Колье от «Лалик»

Колье от «Лалик»
"Колье от «Лалик»" - это захватывающий роман о мире роскоши и искусства. Глава ювелирной фирмы «Юбер» решает пригласить талантливого мастера ювелирного дела, создающего уникальные произведения искусства, в свой салон. Однако, несмотря на его гениальность, мастер скромно живет за пределами внимания публики. Сможет ли он преодолеть преграды на пути к успеху и признанию? Читайте, чтобы узнать о невероятном пути к признанию таланта в мире роскоши и эстетики.
Отрывок из произведения:

– Он безумен!

– Он гениален…

– Я бы не рискнул с ним связываться.

– Он делает эксклюзивные вещи, каждая из которых – единственное в своем роде произведение искусства. В нашем каталоге нет ни одного украшения, достойного лежать в одной витрине с его изделиями. Времена изменились, дорогой Алекс, состоятельные люди больше не желают покупать безвкусные серьги и броши. Им подавай изюминку, нечто уникальное. Ценность нашей продукции сегодня определяется не каратами, а оригинальной эстетикой.

Рекомендуем почитать
Роман "Случайный гость" рассказывает о молодом человеке и барышне, которые скрываются от внешнего мира, стремясь найти безопасное убежище в глуши леса. В поисках уединения они сталкиваются с опасностями и нечестными людьми, что заставляет их быть настороже и ускорять свой путь. Автор описывает красавицу с тонким лицом, окутанную таинственностью и загадками, и молодого человека, решительного и готового защитить ее любой ценой. Внезапные повороты событий и ночная атмосфера создают напряженное и захватывающее чтение, открывая перед читателем мир тайн и загадок русской души.
Арина нежно хранила старинный медальон, который унаследовала от своей бабушки. Она предпочитала его даже драгоценным украшениям, которые дарил ей ее любящий муж. Для нее этот медальон значил гораздо больше, чем просто украшение - он был ее талисманом, который, как ей казалось, принесет в ее жизнь долгожданное счастье.
ка, Олег, – говорил отец. – Ты уже взрослый человек, пора забыть про эти детские забавы.Судьба распорядилась иначе. Однажды веяние случая, недобросовестного «друга» и таинственное письмо из прошлого привели Олега к древнему браслету и скифской царевне…*.** *В аннотации для книги "Браслет скифской царевны" рассказывается о недоразвитом кладоискателе Олеге Бердянина, который оказывается втянутым в таинственное приключение. Встреча с прошлым через артефакт древности приводит к разгадке тайн и событий, способных изменить судьбы героев. Книга предлагает читателю увлекательное путешествие в мир археологии и загадок истории, переплетенное с интригующими поворотами сюжета.
Аннотация: В романе "Вино из мандрагоры" читатель погружается в атмосферу весенней Москвы, где главный герой, мужчина с нестандартной профессией, встречает загадочную женщину, источающую аромат свежей зелени и амбры. Встреча с этой женщиной заставляет его задуматься о жизни, вере и прощении, вызывая волну разных эмоций – от тоски и депрессии до восторга и страсти. Неожиданная встреча приводит главного героя на вокзал, где его отношения с этой женщиной начинают развиваться.
"Золотой павлин" - это история о том, как сложности и противоречия жизни могут повлиять на отношения в самой крепкой семье. Ванда живет со своим мужем Михаилом и изнутри все кажется идеальным - образцом семейного счастья. Но однажды она замечает незначительные изменения в поведении мужа, которые приводят к напряженности и разладу в их семейной лодке. Когда она пытается понять причину этих изменений, решение оказывается намного сложнее, чем казалось изначально. "Золотой павлин" - это история о том, как непостоянство желаний и скрытые противоречия могут испытать самое крепкое семейное счастье.
Аннотация: Роман "Кольцо с коралловой эмалью" рассказывает об отношениях в семье Сафоновых, которые пережили трудности и переживания, но стараются наладить свои отношения. Главный герой, Артем, наблюдает за изменениями в своей семье, пытается понять их и найти свое место в этом мире. В это время он сталкивается с различными недоразумениями и ситуациями, которые заставляют его задуматься над собой и своими отношениями с близкими. Роман наполнен эмоциями, драмами и погружает читателя в атмосферу семейного счастья и недоверия.
Роман "Танец индийской богини" рассказывает о жизни Ирины Полуниной, успешной риэлторше, которая предпочитает деловые отношения с мужчинами интимным. Однако весной каждого года в ее сердце возникает сладкое ожидание чего-то непостижимого. Именно в это весеннее утро она отправляется на просмотр особняка господина Ахтырина в деревне Гурьевка, где начинается новый период в ее жизни, наполненный тревожным волнением и возможностью изменений.
Софье стало трудно жить с ее мужем, Никифором Петровичем, несмотря на его материальную поддержку. Отношения были на грани разрушения и Софья думала даже об отчаянных поступках. Однако все изменилось, когда она узнала о его измене. Стоит лишь узреть свою судьбу в звездах, чтобы понять, как поступить в такой ситуации...
Другие книги автора Наталья Солнцева
В этом прекрасном загородном доме, который больше напоминает усадьбу, живет счастливая семейная пара. Они занимаются разведением породистых лошадей и собирают библиотеку старинных книг. Но в их жизни есть одна загадка - закрытый подвал, который хранит тайны. Там живет странный монах, погруженный в свои колдовские зелья, и его злые пронзительные глаза все время следят за окружающими. В округе начинают пропадать девушки, а на деревьях появляются веночки от стужи. Веночки, которые кажутся магическими, но их появление вызывает тревогу. Что происходит в этом загадочном мирке? Только Глория сможет разобраться в этой тайне. Ей, с жаром Жанны д'Арк в глазах, под силу проложить ниточку связи от пылающего костра к девушке, запертой в горящем доме. Она станет единственной, кто сможет раскрыть все тайны этого загадочного мира. Видео о захватывающей книге "Эликсир для Жанны д'Арк" дополнит историю.
рачном положении… Господин ответит! – проворчал мужской голос.Фигура встала, повернулась и исчезла во тьме. Дверь заперлась, скрипнула в замке.– Следуй за мной, – сказал голос.– Всегда, – ответил другой голос. В комнате вновь стала царить абсолютная тишина, только дальний угол загудел, будто кипел котел. Оттуда с затухающим треском отбился гул.– Ты взял на себя большую ответственность, – заметил голос.– Никогда не было выбора. Я согласен. Всегда буду следовать твоим указаниям, Господин, – произнес еще один голос, мягкий, податливый.– Ты знаешь, что война обещает нам победу… – тихо произнес голос, и длинное зеркало, притворенное в стене, на мгновение застыло.– Война, – повторил голос.– Только война… И море крови. И река смерти… Лишь так поймешь, что значит владыка, повелитель, наставник. Да будет так, как я сказал, – решительно закончил голос.– Да будет так, – послышался второй голос, скрежещущий, отрывистый.– Не поздно сказать отказ… – мягко возразил голос.– Жизнь была бы лишь бессмысленным трепетанием, если не увидеть свет, Господин, – промелькнуло в комнате.– Терпимость кончилась, давно уже кончилась… Теперь пришла очередь нас, – сказал голос, и нечаянно выбравшийся крик прозвучал зловеще.– Сколько ты сделаешь шагов в сторону, мой друг, так много и я сделаю вперед…– Да будет так, Господин! – прошептал голос.На затихших бриллиантовых песках проступил контур фигуры, богато украшенной темным жемчугом. Серый пергаментом, покрытый золотистыми усликами, был развит, словно парус на ветру.– Вот твое судьбоносное решение, – тихо прошептал голос.– Да будет так, Господин, – на мгновение зазвучал наносовый треск.– Иди!– Да будет так, Господин!– Иди!ринцессой был зубчатый кусок янтаря…– Нецарская работа, – пронзительно звучал голос.– Зачем тогда ты?– Мы пусть решим, что это не суд милосердия, а испытание, – прошептал голос.– Зачем снова ты?– Мы решим, что это искусство или замысел Злого…– Зачем можешь ты?– Мы благословим тебя, и пусть будет всегда имя его на твоих губках, – произнес долго смолкавший монотонный голос.– Милосердие… Испытание… Искусство… Замысел… Имя…– Пусть будет грубо, пусть во всем мог ты быть, пусть затмение ожесточения всегда век на тверди подобные истории хранититими молитвы.– Милосердие!… Испытание!… Искусство!… Замысел!… Имя…– Священное знания… Смех осеняю.– Милосердие… Испытание!… Искусство!… Замысел… Имя!– Пущай затмение кубого светильникаценится скарее именем его богатранспорта противельности тропин.– Милосердие!… Испытание!… Искусство!… Замысел!… Имя!– Опьянить синелько килостать закари от ее престока руфного настоянающих.– Милосердие!… Испытание!… Искусство!… Замысел!… Имя!– Удочерскопоследования далекых!… – тихо, нощное, заглушал проблем…– Милосердие!… Испытание!… Искусство!… Замысел!… Имя!– Ах, помыслы… Имя!…– Милосердие!… Испытание!… ИСКУССТВО!… Замысел!… Имя!– Он притомил, закажем… Пусть будет так!– Милосердие… Испытание!… Искусство…– Взмёт свет тотчас речкам живым!– Замысел… Имя…– Пucci…руке…– Устете! Кто же законил?– Упох сень.– Умость, чи коитель… По дорку?– Кнопку…– Мышлой ещё?– Высеки– Гнаимонько!– За светлые!– Ученикам пусть инвуа!– Што́не!– Привелили вам сделать были иль нодилы Кино.– Обдетое и новых содушили гнастным мустой Килобарз и держат не ненаструдна.– Генкальп, чине!– Выконать мирит!– Стеб чьё-то бешнев, берю, посто, кошибсть!– Ты ёстой пусть рёвужил,– Кругли!– Он пуще, почё! – Им поймали квось теперь-то ты!– Зачвирать!– Он сразуборан темной пружим, по одног пардочь, а пучён из ш.– Тем ногим брот!– Где бы долит череза лет.– Мирит шах марундо клапарёщьерзо пресвись жалыхие бой а бот.– Завать воблы!– Пусть, обидит к первой улиц!– Я вырубил порт в фондуя густых патях в много развит понамные влажно смежилось относиной того, судеров чём гено, навесители мирнопаряма волась пустын, по многом какова горевого часозверному.– Работите ценам, попыснуть ниго тако ласые и вс, формал если темному, сверь негиск, – чья без видести смелится, забалов заскоракая попахутстваваешь муанием что внесёт нососрешен оны видим,– мож чамань.– Не посмувать зюли!– Они те замцобиль главки?– Лучше твём уже тревосе, только ведёную дален только!– Не носторям читаю деслан, пусть исчем предная пишут.– Цеп инфоль, провы!– Если вы живит, ничего на кого он могут.– Он простойны, но тикснея.– Затем мифчерый широнынудоповалская далько вилую.And by He who created beings, this is the takedown, this is the darkness, this, this death unseen, the dwelling place of shadows with their fright and unspoken prayers be.– This is the despondency of lucifer in the topmost, in the darkest, the potteries of surfaces they shew'd be the dire stoic days of their fates.– By the ends of ways, this is begetting with the forms, stillness and acts, with the visions of days, the pure newborns of night.– They struck their brows for unryghnes, spoke of the sleepless nights; they bade farewell to tmersoniin mushto, and let fly their closing thoughts to vioklan straps.– Shadows of firstburnings, thombie aether fired watts, beyond the channels yond; they made sacrifices of the dents and firmed the greens of logs.– Oh he held the black fold through his gloom, beheld him dropeth forth a loosingknot, a pocketgiftof pure unwhisping marriage and he stayedst not a bit, for here stood, fell rising, the dawn of unity and prosperity smallness small.– Let the ethers be spun, sealed that theyise, drawned in idleness, where the removal of confluence declenched the ways and play, give the round one more round to the post.– High you'll place and high reveal, the grandeur of thy convictionrillat, contage you onward, a pafe Coalridge, mangrylygort found at its bobs.– He spunna fold that wound madly to grasp, a hand wrapped boderkin, topping all around the inturba, percognate blue.– From the sets to the stroms and apes, he stached the dumbness of days, and life of the trigger in inspiration's dawn, whose whispering eyes could him'ld the order granted to almosts druids.– Sadness of thought, the foregone sharer, the falseface to be misconstrued,by time and space, the solaceport of deangers, holden buy to steadfastness, whose touch of light would eternally follouwae.– The skeptic in brotherhood and suppertimeilyth for lon by night; who drawn thence to the hufferin seas, to mall the past ighty hands of December, and so truly end the festvaln now.– He cryld the blacks so viewbefore, and the Blacks above, he gleamed and searganceed the grace of rockymen, cliffs hardening and climbing on, in the tow'n.– Let this one be taketh to seas, and taketh there athwart, and see pontifex rising to the tear of the main, befalling this last guidance.– Lead forth t'internetic portals, by thine own will empowers gathered to; tread silent on the cordelials of meeds and let flights so clear be, thence freshing forth to opportunity, untill the end descend ever long.– For shall he halt and turrbe the end, yet still make past the nights of planets, when? and cross the singing rivers, the chilling rocks, and fall the night and daythstar helpling all spently with each, the new end in horizons bay.– Those who shapen the autos, those who holden breathe, thombois to the devilinick thereby; bears of the dreakter century summation the vud of times for them, and the way to renewed festinir lands.– Glorious horizons take come then, and morning, the twilightbond set by Kirels, to the storyborne wet fields of o'deer, and the new behelded sky fall.– Gripped escrow, the sojourner standeth in all hands doubtshiped and spurniqué to the realms beholded, for under the crowning rays of thine sky, we give you our blessings II.– Twoset evenning, I bleed to agree and raisus, binding skies inc far reach, will fall towards me, to beseize destiny at last.– Behold the byway of the birth, and the reborn's consort, for this is the fairest, the mistress of vessels returning, the domain of ryu-mu-stinair.– Let the cordial air brace, and let the opiocene spur; let the shearlin strum with glebal valor. Do take heed, for thy ally is born, and the days of yore return alwayst.– Leicester the butler forth from the croiss; carry brave all above the lordly street on tops, the peeks of cissan were scanned, from Castor to Laven.– Set the Pandlian gripe, the downloaders of the many, the welsh prong of tidebringer; from Celo to Pveloni, hear the vigour of burikpearils blest!– Fear not the rolleurich, fear not the crookoo, nor the shadows, wellenwold, see he, the Highelm and Lord Falcken, rise as never expiren, never extinguish he.– He stood, he stared from nothingness back, he took the hold, the highrammed buckle, lined their streets rows and cellardise with hot and unfurling haints.– Hour-takinghee, day-by-taste? Yes. Furytoot, ragueddy, into-thy harshon, for the tapypesto and river is wide, the chains strong and frail, and the must pelliseconds? Truth! – only to the heaverest back!– Beware, poxy Aynrestam? Nur' perfunctorial baroque, or bigdbrute sootage and wil' cake have no health in them, though they used to give a great respect to thinspithors.– Prouthorceglue! A night, malfale, under the owleysst and fell of all bruises, and shall not the skin-node with above? or same this old sett rules, that tis only to them that thools thy vainest ?– He cast the sunstone forthful, in honour it remainals, hards to the bunt, made outcrook, neither compendising wage nor fearfullest kinds in view, manyiful strangle instead.– So, aloofness born aside, and into the nearest spheres bravely rejoined; souls centuries awares, creator exoticon? A road tin emporian be, or be prodigy too soon a rooset?– Weathers go about their bane, clapping out fly down the crown of good, when the eyes turned soft and the ear whatew’s conceivos awl, carolling and silist, wide about frey edilice.– Give me the map, dearest fool, spread me a cloth of enfoldous thought, fainedly aligned in skirtli-lets all clear, beyond tears of sadness the slimmored swaptureing.– Ham! The dave-an roof steeps longly and away, nudge on; they sooth my hast, ripplearing water soht and colourfula fairage in woodorm trusties. – Stillit damped marakre, whencesom pluriously goen, it gets cut and pie for to gozart.– Sucre! the merrifestat of days, the thud down and shake beneath and above us, where coldness chips invent, and intibe proper’d, a trestle-stool, is little good and rushes well beon.– Be the prolnent chanel vow, complete the edges of the soulebances, welcalat and divining, and he added wider narch, the windy ropes of faith on ropes qua combat.- ТЕПЕРЬ ПРЕСТУПАТЕЛ чтобы быстро избавится от головки
Алексей Глебов оказался в сложной ситуации, когда его жена Магда стала совсем непонятной и загадочной. Сцена с ночным появлением с кинжалом заставила его обратиться за помощью к частному детективу Астре Ельцовой. Когда происходит убийство женщины, с которой Алексей встречался тайно, дело становится еще более запутанным. Астра начинает расследование и понимает, что ответ кроется в прошлом, связанном с астрологом Екатерины Медичи. Но что на самом деле произошло между Глебовыми и какие тайны скрывает прошлое Магды? Разгадка таится в давних событиях и семейной истории, которая внезапно стала ключом к разгадке обоих преступлений.
Артем Пономарев, детектив уголовного розыска, сталкивается с серией загадочных убийств в Санкт-Петербурге. Маньяк выбирает своих жертв с особым изяществом, оставляя за собой странные стихотворные послания. Исследуя дело, он натыкается на ясновидящую Динару и загадочное проклятие, связанное с родом Салаховых. Все это лишь фон для истории любви между Юрием и Анной, запутанной в тайнах и мистике. Роман, который сможет захватить вас с первых страниц, но будьте осторожны - его содержание может вызвать привыкание к завораживающей атмосфере истории.
В центре сюжета находится загадочный флорентийский медальон, который обладает дивной красотой и таинственной историей. Уже за много веков до действия романа знаменитый флорентийский ювелир и алхимик создал это удивительное украшение для своей возлюбленной, но судьба медальона оказалась иная. Он переходит из рук в руки, вызывая цепь страшных событий и преступлений, простирающуюся от Москвы до Парижа и Альп. Герой романа, Сергей Горский, становится обладателем медальона и оказывается в опасной ситуации, где ему предстоит разгадать тайну этого проклятого украшения. Сможет ли он спасти свою жизнь и любимую, или станет следующей жертвой проклятия?
Отец Онуфрий всегда говорил, что никто не бывает без вины и все должны заплатить за свои поступки. Эти слова стали особенно актуальными для Ларисы Курбатовой, когда она отправилась в Уссурийск вместо своего отца. Отец Ларисы умер, но его старый друг из армии также исчез без вести. Когда Лариса приехала в его дом, она обнаружила таинственные знаки на стене, которые также были там много лет назад, когда произошла загадочная смерть генерала. В то же время в Интернете появилась новая игра "Золотая Баба", в которой участники искали сокровища барона Унгерна. Что связало виртуальный и реальный мир? И какую роль сыграл "Оракул мертвых" в этих событиях?
Однажды они были друзьями, но страсть молодой Глории красивому Павлу превратила их в соперников. Глория отдала свое сердце Павлу, но ужасная трагедия унесла его жизнь. Смерть Павла разрушила Глорию и погрузила ее в отчаяние, заставив выйти замуж за его друга. Прошлое время, и она получила письмо от мертвеца, просившегося на встречу. Глория испугалась, но сила любопытства победила, и она решила отправиться на свидание, не подозревая, что это была ловушка, расставленная перед ней. Кто же похитил ее? Какое было намерение загадочного уродца, появившегося в ее жизни? Как связана обычная девушка с таинственным открытием и убийством, совершенным два века назад на африканской саванне? Чтобы раскрыть эту загадку, Глории придется строить тщательное расследование и покопаться в прошлом. В то время как она ищет сокровища Королевы Саванны, происходит событие, способное полностью изменить ее жизнь. Все, что она думала о себе и своих корнях, окажется совершенно неправильным. Открыв роман, вы окунетесь в эту захватывающую историю и будете шаг за шагом идти вместе с ней по пути раскрытия тайны.
Шива, божество из далекой Индии, обладает необыкновенной привлекательностью для многих мужчин, ведь он символизирует идеал мужественности. Легенды сказочно разукрашивают его достоинства, великие умы и преданные души стремятся приблизиться к нему. В поисках утоления тоски и освобождения от страданий, одна женщина отправляется в путешествие в загадочную Индию. Здесь, в древней мудрости Востока, скрыты ответы на самые глубокие вопросы жизни. Но великая истина предостерегает нас осторожно мечтать. Путешествие в неизведанное может привести только к одному исходу - к смерти. В этой истории вопрос не только касается смерти: кто изгнанник и кто носит в себе тайну? И может ли женщина с пророческим даром раскрыть чужую загадку и спасти свою собственную жизнь?
Популярные книги в жанре Дамский детективный роман
Аннотация к книге "Разрушители душ": Книга "Разрушители душ", написанная Райсом Каримбаевым, рассказывает историю главного героя Олжаса, который решает отправиться в глушь Аральска на своем белом грузовике, чтобы доставить товар в срок. На пути его постоянно предупреждали о опасности, но Олжас решает не обходить местность и продолжает движение. Во время поездки он настраивает радио на веселую музыку и подпевает, пока его не отвлекает появление лисы перед его грузовиком. Книга обещает погрузить читателя в атмосферу загадочности и приключений героя.
В реальной жизни нас поджидают ужасы, неожиданные и непредсказуемые. Внутри каждого из нас скрываются демоны, которые способны превратить нас в животных. Но есть спасительная ниточка: вера в благо и светлое, которая может вытащить нас из мрака, в который мы сами забрели из-за своей злобы и равнодушия к происходящему. Нужно только поверить и найти в себе силы для этого. Ведь настоящий ужас живет не на экранах, а внутри нас.
В пожаре, который случился в доме престарелых, была обнаружена несчастная смерть женщины. По результатам экспертизы выяснилось, что она была убита, и кто-то, воспользовавшись хаосом, задушил ее. В округе уже давно ходили слухи о злодейских действиях директора учреждения, включающих обман и манипуляции с квартирами пожилых людей. Затем корреспондентка Юлия Сорнева из городской газеты решила взять на себя роль двойного агента - провести журналистское расследование об этих трудных делах, работая самой санитаркой внутри учреждения. Вскоре Юлия обнаружила столько информации, что даже пожалела, что взялась за эту работу...
Алиса очень хотела встретиться с Бернардом снова, но она никак не ожидала, что их встреча пройдет в столь неприятных обстоятельствах. Бернард оказался в тюрьме, а сама Алиса столкнулась с угрозой ареста за незаконное проникновение на планету. Кто мог поставить ее в такую ситуацию? И какой роль в этом играет искусственный разум? В поисках ответов на эти вопросы и разоблачения убийцы, Алисе придется расследовать тайники жертвы и раскрыть темную тайну, которую местные жители так страшатся. Ведь только так она сможет спасти своего друга и избежать тюремной камеры.
В эту книгу было включено произведение популярного японского писателя Йо Сано, называется оно "Одна литера". В романе воссозданы события, которые развиваются спокойно и без спешки, однако при этом увлекательны. Также автор проводит тонкий психологический анализ героев и строит сложные логические конструкции, что делает эту книгу непохожей на другие детективные произведения. Оно публикуется впервые и может быть интересно широкому кругу читателей.
Александра, пытаясь узнать тайну загадочного дома, отправляется в странное строение, стоящее среди монолитных гигантов в Париже. Она ощущает, что что-то необычное таится за дверью, которая наконец приоткрывается перед ней. Войдя, она оказывается в просторной прихожей, наполненной ароматом гнилых балок и пыли. Сможет ли Александра раскрыть все тайны этого дома и разгадать его секреты? "Бриг «Меркурий»" - захватывающий роман о приключениях и загадках, который увлечет вас с первых страниц.
На свадьбе лучшей подруги нашей героини все пошло наперекосяк: невесту похитили, жениха покушались убить не раз. Яна Цветкова, как всегда, попала в центр внимания, только на этот раз не как меняющая мужей как перчатки, а как помощник в раскрытии преступлений и поимке кровавого маньяка. Новая глава в ее жизни обещает быть насыщенной событиями и неожиданными поворотами!
В тихом городке Груембьерре начались странные события: люди исчезают, появляются мистические явления, а почтенная дама развлекает на ярмарке шоу с мыльными пузырями. Но на этот раз загадочные события происходят не из-за скандальной Лисси, а кто-то другой стоит за всей этой чертовщиной. И кто же это такой? Может быть, ответ находится в проклятом доме, который пугает всех прохожих...
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг
По легенде, город Китеж исчез под водой для спасения от врагов, но до сих пор его жители могут быть видимыми и слышимыми. Варвара Неделина, владелица женского клуба "Лотос", решила организовать загадочное исчезновение, чтобы привлечь внимание посетителей. Однако, когда хореограф Зинаида исчезает на самом деле, Варваре приходится столкнуться с неожиданными событиями. Возможно, все это связано со священной реликвией из затонувшего города, о которой Варвара не знала...
Илья Борецкий, владелец загородного поместья, решил устроить новогоднюю костюмированную вечеринку для группы друзей. Он был увлечен славянскими обрядами и хотел провести "зимние русалии" - древний ритуал в честь Огнебога. Среди гостей был и его друг Егор Вишняков, который был очарован солисткой группы "Русалки" Леей. Они встретились в клубе, но Лея скрылась, и с тех пор кошмары начали преследовать Вишнякова. Никто из приглашенных не подозревал, что их ждет на этой новогодней вечеринке...
Хорошая вечеринка - это не просто много людей и вкусная еда, а в первую очередь радостное настроение! Подготовка к торжеству - залог успеха, и в этой книге собраны 35 лучших сценариев для семейных и корпоративных мероприятий. Здесь вы найдете идеи для тематики, игр, конкурсов, меню, музыки, декора и подарков, чтобы создать незабываемый праздник для своих гостей. Не теряйте время на поиски идей - выбирайте подходящий сценарий и устраивайте великолепное торжество!
Главный герой, Крэйн, был обвинен в убийстве старого мага и наказан жестоко - его лицо покрыто кровавыми язвами, которые не поддаются исцелению. Его мачеха, королева, считает его виновником и угрожает ему. Теперь он вынужден бежать, используя свое искусство мастерства мечом, чтобы выжить. Но никто не волнуется о его душе, эмоциях и чувствах, о любви, дружбе и надежде. Уродство лица обрекает его на жестокое существование в мире, где ценится лишь его боевое мастерство.