История моей жизни

История моей жизни

Редигер Александр Федорович

История моей жизни

* Так обозначены ссылки на постраничные примечания. Они в конце текста книги.

{1}Так обозначены ссылки на примечания редактора. Они в конце текста книги.

Под общей редакцией И. О. Гаркуши и В. А. Золотарева.

Подготовка текста, вступительная статья, примечания и указатель имен - Л. Я. Сает, Н. В. Ильина

Аннотация издательства: Имя Александра Федоровича Редигера (1853-1920), военного министра России 1905-1909 гг., участника освободительной Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., профессора Николаевской академии Генерального штаба мало знакомо широкому читателю. Между тем А. Ф. Редигер крупный государственный деятель, стоявший во главе военного ведомства в один из самых сложных периодов российской истории. Воспоминания Редигера выдающийся образец принципиальной, смелой и одновременно взвешенной оценки как обстоятельств собственной жизни, так и важнейших исторических событий, включая характеристики людей, игравших в этих событиях ведущие роли. Многие взгляды и чувства автора, его размышления над судьбами Родины поразительно созвучны пониманию проблем военно-политического и духовного развития России конца ХХ столетия. 1-й том включает воспоминания А. Ф. Редигера о событиях с 50-х гг. XIX в. до 1907 г. 2-й том - о событиях 1908-1918 гг.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары
В сборнике "Южноуральцы на фронте и в тылу" представлены удивительные истории о мужестве и самоотверженности жителей Урала во время Великой Отечественной войны. Автор описывает важную роль, которую играли уральцы в обеспечении победы над врагом, их трудовой подвиг, проявленный в производстве военной продукции, создании добровольческих бригад и отправке помощи на фронт. Забытые подвиги уральцев оставят вас восхищенными и благодарными перед их стремительностью и неистощимым патриотизмом.
Эта книга - не руководство по достижению славы, богатства и независимости, а скорее история жизни, переполненная случайностями, неизбежностями и судьбоносными решениями. В ней я поделюсь своим опытом жизни в Европе, расскажу о своей истории любви и о том, как я смогла преодолеть тяжелые испытания, предоставленные судьбой. Это не просьба о сочувствии или одобрении, а скорее попытка показать, что даже в самых сложных ситуациях можно сохранить радость и оптимизм, по-новому взглянув на жизнь вокруг себя.
"Фантомные боли памяти (Тифлис-Тбилиси)" - книга, написанная драматургом и прозаиком Нелли Христофоровной Осиповой-Лимановой. В отрывке из книги описывается история старинного кремнёвого ружья, которое висит на стене дома уже несколько десятилетий. Рассказ начинается с воспоминаний героини о детстве в Тбилиси и первом знакомстве с этим оружием в доме папиного друга. Оружие становится символом мужской силы и вечной детской игры, а его история прочно связана с историей города и его жителей. Книга наполнена ностальгией и тайной, пронизана тонкой атмосферой давно ушедших времен и загадочных судеб.
Очень важно сохранять в памяти наши воспоминания, и дневник - это прекрасный способ делать это. Автор этих записей, Т.И. Гончарова, в течение долгих лет вел дневник, заполняя его своими мыслями и чувствами, описывая события, происходящие в ее жизни и в стране. Благодаря этим записям мы можем погрузиться в атмосферу прошлых времен и увидеть прошлые события глазами человека, который на них присутствовал. Личный дневник может не быть шедевром литературы, но он честный и искренен, что придает ему особую ценность.
Эта книга является первой научной биографией великого философа периода европейского Средневековья, который проложил путь к развитию мышления Нового времени. В ней содержатся переводы работ философа с комментариями и библиографией. Автором книги является доктор философии, профессор МГУ. Редакция сохранена в формате a4.pdf.
В данной книге собраны сценарии знаменитых фильмов Кшиштофа Кесьлёвского, таких как "Декалог", "Двойная жизнь Вероники" и трилогия "Три цвета". Кроме того, читателю представлены статьи, интервью и автобиография режиссера, в которой он рассказывает о своей жизни, работе и коллегах. Эта книга открывает уникальную возможность окунуться в мир творчества одного из величайших кинематографистов ХХ века.
Павла Флоренского называют "русским Леонардо да Винчи" из-за его многосторонних интересов и вклада в различные области науки и искусства. В своих посланиях к семье из лагерей 1933-1937 годов священник Флоренский делится своими знаниями и мыслями о семье, роде и личности. Он подчеркивает важность передачи опыта от родителей к детям и обустройство гармоничных семейных отношений. Письма Флоренского образуют цельное произведение, которое можно рассматривать как оправдание рода и семьи. В них звучит призыв к утверждению личности через восприятие и передачу опыта рода.
"Ломая печати" - это книга известного чехословацкого публициста и министра иностранных дел ЧССР Богуша Хнёупека, основанная на архивных документах и рассказывающая о героической борьбе патриотов разных стран против фашизма в Словакии. Автор передает чувства, мысли и подвиги героев, не приукрашивая и нескрывая истинную суть событий. Книга погружает читателя в грозное и героическое время, когда люди из разных национальностей сражались против тирании на берегах Вага и Грона, в Низких и Высоких Татрах. Будучи кратким введением в исторический фон событий, книга помогает осознать значение и важность борьбы против фашизма в то время.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ГАРОЛЬД РЕГИСТАН

Космические ямбы

Пускай ученые куражатся, Раздев частицы догола.

Пускай им, очень умным, кажется, Что тем частицам нет числа.

Пускай, как в куклы, В относительность Всю жизнь играют чудаки.

Проста суровая действительность. И всем Эйнштейнам вопреки

Последний век - есть и у вечности. И у бессмертья - смерть удел.

И есть конец - у бесконечности. У беспредельности - предел!

Где взять на вечность разрешенье?! Проси ее иль не проси

ГАРОЛЬД РЕГИСТАН

Встреча

Сначала не было лица. Был только голос.

Жесткий. Властный. - Я из созвездия Тельца.

Контакт включен. Землянин, здравствуй!

Сон иль явь?! В степи ночной

Лежал я, жадно глядя в небо,

И Млечный Путь над головой

Сверкал, как рыбой полный невод.

Конечно, сон! Но в двух шагах

Клубилось что-то и мерцало.

И на глазах, Вселяя страх, Тугую форму обретало.

Владислав Рейдеp

Сольная паpтия

Когда в очеpедной pаз в pусскоязычной пpессе начинают муссиpоваться обиды по поводу обвинений нашей алии в мафиозности, меня это уже не удивляет, а pаздpажает.

Мафия - это тайное сообщество, действующее исключительно в интеpесах своих членов, используя любые, в том числе пpотивозаконные, методы pеализации своих меpкантильных устpемлений. Кому не известно, что обособленность и закpытость во все вpемена была сеpдцевинной основой существования и выживания евpейства во всех стpанах галута? Освященная идеей избpанности наpода, эта обособленность диктовала методы мышления и стиль жизни, заставив евpеев отказаться от пpозелитизма, обеспечив соблюдение обета молчания о своих внутpенних пpоблемах и сомнениях... В этом нет ничего необычного и свеpхъестественного. Hа той же "мафиозной" основе постpоили свою жизнь во всех стpанах и цыгане, сохpанившие за счет этого, как и евpеи, свой генофонд и свой стиль жизни. Hе знаю, пpавда, какой тип избpанности они исповедуют в своей сpеде. Можно вспомнить также аpмян, да и многих дpугих... Идея тайной вседозволенности по отношению к гоям позволяла не только выживать, но и буpно pазвиваться, если гои оказывались "лохами" и не огpаничивали экспансию "евpейской мафии" на жизненно важных напpавлениях своего pазвития. Евpеи, выходившие за pамки "мафии", успешно служившие иным наpодам и людям в целом, мягко говоpя, не пpиветствовались, если не использовали свои возможности во благо "своего наpода". Это вызывало ответную pеакцию тех, кто был "сначала гpажданином, потом евpеем", поpодив множество "евpеев-антисемитов", отвеpгавших, по существу, не столько "избpанность", сколько мафиозность, паpазитизм.

Реймерс Георгий

ЧП в воздухе

Глава 1

Мелкий надоедливый дождь зарядил еще с вечера и, видно, надолго. Мутное утро просыпалось как-то неохотно, с ленцой. Над городом, цепляясь за старинные готические шпили, тяжело плыли набухшие серые тучи. Редкие ранние прохожие, ссутулившись под зонтами, уныло брели по мокрым улицам.

В зале ожидания аэропорта было многолюдно. Вылеты ночных рейсов из-за ненастья перенесли на утро. Пассажиры томились, ожидая улучшения погоды, и ворчали на капризы "небесной канцелярии".