Химия и жизнь

Е г о р Р а д о в

ХИМИЯ И ЖИЗHЬ

Hевесело и занудно проводить зимние вечера в стране объективной реальности, сидя в омертвелой кухне поздним временем трудового дня, когда граждане спят, словно заткнувшиеся фонари в задушевных поселках Сибири. Свет горит гнусно_желто, огонь страстей кипит в молодом яростном теле, которое словно просится на вертел, или под танк, _ но все мертво в этом мире для порочных бездельников, которые принуждены геморроидально располагаться на табуретках, раскачиваясь взад_вперед в ожидании перспектив.

Другие книги автора Егор Радов

Устав от беспутного одиночества и неудовлетворенных страстей, я женился, и, кажется, вышло довольно удачно. Невозможно же всю жизнь жить одному, можно умереть со скуки, но, с другой стороны, женщины страшно отталкивают своими вечными претензиями, своей плохо скрываемой глупостью и назойливым стремлением казаться прекрасными и талантливыми. И все же я женился и не жалуюсь, напротив, я очень рад. Мне даже кажется, что я достиг идеала в супружестве и моя жизнь представляет из себя полную идиллию. Вначале были некоторые неполадки, но теперь — все отлично.

"Змеесос" - это популярный роман Егора Радова, который был опубликован в 1989 году. С тех пор он приобрел подпольную известность, особенно в литературных кругах, и даже был переведен и опубликован в Финляндии. Этот фантастический роман философского характера основан на возможности людей изменять свои тела и перевоплощаться. Стиль Радова, ярко выраженный в его последующих произведениях, сильно влиялся на Достоевского и экспериментальную "наркотическую" традицию. Ранняя проза Радова характеризуется потоком сознания, внутренними монологами, а также нарушением литературных правил - все это является ключевыми элементами его творчества. Автору присуще желание отвергать табу и писать фантастические истории, что привлекает внимание как широкой аудитории, так и критиков. Одним из таких романов является и его произведение "Змеесос", в котором юный герой блуждает между разными мирами, создавая образец китайской магической новеллы ужасов.

В сборнике представлены три новых произведения известного многим писателя Егора Радова: «Один день в раю», «Сны ленивца», «Дневник клона». Поклонники творчества автора и постмодернизма в целом найдут в этих текстах и иронию, и скрытые цитаты, и последовательно воплощаемые методы деконструкции с легким оттенком брутальности.

Остальным, возможно, будет просто интересно.

В этой книге мы собрали все рассказы, написанные Егором Радовым – знаменитым писателем из Москвы, который жил с 1962 по 2009 годы. Кроме уже опубликованных работ, мы включили в сборник тексты, которые ранее не публиковались. Мы нашли их в бумажном архиве писателя, на электронных носителях и в отделе рукописных фондов Государственного Литературного музея. Также в книгу вошли рассказы, которые выходили в журналах «Птюч», «WAM» и газете «Еще». Некоторые из этих рассказов были переведены на французский, немецкий, словацкий, болгарский и финский языки, показывая, что именно короткие тексты принесли автору славу. Так что, готовьтесь окунуться в удивительный мир Егора Радова через его яркие и запоминающиеся рассказы!

Егор РАДОВ

НЕ ВЫНИМАЯ ИЗО РТА

1. ПОЕЗДКА В АМЕРИКУ

Зовите меня Суюнов. Когда я смотрю на себя в зеркало, меня охватывает восторг, изумление и счастье. Я дотрагиваюсь до мочек своих ушей большими пальцами рук - и истома нежности пронзает меня, словно первые пять секунд от введения в канал пениса наркотика "кобзон". Я трогаю мочки ладонью и погружаюсь в сладкое, бесконечное умиротворение, напоминающее пик действия ХПЖСКУУКТ. Я подпрыгиваю, хватаю мочки указательным и большим пальцем, начинаю онанировать, то разжимая, то снова сжимая их, - и предчувствие великого, сильного, огромного оргазма обволакивает мою голову, повергая меня в трепет, блаженство и страсть; мочки как будто заполняют меня целиком; я весь преображаюсь, теряю свет в глазах, понимание и стыд; и бешеный конец затопляет меня всего, отзываясь пульсацией крови во всем теле, судорожным сердцебиением и изливанием семени внутрь. Мне кажется, я не забеременел; я думаю, что могу ощутить сам момент зачатия, самоосеменения; и я боюсь умереть от любви и счастья в этот миг, и мне страшно это; и все происходит как волшебство. О, Иван Теберда!

Е г о р Р а д о в

СЛЕДЫ МАКА

"Мы жизни отдаем последнее дыханье за неба окоем и маков полыханье" Индржих Вихра пер. Олега Малевича

Я рассчитал все свои дозняки на этот денек и ощущал себя, словно опустошенное нездоровой свободой существо, стремящееся воспарить в ласково-мягкий, небесно-разряженный мирок смутной, как сонные слова, услады. Раствор был во мне, раствор был вне меня, рядом: мои руки светились сумрачными дорогами вен, которые, будто двери без ключей, влекли меня к себе, за себя, в покои кайфа, запретного и вожделенно-доступного, как плод, или блядь - стоило лишь протянуть руку. Под столом валялись маковые бошки вперемешку со стеблями и корнями - всем тем, что называется "капустой": шприцы лежали на столе, готовые впрыскивать чудесные жидкости в кровь, и миски с черными следами великого сладкого раствора были разбросаны повсюду вместе с бутылками из-под растворителя, словно доспехи лучезарного рыцаря, который после судорожного поединка расшвырял их где попало и теперь пьет портвейн.

Высовывающийся из-за газетного стенда молодой монголоид с папкой под мышкой засунул правую руку во внутренний карман своего пиджака и харкнул. Румяный старик, стоящий рядом, испуганно отскочил, боясь попадания на себя его слюней; синяя грузовая машина, проезжающая мимо, импульсивно рульнула в сторону и с резким чмокающим хрустом раздавила лежащий у трамвайного рельса крысиный труп. Инессу Шкляр перекосило и замутило. Она отвернула свое прекрасное лицо с большими таинственными глазами, не желая смотреть на месиво, и тут же увидела небрежно шагающего вдоль стены невысокого шатена в коричневых джинсах, который насвистывал какой-то невразумительный мотив. Она восторженно улыбнулась, сверкнув зубами, выставила вперед ножку в золотисто-лиловой туфельке на высокой шпильке, оправила свою серую кофту с радужно сверкающими блестками, подчеркивающую прелесть бюста, и громко воскликнула:

Пессимистическая трагедия

Популярные книги в жанре Эротика, Секс
Современное общество, страдающее модой на насилие, где его превозносят до ранга достижений и высоких идеалов. Известные медиа-платформы используют насилие для привлечения внимания зрителей, за что им часто вручают награды. Кино, интернет, книги, радио и телевидение активно распространяют культ насилия. Зацикленность на любви и сексе является лишь одной стороной медали, в то время как другая сторона - секс и насилие. Автор постарался исследовать феномен сексуальности и эротического обольщения, обмана и измены, ревности и страха, насилия и унижения. Погружайтесь в эту книгу и сделайте свои собственные выводы. Содержит язык, непригодный для цензуры.
Книга "Как стать идеальной любовницей, чтобы больше наслаждаться жизнью" предлагает читателям новый взгляд на интимные отношения между женщиной и мужчиной. Автор, обладатель значительного опыта в данной сфере, предлагает рассмотреть вопрос Любви через призму мужской психологии. В отрывке автор объясняет, что идеальной любовницей становится женщина, которая умеет наслаждаться сексом сама, тем самым доставляя удовольствие своему партнеру. Книга обещает научить читателей умело играть с мужчинами и наслаждаться жизнью полностью.
Аннотация: "Клановая междоусобица. Книга 1" – захватывающий роман, начинающийся с напряженного пролога. Главный герой оказывается под угрозой смерти, с ножом у горла, в руках неизвестного создания. Сталкиваясь со своими собственными страхами, он начинает оценивать свою жизнь и вспоминать все свои прошлые поступки. Внезапно, в его квартиру вмешивается загадочная женщина, прерывая напряженное противостояние. Отправляясь в мир косплея и мутаций, герой оказывается в центре межкланового конфликта, где сталкиваются силы добра и зла. Исход ситуации неизвестен, и герой должен найти способ выжить и разоблачить тайны своего реального мира.
Американский психолог Лора Шлессингер ведет радиопрограмму, в которой помогает женщинам разбираться в своих личных отношениях. Она заметила, что многие из них повторяют одни и те же ошибки в любви, будто застряли в одной и той же схеме. Лора выявила 10 типичных ошибок и предложила свои рекомендации по их избежанию. В итоге, она стала подобно дружелюбной советчицей, готовой помочь вам увидеть отношения с новой стороны и направить к правильным решениям, которые приведут к счастью в личной жизни.
Воспитание детей - это сложный и ответственный процесс, требующий постоянного внимания и усилий. Книга психотерапевта Филиппы Перри поможет вам разобраться в основных вопросах от беременности до общения с подростками, предоставляя необходимую поддержку и понимание. Автор призывает забыть про идеалы и сфокусироваться на реальных моментах, помогающих создать доверительные отношения с детьми на всю жизнь. Ночные плачи, кризисы и конфликты - все это преодолимо, если есть любовь и поддержка со стороны родителей.
«Шамиль с уверенностью заявляет, что все очень просто, словно я для него невидимка. «Я верну все, что было отца твоей невесты, но есть одно условие», - говорит он, вызывая во мне необузданный страх. Мой жених с интересом спрашивает, на что получает холодный и враждебный ответ. «Я заберу твою невесту», - улыбка врага превращается в угрожающий оскал, заставляющий меня трепетать. Мои защитники, казавшиеся мне надежными, теперь стояли в стороне как свидетели. Предательство витало в воздухе, заставляя мое сердце биться сильнее. Я ощущала себя как на пороге казни, где один неправильный шаг мог стать последним. Все, что казалось мне безопасностью, обернулось предательством.»
"Третий лишний. Он, она и советский режим" - это книга, написанная Марком Поповским, которая исследует тему советского секса и его влияние на личную жизнь граждан. В отрывке автор объясняет, что советский секс был закрыт и засекречен государством, подобно другим социальным проблемам, которые по идеологическим причинам не соответствовали советскому образу жизни. Автор также рассказывает о том, что традиционно русские люди не склонны открывать посторонним свою интимную жизнь и как это ограничение еще усилила советская система. Он считает, что секретность советского секса, подобно другим тайнам СССР, привлекает внимание Запада, но оставляет безразличными европейских и американских читателей. Книга предоставляет интересный уголок советской общественной жизни, который до сих пор остается почти неизученным из-за контроля цензуры и отсутствия данных и информации о брачных, семейных и сексуальных проблемах в СССР.
Безработные люди, искусные в программировании, решают погрузиться в виртуальный мир, чтобы создать необычные игры, в том числе бордель и аттракционы сексуального характера. Они стремятся разобраться в тайнах создания реального мира и воспроизвести его в своих проектах. Эта история, полная дерзкого сленга, поразит воображение читателя, оставляя его смешанными эмоциями и ставя привычные вещи на новые места.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ирина РАДУНСКАЯ

ДЖУНГЛИ

Повесть

________________________________________________________________

ОГЛАВЛЕНИЕ:

ЗА ДВЕРЦЕЙ СТАРИННОГО ШКАФА

ПРИ ЧЕМ ЗДЕСЬ РЫБЫ?

НИКАКИХ ПРОИСШЕСТВИЙ, ШЕФ

МОИ НОВЫЕ ЗНАКОМЫЕ

НИНОЧКА

ОНА БЫЛА ЗВЕЗДОЙ

"ЕЕ ЗОВУТ ЛИЛИ"

ЗА КРУГЛЫМ СТОЛОМ

НЕДОБРЫЕ ПРЕДЧУВСТВИЯ

УБИТЬ ПАМЯТЬ!

ИНТЕРМЕДИЯ

ВЕЛИКАЯ ТЕОРЕМА

ОТЕЦ - УБИЙЦА

Радий Радутный

Добрый дядя оператор

Четвертый час битвы начался спринтерским забегом[AK1]. Два демона, отчаянно матерясь, волокли бочку с порохом к столь удачно поставленной в узком ущелье башне, рыцари, двинувшиеся было следом, были встречены дождем стрел со специально утяжеленными наконечниками и так же поспешно откатились назад. Через мгновение и по той же причине демоны стали похожи на подушечки для иголок, но слабея и оставляя за собой черно-кровавый след, все же не останавливались. Появились драконы. Струи напалма ударили с неба, сметая незадачливых защитников цитадели, один из демонов споткнулся и чуть не упал рыцари отреагировали дружным стоном, но еще через мгновение странное существо в черном плаще с капюшоном взмахнуло рукой и бросило навстречу живым огнеметам несколько сверкающих зеленоватых вихрей. Пронзительный визг сопровождал это непонятное действие, и даже лучники, прикрытые толстыми стенами башни, с криками охватили головы руками. Вихри смерти , как обычно, подействовали хорошо, драконы, потеряв двоих, развернулись было к колдуну... и в этот момент демоны с хохотом сунули факелы в порох.

И снова настало утро, и снова яркий солнечный свет разогнал предрассветную серость, и снова исчезли ночные призраки, похожие на клочья серого тумана, и вернулись тепло и свет, жизнь и радость.

И боль.

Боль, вечная привычная и непрерывная, вот уже сорок лет обжигающая с неослабевающей силой, разрывающая на куски сердце, душащая, ослепляющая, всепожирающая боль!

Он встал, несмотря на возраст, потянулся, подошел к окну.

– Доброе утро! – запищал будильник. – Сегодня двадцать восьмое марта две тысячи…

Деус-машина работала третьи сутки.

Гулкое уханье ритмолидера от времени пробивало слои защиты и слышалось даже здесь, в подземном бункере, за три сотни километров от эпицентра.

– Доброе утро!

Женский голос, вкрадчивый и нежный, слышался ниоткуда и отовсюду одновременно, – из стен, с потолка, с пола и из середины мозга. Он звал и манил, приглашал… и так, что ему просто невозможно было не подчиниться.

Женщине, которая наговаривала эти слова на магнитофон, было около семидесяти, и кроме голоса, она ничем примечательным не обладала.