремучий бор, которого не касались еще пила и топор лесного барышника. Высокие столетние сосны с красными могучими стволами стояли хмурою ратью, плотно сомкнувшись вверху зелеными вершинами. Внизу было тихо, пахло смолой; сквозь полог сосновых игол, которыми была усыпана почва, пробились яркие папоротники, пышно раскинувшиеся причудливою бахромой и стоявшие недвижимо, не шелохнув листом. В сырых уголках тянулись высокими стеблями зеленые травы; белая кашка склонялась отяжелевшими головками, как будто в тихой истоме. А вверху, без конца и перерыва, тянул лесной шум, точно смутные вздохи старого бора.