Каменный венок

Каменный венок

Федор Федорович Кнорре

Каменный венок

Девчонки, голоногие, крикливые, хохочут на бегу, прыгая через две ступеньки, наперегонки со спускающимся лифтом скатываясь по лестнице. Из сумрака полутемного подъезда, толкаясь в дверях, точно за ними с собаками гонятся, вырываются в залитый солнцем дворовый скверик, хохоча оттого, что кто-то первый засмеялся, и вот все расхохотались, да так, что никак и не остановиться.

Домовые старухи и старики, с утра молчаливо разместившиеся в тени на скамейках или на собственных, вынесенных из квартир стульях и табуретках со сплющенными черными подушечками, обрадованно встрепенулись, все разом возмущенно заговорили:

Рекомендуем почитать

Федор Федорович Кнорре

Шорох сухих листьев

Наконец все, все было закончено, и Платонов, директор Четвертой школы, с этого момента официально ставший бывшим директором, встал, тяжело опершись о знакомо скрипнувшие подлокотники расшатанного креслица, много лет простоявшего в его кабинете.

Новый директор Булгачев, ни за что не желавший садиться в это кресло, пока продолжалась долгая церемония подписывания актов и прочих документов о сдаче дел, - тотчас тоже поспешно встал, радушно улыбаясь, и они оживленно и бодро попрощались за руку, оба стараясь показать, что все происшедшее простая формальность, которой они не принимают слишком всерьез.

Федор Федорович Кнорре

Олимпия

Длинный коридор коммунальной квартиры номер сто шесть с изгибом по самой середине, около кухни, прежде был похож на странную темную улицу поселка, где за каждой дверью как в своем доме жили отдельные семьи.

Но теперь минули те времена, когда по коридору трудно было пройти, не зацепившись за чей-нибудь сундук, педаль велосипеда или торчащие прутья разломанной корзины, а на кухне сквозь шум хлещущей из крана воды и громкое шипение вскипавших на тесной плите чайников и кастрюль все время слышны были крикливые, спорящие голоса.

Федор Федорович Кнорре

Кораблевская тетка

Сергей Федорович Апахалов давно уже был один в купе, однако мысли о людях, которые несколько часов назад, провожая его, толпились на платформе и махали вслед уходящему поезду, по-прежнему продолжали наполнять его.

Поезд уходил все дальше, а нити, связывающие Апахалова с городом, с оставленной работой, все никак не хотели обрываться.

На первой крупной станции он не выдержал и побежал на телеграф, чтобы послать своему заместителю Макеичеву телеграмму с напоминанием о слете, намеченном на следующую неделю.

Федор Федорович Кнорре

Продается детская коляска

В последний раз перед отъездом он спустился в лифте, прошел мимо множества дверей по длинному коридору, устланному мягкой дорожкой, и, выйдя из пасмурного вестибюля на улицу, сразу за порогом остановился, болезненно морщась, ослепленный солнечными вспышками на автомобильных стеклах я в разливанных весенних лужах, по которым с громким плеском ходуном ходили волны под колесами мчавшихся машин.

Федор Федорович Кнорре

Весенняя путевка

На веранде чистенькой дачки конторы дома отдыха дежурная сестра стояла в дверях - ее фигуры как раз хватало, чтоб закупорить проход во всю ширину, - и напевала вполголоса хабанеру из "Кармен", потряхивая головой, чуть улыбаясь и поигрывая бровями.

Увидев подходившую с чемоданом Лину, оставила в покое брови, повернулась, заносчиво дернув плечами, тоже немножко из "Кармен", и пошла в дом. Коротенький белый халатик высоко открывал белые пухлые икры в детских носочках.

Федор Федорович Кнорре

Один раз в месяц

Под утро Саше приснилось, что она проспала, опаздывает, а с вечера ничего не приготовлено и неглаженое платье валяется, рукавами по полу, на стуле.

Она вздрогнула, приподнялась на локте и села, поджав под себя ноги, на постели, растерянно оглядываясь в темноте, еще плохо соображая спросонья.

Глаза слипались, она смутно понимала, что случилось, где она находится. В первый момент не могла даже вспомнить, кто она сама.

Федор Федорович Кнорре

Шесть процентов

В поле было до того светло от солнца, что ему казалось, он видит с одинаковой ясностью все вокруг себя - и самое далекое и совсем близкое: громадные крутые облака, всплывающие в синем небе, и крошечную мохнатую пчелу, припавшую к желтому качающемуся цветку... И только когда на всем окружающем опять стал появляться мерцающий красноватый отблеск, он стал понимать, что теперь светло, пожалуй, вовсе не от солнца, а от растекающегося горящего бензина.

Федор Федорович Кнорре, известный советский писатель, является мастером слова. Его проза привлекает своеобразным взглядом на морально-этические вопросы и изучением сложной психологии человека. С острым сюжетом, присущим его произведениям, он удается глубоко проникнуть внутренний мир наших современников, и изобразить их чувства и мысли. В его рассказах и повестях сочетается мягкий юмор и лирика с эмоциональной напряженностью. Особый интерес вызывают сложные характеры героев и их судьбы и взаимоотношения. В данном сборнике, "Весенняя Путевка", нас ждет увлекательное чтение, где автор глубоко проникает во внутренний мир героев и рисует полотно их судеб.
Другие книги автора Фёдор Фёдорович Кнорре
Эта повесть рассказывает о необычных приключениях капитана Крокуса и его верных друзей: циркового клоуна Коко, льва Нерона и музыкального поросенка Персика. В их мире существует огромный город, который находится под властью жестоких и жадных людей. Они собираются запретить всех животных и превратить их в бездушные автоматы. Клоун Коко считается преступником, просто потому что в городе запрещен веселый смех. Сказки детства отменены, и все дети должны стать маленькими взрослыми. Но ребята, не готовые отказаться от своего детства, решают сражаться за право на сказочный мир и своих друзей. В этой захватывающей повести-сказке мы узнаем, как мужественный Крокус и его неутомимый друг Коко сражались с опасностями, чтобы защитить своих любимых сказочных существ и докажут всем, что детство - это самое важное время в жизни.

«Мысль написать этот рассказ родилась у меня зимним вечером в одном южном черноморском порту. Мы с несколькими матросами, сидя на покачивающейся палубе сейнера, разговаривали о том о сём, о сгоревшем подшипнике, мексиканской музыке и корабельных собаках. Снег лёгкими хлопьями садился на тёмную воду. Сигнальные огоньки на мачтах уже начинали свой долгий ночной танец, всё ниже кивая набегавшим с моря волнам. И на многих кораблях и корабликах, стоявших в порту, на разные голоса заливисто лаяли судовые собаки, перекликаясь перед сном, совсем как в деревне. Вот тогда-то я и решил написать об одной из них.»

Ф. Кнорре

Космический несчастный случай подкрался незаметно к планете, пригрозив уничтожить все на своем пути. Жители нашего мира были в отчаянии, ведь ничто не могло остановить грозную комету. И вот, в этот самый момент, загадочные инопланетяне выходят на сцену. Вопреки своей безразличности к земным проблемам, они принимают решение помочь людям. Но каким чудесным образом они передумали? Тайна раскрывается, когда простая девочка Лали начинает рассказывать им земные сказки… А яркие иллюстрации художника Георгия Николаевича Юдина позволяют нам окунуться в мир удивительной истории.

Федор Федорович Кнорре

Родная кровь

В всякий раз после того, как "Добрыня", обогнув крутую излучину Волги, выходил на прямую и далеко впереди на желтом обрыве показывалась редкая сосновая роща, сквозь деревья которой розовели одинаковые домики Рабочего поселка, - над трубой, клубясь, возникал крутой столбик белого пара и гудок, тягучий и хриповатый, оторвавшись от парохода, летел над водой, к далекому обрыву на берегу.

И неизменно через минуту после гудка на пригорок к березе выбегала женщина, придерживая на голове пестрый шарф. Иногда ее опережала девочка или они бежали на пригорок вместе, держась за руки. Бывало, что с ними рядом оказывались двое мальчиков. Еще издали они начинали махать пароходу платками, руками или шапками, а с верхней палубы старший механик Федотов, приподняв над головой фуражку, сдержанно покачивал ею в воздухе и так же сдержанно улыбался (хотя улыбки его никто не мог видеть) - до тех пор, пока фигурки людей на пригорке не становились маленькими, как муравьи.

Федор Федорович Кнорре

Ночной звонок

В шумном городе был еще вечер, хлопали, распахиваясь на остановках, дверцы полупустых автобусов, перескакивали, меняясь местами, цветные огни светофоров на перекрестках, из кино, где начались последние сеансы, сквозь стены неслись на улицу звуки гулких голосов, точно там галдели и ссорились великаны, а на пригородной даче пенсионера Лариона Васильевича Квашнина уже была ночь.

Свет в окнах давно был погашен, лягушки квакали по канавам, и мутно просвечивала сквозь дымные облака луна над вытоптанным дачным лесочком, где шелестели вершины старых, обломанных понизу берез.

В этой детской книге рассказывается о путешествии мальчика, который рос в большом городе, но всегда мечтал об опасных приключениях на островах и в тропических лесах. Его мечты сбываются, но приключение оказывается еще более опасным, чем он ожидал. Оставшись один среди заснеженных лесов, городскому жителю трудно бороться с одиночеством и оторванностью от людей. Однако подбитый бельчонок становится его спутником и помощником. Пока маленький городской житель пишет свой дневник, бельчонок внимательно следит за его работой. После долгих дней автор назвал свою рукопись "Дневник бельчонка Черничные Глазки". В книге описаны беды и радости, мысли и приключения этого необычайного дуэта.
Аннотация: Книга "Навсегда" рассказывает историю жизни городка Ланкай и его обитателей. Отрывок начинается описанием весеннего дня, когда облака направляются на север, принося с собой солнечное сияние, а теплый ветер заболоченных лугов оживляет городскую площадь. В центре внимания находится старый мастер Жукаускас, работающий в ремонтной будке, у которого сегодня не так много заказов. Он занимается изготовлением сложного замка с секретом, давно задумываемого им. Наблюдая пустую площадь, за которой гуляют собаки и шаркает сторожиха, старый мастер продолжает свою работу, полон удовлетворения от возможности запутать возможных взломщиков. Аннотация книги "Навсегда" представляет читателю мир городка Ланкай и его обитателей, демонстрируя взаимодействие людей и природы, истинное наслаждение от работы и моменты одиночества, ожидания и наблюдения.

Федор Федорович Кнорре

Мать

Задремавшие на рассвете в ожидании своей станции пассажиры зашевелились, стряхивая с себя сонливость, когда в купе постучал проводник.

Высокий чех со впалыми щеками и сердито торчащими рыжими усами открыл свои усталые добрые глаза, окруженные множеством морщинок, укоризненно закачал головой и протянул нараспев:

- Ай-ай-ай!.. Ай, как неладно! Так и не ложились совсем?

Пожилая женщина в темном платье сидела, повернувшись к окну, за стеклом которого в неясном утреннем свете едва начинали выступать из тумана непрерывно убегающие назад контуры деревьев, рассаженных по краям уходящего куда-то за холмы шоссе, кусок черепичной красной крыши, проглянувшей сквозь густые ветви цветущих яблонь, высокий шпиль костела...

Популярные книги в жанре Советская классическая проза
Исключительно русские читатели регулярно имеют возможность воспользоваться плодами творчества выдающегося эстонского прозаика, известного как Герой Социалистического Труда и народный писатель Эстонии - Пауль Куусберг. В его новой книге, составленной из наиболее оцениваемых произведений последних лет, писатель вкладывает много усилий в анализ моральных вопросов и вызывает острые размышления на эту тему. Книга представляет собой уникальную возможность окунуться в мир эстонской литературы и получить удовольствие от литературных шедевров этого автора.
Книга представляет собой сборник повестей и рассказов, написанных известным дагестанским писателем. В этих произведениях автор рассказывает о простых советских людях, которые усердно работают, чтобы сохранить Кавказские горы и заботятся о природе. В сборник включены две повести - "Два месяца до звонка" и "Опасная тропа". Главное место в книге занимает первая повесть, в которой автор поднимает важные вопросы гражданской активности советского человека и его ответственности перед обществом. Главный герой - сельский учитель по имени Мубарак - становится примером решения этих вопросов. Читатель обнаружит в этой повести и других произведениях Ахмедхана Абу-Бакара художественную оригинальность, поэтическое видение мира, юмор и фантазию. Вся книга погружает нас в уникальный мир автора, полный ярких образов и глубоких мыслей о значимости каждого человека в обществе.
Глеб Базанов был представлен читателям в романе Марка Еленина, "Дни доброй надежды", когда он еще был выпускником ленинградской школы. В этой книге Глеб побывал на войне, прошел лечение в больнице и впервые столкнулся с Азией и ее сыном Юлдашем. Оттуда началась новая глава его жизни, неразрывно связанная с этим удивительным регионом. Глеб стал геологом и принял участие в открытии золотого месторождения в пустыне. Он мечтал о постройке города, который был бы уникальным и отличался от всех остальных на свете. За прошедшие годы Глеб преодолел множество трудностей: перенес инфаркт, потерял свою жену и был вынужден расстаться с любимой работой. Однако, количество его друзей постоянно росло. Безотказно, куда бы жизнь его не привела, рядом всегда оказывались добрые и отзывчивые люди. В книге "Добрый деловой человек", которая является второй частью дилогии, Глеб Базанов устраивается на работу парторгом на большом строительстве в пустыне. Здесь создается гигантский комбинат и город Солнечный. Новый роман Марка Еленина, "Добрый деловой человек", рассказывает о верности своей мечте, доброте и любви, которые преодолевают все преграды, а также о настоящих трепетных личностях, которые живут в наши дни и делают удивительные вещи.
Аннотация: Книга "Если копнуть глубже" рассказывает о встрече главного героя, Яковлевича, с его соседом, пенсионером Иваном Матвеевичем, который задает вопросы о призыве правдивости в литературе и просит объяснить, что именно подразумевается под этим призывом. Яковлевич пытается разъяснить Ивану Матвеевичу, что писатели должны показывать правду о жизни, проникая глубже в суть явлений и обнаруживая то, что может быть скрыто от поверхностного взгляда. Примером соседу служит узнаваемая фигура Пашки с девятого этажа, которая, хоть и не является выдающимся, но руководит солидным учреждением. Книга задает вопросы о значимости правды в художественном творчестве и призывает читателей к глубинному пониманию событий и явлений жизни.
Книга "Еще раз о здоровье" предлагает рассмотреть объективность и достоверность рекомендаций, связанных с укреплением здоровья. Автор указывает на отсутствие единых стандартов и строгости в данной области, и высказывает сомнения в выборе оптимальных способов и дозировок для сохранения здоровья. Оказывая некорректное влияние на конечного потребителя, различные непрофессиональные знатоки предлагают свои рекомендации, основываясь на собственном опыте, который зачастую неимоверно экстремален и нерелевантен. Аннотация также содержит отрывок рассказа о человеке, который послушал совет и начал заниматься с утяжелениями, что привело к негативным последствиям. Книга призывает оценивать и проверять источники советов о здоровье, а также предоставляет критический взгляд на необходимость создания единого подхода к сохранению здоровья.
Отрывок из книги "Как стать знаменитым писателем" представляет собой рассуждение автора о том, каким образом можно достичь успеха в литературе. В отрывке описываются различные пути к популярности, сфокусированные на идее "жить под лестницей". Автор объясняет, что это не только отсутствие собственного жилья, но и некий статус, позволяющий извлечь пользу из этой ситуации. В отрывке также приводятся примеры из реальной жизни, подкрепляющие авторские рассуждения. Книга обещает помочь читателю разобраться в этих вопросах и построить свой путь к успеху в писательстве.
Книга "Как это нам удается?" - это своеобразная исповедь автора, которая касается его профессиональной деятельности и личного самочувствия. Он хочет рассказать о своем недоумении, которое с каждым годом только укрепляется. В книге автор перескакивает с темы на тему, задает вопросы и отвечает на них сам. Он приводит примеры из своей жизни, чтобы пояснить иллюстрацию своих мыслей. В центре внимания находится вопрос: "Как вам это удалось?", на который автор пытается найти ответ, рассказывая о своих собственных противоречивых и неоднозначных ситуациях.
Книга "Кольцо с бриллиантами" является захватывающим рассказом, автором которого стал некто, с которым главный герой разделил случайное приключение в самолете. Отрывок, представленный выше, рассказывает о Васе Припухлове, который решил поменять свою жизнь и бросить пить, чтобы накопить деньги на автомобиль. Но при неудаче с инвестициями, Вася осознает, что его сбережения были потрачены напрасно. Во время командировки, он имеет неприятный опыт в кафетерии, который иллюстрирует его негативное прошлое. Таким образом, отрывок создает интригу и намекает на главный сюжет книги, который, скорее всего, связан с историями героя о жизни до изменений и о новых приключениях, которые ожидают его в будущем.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Федор Федорович Кнорре

Ложь

Юный партизанский разведчик Лева Подрезов, взорвав мчавшиеся на фронт машины с боеприпасами, умело петляя, кинулся к роще и уже добежал до оврага, когда, поскользнувшись на самом дне его, упал и был схвачен фашистами.

Теперь он стоял на опушке рощи, нетерпеливо подергивая связанными руками, весь переполненный возбуждением борьбы, тяжело дыша после бега, и презрительно повторял:

- Чем хочешь мне угрожай, все равно не боюсь тебя!

Федор Федорович Кнорре

Не расцвела

Наконец все осталось позади, и в доме установилась обычная тишина. Свежевымытые, еще не просохшие полы празднично пахли. Недопитый стакан клюквенного морса с липкими следами ее влажных пальцев убрали с ночного столика, и заново была застлана ее сторона широкой двуспальной постели, в головах которой белели подкрахмаленными наволочками ненужные подушки, на которых спать уже было некому.

Оставшись один, старый хозяин дома тщательно запер дверь, тяжело сопя, с усилием стащил, потягивая за рукав, пиджак, надел по привычке старую домашнюю куртку и после этого вышел, шаркая туфлями, на середину комнаты и остановился, осматриваясь, точно в незнакомом месте, в своей спальне, где прожил больше двух десятков лет.

Федор Федорович Кнорре

Никому, никогда...

Конечно, он прекрасно слышал, как в соседней комнате ходят и разговаривают, пьют чай - звякают ложки, и чашки стучат о блюдца, - слышал, как под самым окном петух захлопал крыльями, набираясь духу, прежде чем закукарекать. Знал, что вот-вот войдет его будить мама, но все-таки лежал, чувствуя яркий свет сквозь закрытые веки, и почти спал. Ему не хотелось вылезать из сна, ему там было хорошо, руки в ноги не желали шевелиться, вязли в чем-то густом и тягучем, как оса в меду.

Федор Федорович Кнорре

Одна жизнь

Она давно сидела не двигаясь в плетеном кресле посреди непросохшей лужайки, закутанная туго, до ощущения какой-то детской беспомощности, в одеяла и теплые платки.

От насквозь промерзшего за зиму, опустелого особняка, как-то уцелевшего после всех бомбежек и пожаров, садовая дорожка спускалась к реке, через заросли мечущихся на ветру голых кустов.

Еще вчера запоздалые, обтаявшие льдины все шли и шли по течению бесконечной, редеющей вереницей, а сегодня вода уже совсем очистилась и теперь, странно напоминая своим звуком о лете, потихоньку плескалась о черные берега.