Коба (монолог старого человека)

Коба (монолог старого человека)

Мы с ним дружили. Мы подружились в лихое время. Мы напали тогда на почту. Революции нужны были деньги – и мы экспроприировали эти деньги в пользу Революции. И вот тогда Кобе и повредили руку. И потом на всех картинах – на тысячах тысяч картин – Коба будет изображен с вечной своей трубкой в согнутой руке. (В ту страшную ночь, когда Кобе уродовали руку, я не знал, что стою у истока лучших произведений нашей живописи…) Как не любил Коба свое удалое прошлое. Когда невеста спросила его о руке, Коба рассказал рождественскую историю о бедном маленьком мальчике, искалеченном под колесами богатого экипажа.

Рекомендуем почитать

Афины. Около полудня.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК с поспешными движениями, длинноволосый и в грязном хитоне, выкрикивает слова: «Это обвинение написал и клятвенно засвидетельствовал Мелет, сын Мелета, пифиец, против Сократа, сына Софрониска из дома Алопеки. Обвиняю Сократа в том, что не признает он богов, которых признает город, что создает он других богов. Обвиняю Сократа в том, что развращает он молодежь. Требуемое наказание – смерть. Афины. Ночь. Пир в доме ПРОДИКА, богатого афинянина. На ложах в венках возлежат хозяин дома ПРОДИК, СОКРАТ и ученики СОКРАТА-ПЕРВЫЙ и ВТОРОЙ. СОКРАТ плешив, уродлив. Ему семьдесят лет, но это семьдесят лет без всяких следов дряхлости. Хозяин дома ПРОДИК тоже немолод, но очень красив – лицо Зевса с греческой скульптуры. В продолжение пира ПРОДИК почти все время молчит, внимательно слушает речи гостей и жестами руководит рабами, наполняющими чаши вином.

Зимой 1996 года я приехал в Париж. И все представлял, как ровно сто лет назад были в Париже – Они…

Шел 1896 год. Это был первый визит русского царя во Францию – после того, злополучного, когда поляк Березовский выстрелил в его деда. Поляк мстил за поруганную Польшу. К счастью, Александр II тогда остался жив (его убьют потом – бомбой).

Теперь никто не стрелял. Толпы восторженных парижан заполнили улицы. В открытой коляске ехали: красавица императрица, Государь – милый молодой человек в военной форме – и очаровательная дочка.

Они прячутся в старых, кривых московских переулках. И там, величественные и жалкие, как состарившийся Казакова, греют на солнце свои колонны – облупившиеся белые колонны московских дворцов XVIII века... Зажатые между огромными домами, они выплывают из времени. Миражи. Сны наяву.

Ах, эти дома желтой охры... античный фриз на фронтоне – гирлянды, веночки, летящие гении, за толстыми стенами – прохладная темнота зала... полукруглые печи, чудом сохранившийся расписной потолок... и вековые деревья за оградой.

Еще в сталинские времена наш знаменитый антрополог и скульптор академик Герасимов, восстанавливавший лица по черепам, задумал вскрыть гробницу царя Ивана Грозного. Герасимов хотел не только воссоздать портрет легендарного царя, но ответить на вопрос: как он умер? Был ли он убит, как гласила легенда, или, говоря словами поэта, «к стыду людей, он умер сам»?

Но не захотел Сталин. То ли бывший ученик духовной семинарии не забыл историю с гробницей Тимура (когда через три дня после вскрытия тем же Герасимовым могилы, как и предупреждали старики узбеки, началась война - Гитлер напал на Россию) и теперь избегал нарушать покой царей-демонов, то ли, что скорее всего, попросту не захотел тревожить покой любимого героя.

В своем новом романе Эдвард Радзинский не перестает удивлять нас невероятными историческими фактами. Роман написан в форме записок императора Наполеона, продиктованных им своему секретарю на острове Святой Елены. В них император рассказал о своем детстве и начале военной карьеры, победоносных битвах и любовных приключениях, о пути к власти — сначала во Франции, потом в Европе…

Но был ли император полностью правдив? И зачем он диктовал свои записки — для себя, для потомков… или совсем с другой целью?

Новая, совершенно неожиданная версия жизни и гибели великого Наполеона Бонапарта — в романе «Наполеон: жизнь после смерти». Новая книга Эдварда Радзинского из знаменитого цикла исторических исследований о великих правителях. Книги «Николай II», «Сталин» в течение длительного времени занимали первые места среди бестселлеров. И сейчас эти книги вызывают живой интерес и у молодого, и более старшего поколения, по-прежнему читаемы и пользуются невероятным спросом.

Поражения Наполеона, императора Франции, были забыты — остались только победы. И хотя в сонм бессмертных ему не удалось войти владыкой величайшей империи, он вошел в него куда более прочно — гением и страдальцем. А его старый враг Шатобриан вынужден был написать: «Это Карл Великий и Александр Македонский, какими их изображали древние эпопеи. Этот фантастический герой и пребудет теперь, после смерти императора, единственно реальным...»

Над цирком заходило жаркое солнце. Сквозь розовый шелк, натянутый над гигантским амфитеатром, тяжелые лучи падали на арену. Плавилась арена, усыпанная медными опилками, в розовом свете плыли статуи богов...

Посреди арены высился золотой крест. Под крестом горела золотом громадная бочка.

И в этом пылающем розово-золотом свете возник на арене прекрасный юноша. В золотом венце, в золотой тоге – совершеннейший Аполлон. Только вместо сладкозвучной кифары в руках Аполлона был бич...

Умирая, царь Иоанн Васильевич оставил царство сыну своему Федору

Понимал он, что немощный сын не в силах будет один удержать царский венец, и оставил он при нем могучих советчиков: родного брата его матери Никиту Романовича Юрьева (еще один шаг к престолу сделал род Романовых), шурина Федора, боярина Бориса Годунова, и первого в Думе по знатности рода князя Ивана Мстиславского. Просил помогать сыну и доблестного защитника Пскова – князя Ивана Шуйского, одного из немногих Шуйских, которых не уничтожил казнями и не изгнал опалами.

Из письма ко мне пианиста К.

«Я никогда не верил, что Сальери отравил Моцарта. Люди искусства склонны к завышенной самооценке... Если попросить любого из нас чистосердечно ответить на вопрос „Кто самый-самый?“ – почти каждый ответит – „Я!“

Сальери был такой же эгоцентрик, как все мы. Тем более что, в отличие от нас, он имел все основания считать себя первым. Его превосходство было закреплено уже в его титуле: Первый Капельмейстер империи... Его обожали – и публика, и двор. Его признала Европа. Его опера «Тарар» шла при переполненных залах. А поставленный следом моцартовский «Дон Жуан» – провалился. И т. д. Неужели этот самовлюбленный музыкант, да к тому же итальянец... а музыка тогда считалась профессией итальянцев... мог признать первым какого-то неудачника и к тому же немца – Моцарта?.. Да еще настолько позавидовать ему – что отравить? Слухи об отравлении были после смерти Моцарта. Но только безумец мог их связывать с Сальери! Недаром сын Моцарта после смерти отца стал учеником Сальери.

Другие книги автора Эдвард Станиславович Радзинский
Больше нескольких лет ждала своего выпуска книга Эдварда Радзинского, основанная на уникальной рукописи, которую получил автор. Этот необычный текст переносит нас в загадочную и погребенную в водах историю Атлантиды - СССР, а также рассказывает о ее загадочной и страшной личности - Иосифе Сталине. Новая книга раскрывает множество тайн, проливает свет на события и фигуры, которые оставались далекими и загадочными для нас ранее.
Великий и крепкий город Вавилон, привлекающий внимание многих, внезапно столкнулся с мощным судом, который пришел к нему внезапно и без предупреждения. Эти слова, записанные в Святой Книге, могли быть знакомы маленькому Сосо Джугашвили, который, ведясь на прозвище Сталин, стал известным во всем мире как ученик Духовной семинарии. Уроки, которые он усвоил на протяжении своей жизни, помогли ему оставить свой след в истории. Теперь его имя известно всему миру.

Уникальное художественно-историческое исследование жизни последнего русского царя основано на редких, ранее не публиковавшихся архивных документах. В книгу вошли отрывки из дневников Николая и членов его семьи, переписка царя и царицы, доклады министров и военачальников, дипломатическая почта и донесения разведки. Последние месяцы жизни царской семьи и обстоятельства ее гибели расписаны по дням, а ночь убийства — почти поминутно. Досконально прослежены судьбы участников трагедии: родственников царя, его свиты, тех, кто отдал приказ об убийстве, и непосредственных исполнителей.

"Цари. Романовы. История династии" - это книга, которая рассказывает о доме Романовых и их истории. Отрывок начинается с описания старых домиков в Москве, которые скрываются в переулочках. Автор описывает их величие и жалкость, сравнивая их с состарившимся Казановой. Он также упоминает архитектурные детали и элементы декора этих домов. В отрывке также упоминается бронзовый шандал с экраном и свечой, на котором показывается изображение молодой красавицы, исполняющей венецианское гадание. Автор также отмечает, что эта женщина была объектом восхищения и любви многих известных людей. В конце отрывка автор говорит о том, что московский домик исчезает, а появляется видение Санкт-Петербурга. Аннотация к книге "Цари. Романовы. История династии" описывает отрывок, в котором рассказывается о истории дома Романовых и его связи с героями прошлого.
Это дневник одного из самых преданных соратников Иосифа Сталина, в котором описывается множество интересных событий, в которых автор принимал участие. В нем рассказывается о гибели лидеров Октябрьской революции, о том, как Бухарин, находясь в камере, писал свои письма Кобе, а также о народных развлечениях в дни террора, включая футбольный матч на Красной площади. А также описывается Мюнхенский сговор, крах Польши и встреча Сталина с Гитлером. И, наконец, дневник подробно описывает лагерный ад, в который Сталин отправил своего старого друга, несмотря на их прежнюю дружбу и доверие.

"Я все пытаюсь понять, о чем же эта история? О мужике, ставшем предтечей сотен тысяч таких же мужиков, которые в революцию с религиозным сознанием в душе будут разрушать свои храмы; с мечтою о царстве Любви и Справедливости будут убивать, насиловать, зальют страну кровью — и в конце концов сами себя погубят?

Или еще о чем-то... таинственном... совсем неведомом..."

Княжна Тараканова, Казанова и Моцарт – их истории и жизненные пути заполнили страницы Галантного века. Тайны, загадки их судеб остаются неоткрытыми до сих пор. В книге Эдварда Радзинского представлены смелые версии, оригинальные трактовки исторических событий, открывающие завесу над этими загадками. В сборник входят увлекательные рассказы о последней октаве Романовых, о любовных сумасшествиях Джакомо Казановы, о нескольких встречах с гением Моцартом и многом другом. Загляни в мир пророков и безумцев, неуловимых властителей мысли и земных богов, и обнаружи тайну славы, губительные молнии истории и чертеж Господа в жизнях людей. Это книга, которая не оставит тебя равнодушным.
В истории о войне и о действиях Иосифа Сталина перед войной остаются загадками, которые до сих пор не были разгаданы. Известно, что Сталин, склонный к подозрительности и не доверяющий никому, даже самому себе, удоверился Гитлеру. Однако за кулисами происходило гораздо больше... В новой книге "Апокалипсис от Кобы" автор раскрывает одну из самых страшных тайн истории - загадку Второй Мировой войны, а также последнюю загадку, связанную с смертью Иосифа Сталина. Какие события и разоблачения интересуют нас о прошлом?
Популярные книги в жанре Историческая проза
В новой книге Пьера-Луи Ганьона, канадского писателя и эксперта по русской литературе, читатели получат возможность заглянуть за кулисы присуждения Нобелевской премии Ивану Бунину - первому русскому лауреату. В этой истории происходят захватывающие события, связанные с двумя претендентами на награду - Максимом Горьким, сторонником Сталина, и Иваном Бунином, эмигрировавшим после революции. Развернутая интрига происходит в Швеции, где автор рассказывает о действиях посла СССР Александры Коллонтай, которая делает все возможное, чтобы поддержать своего кандидата. Однако, влиять на решение Нобелевского комитета оказывается непросто, и они отдают предпочтение Бунину. Еще больше напряженности вступает в историю, когда изгнанник Иван Бунин внезапно исчезает на юге Франции. Возникает вопрос, были ли в это вовлечены агенты ОГПУ и Коминтерна, которые проникают во все европейские столицы? Если такое выяснится, престиж Нобелевской премии может быть серьезно подорван. В этой захватывающей истории читатели узнают некоторые секреты о том, как принимаются принципиальные решения и как манипулируются политическими и литературными связями.
В книге талантливого режиссера Игоря Талалаевского рассказывается о трех удивительных женщинах прошлых времен - Лу Андреас-Саломе, Нина Петровская, Лиля Брик, которые вызывают нашу жизненную силу. Их страсть и бунт меняют наше восприятие о том, что дозволено. Эти женщины, как приз
Этот роман итальянского писателя Роберто Пацци рассказывает о последних днях царя Николая II и его семьи в Екатеринбурге, где они находились под стражей. В то же время, на помощь царю направляется Преображенский полк через Сибирь. Книга сочетает в себе вымысел и реальные события, создавая захватывающий исторический фон для драматической истории о судьбе русской императорской семьи.
В книге рассказывается о четырех женщинах, которые принимали активное участие в освободительном движении страны. Автор, В.А.Морозова, провел обширное исследование, чтобы воссоздать жизнь и деятельность этих героинь, используя документы из архивов, воспоминания очевидцев, дневники, письма и материалы периодической печати. В книге автор раскрывает правдивую и живописную картину дореволюционной эпохи так, что читатель невольно погружается в атмосферу прошлого и становится свидетелем исторических событий.
Книга "“Ты, жгучий отпрыск Аввакума...”" является романом и на данный момент представлен отрывком, включающим главу 25. В этом отрывке рассказывается история о Басне и были Есенина. Главный герой, Клюев, находится в страшной ситуации, описывается холод и жар, которые он испытывает в «пробковой камере», где ему пришлось пробыть три дня. Ключевой вопрос, на который отсутствует ответ, заключается в том, кто допрашивал Клюева и о чем именно его допрашивали. Рассказ также упоминает возможную связь ареста Клюева с кампанией по ограблению церквей, однако надежность этой информации оспаривается. Помимо этого, упоминается участие Клюева в комиссии по изъятию ценностей церквей, предполагается, что его целью было спасти то, что возможно. Приводится история о том, как происходило изъятие ценностей и икон и как это делалось открыто. Отрывок также включает мнение Надежды Мандельштам о том, что новое государство не нуждается в помощи поповского сословия и как она сама столкнулась с изъятием в одной из приходских церквей.
Книга "Удачи поручика Ржевского" рассказывает о жизни и приключениях поручика Ржевского во времена войны 1812 года. В центре событий - гусарский полк 2-й армии, задорно названный О...ский. Автор описывает сложную политическую обстановку в Российской империи перед войной с Наполеоном, рассказывает о стратегии и тактике русских армий под командованием Багратиона, Тормасова и Барклай де Толли. Отрывок знакомит читателя с обстановкой перед началом войны, создавая атмосферу ожидания и напряжения.
В мае 1942 года Красная Армия столкнулась с двумя поражениями, которые принесли огромные потери в людях, технике и территориях. Вопрос о том, почему советские войска потерпели поражения под Харьковом и в Крыму, остается актуальным и требует глубокого анализа. Автор данной книги стремится разобраться в причинах неудач и рассмотреть стереотипы и расхожие мнения о тех событиях. Книга предлагает новый взгляд на происходящее и вызовет интерес у тех, кто интересуется историей Великой Отечественной войны.
Лев Ильич Мечников, участник движения Дж. Гарибальди и последователь М. А. Бакунина, на протяжении жизни проявил себя как талантливый и многосторонний человек. Его научные работы и мемуары отмечены ценными исследованиями и уникальными свидетельствами. Книга «Цивилизация и великие исторические реки», ставшая его шедевром, принесла ему славу «отца русской геополитики». В данном издании впервые собрана вся художественная проза Л. И. Мечникова, позволяющая окунуться в мир его литературных талантов и глубоких исследований.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эдвард Радзинский

Наполеон: исчезнувшая битва

Журнальный вариант

Долго смотрел я на свою, увы, дрожащую руку: переплетение морщин таинственная карта...

Однако к делу. С острова Святой Елены вернулся мой сын... Нехороша фраза. Нет в ней силы, как любил говорить император. Он умел чеканить строки. Его обращения к армии... "красноречие победы"...

Король (Луи Филипп*) послал целую делегацию выполнить последнюю волю императора - привезти его тело в Париж. Я не поехал: мне восемьдесят лет, и я вижу все хуже и хуже. Книги, труд с пером убили мое зрение...

Зимой 1996 года я приехал в Париж. И все представлял, как ровно сто лет назад были в Париже - Они…

Шел 1896 год. Это был первый визит русского царя во Францию - после того, злополучного, когда поляк Березовский выстрелил в его деда. Поляк мстил за поруганную Польшу. К счастью, Александр II тогда остался жив (его убьют потом - бомбой).

Теперь никто не стрелял. Толпы восторженных парижан заполнили улицы. В открытой коляске ехали: красавица императрица, Государь - милый молодой человек в военной форме - и очаровательная дочка.

Эдвард Радзинский в "империи гласности"

Сумерки, природа, флейты голос нежный...

- Эдвард Станиславович, я ведавво пеpечитывал Пушкияа - "Бориса Годутова" Ощущевие такое, будто читаешь свежую газету...

- О-о, ужас этой пьесы в том, что она в России во все времена читается как газета! Это же вечная ситуация! .. "Живая власть для черни ненавистна. Они любить умеют только мертвых..." Впрочем, там еще лучше реплика есть: один боярин, который нее время молчал, оглядывается окрест и Другому говорит: "А ты, боярин, заметь их имена и запиши;"... Это как эпиграф к любому моменту свободы в России!..

Радзиванович Владимир Александрович

Под польским орлом

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Из предисловия: В книге генерал-майора В. А. Радзивановича "Под польским орлом" рассказывается о боевом пути 1-й кавалерийской бригады возрожденного Войска Польского. Автор, бывший командир этой бригады, хорошо передает обстановку, в которой проходило формирование 1-й Польской армии, знакомит читателя с рядом любопытных деталей, свидетельствующих о бескорыстной братской помощи ей со стороны советского народа, приводит много интересных данных о славных ратных делах своего соединения, о боевом содружестве советских и польских воинов.