Левитация

Левитация

Дмитрий НАЗИН

ЛЕВИТАЦИЯ

Зря мы что ли во сне летаем? Только не говорите, что мы от птиц происходим. А какие наши усилия во сне? Куда хотим, туда и летим, ну, может, напряжемся внутри чуть сильнее...

Не бывает дыма без огня. И человек ничего вообще не может придумать. Того, что вообще не было. Обязательно за всем реальная основа. Так же и наши сны. Тем более наши сны.

На уровне обыденного сознания мы вовсе не понимаем своих скрытых возможностей, и вполне вероятно, что внутри нас есть некий механизм, который управляет гравитацией.

Другие книги автора Дмитрий Назин

Дмитрий НАЗИН

Хотим мы этого или не хотим, ощущение

реальности того, что лежит в основе этих

легенд, впитано нами еще до рождения. И как бы

человек ни хорохорился... Я не думаю, что на

свете есть хоть один сверхматериалист, который

не дрогнул бы при встрече с таким чудищем.

ПРИЗРАКИ

Это удивляющее явление породило невероятное количество фантастических историй, стало богатой почвой для сюжетов фольклора и литературы, ведь мало писателей обошлось хотя бы без одного рассказа о явлениях призраков. Ну хотя бы начать с Шекспира.

Дмитрий НАЗИН

ПОЛТЕРГЕЙСТ

Стекло оглушительно взорвалось, что-то грохнуло в стену, разлетелась гипсовая тарелка, висевшая на ней, - и рикошетом долбануло по непочатой бутылке шампанского - мокрые осколки шипя обдали пригнувшихся гостей...

Посреди стола мирно лежал похожий на картофелину булыжник.

И началось ЭТО.

Мужики зло рванули к окнам: ну как стерпеть такое хамство?

На улице никого не было. Никого.

Дмитрий НАЗИН

ФОТОГРАФИЯ И ПОЛЕ

...собственно говоря, ничего нового я не придумал - еще когда только изобрели фотографию кто-то заметил, что она несет в себе не только изображение человека, но и отпечаток его поля. Уже с средины прошлого века стали появляться люди, которые диагносцировали и лечили других по фотографии. Я помню, как в некоей старинной еще книге, такой целитель давал подробные рекомендации о том, как пользоваться его услугами: от больного требовалось прислать фотографию с некоторой, впрочем, довольно небольшой суммой денег и в условленный час настраиваться на лечение. Для этого пациент должен был сесть в удобное кресло, расслабиться и думать о том, как флюиды целителя проникают в больное тело, сосредотачиваться на своей болезни и воображать, как эти флюиды исцеляют его.

Дмитрий НАЗИН

  О ДУШЕ

Методологический аппарат науки настолько осторожен, что порой "за недоказанностью отрицает даже самые очевидные вещи, в то же время почти религиозно требуя мнений больших авторитетов, чтобы лишь установить существование самого факта, как было, например, с метеоритами, реальность которых французская академия отвергала вплоть до середины прошлого века, до тех пор, пока сам король не засвидетельствовал то, что он лично видел падение "небесного камня". Это очень хорошая иллюстрация свойству человеческой психологии доверять не очевидному, а авторитетам. В большей или меньшей степени все научные аргументы заменяются простым доверием к источнику информации, или просто ВЕРЕ.

Дмитрий НАЗИН

СЕНСИТИВ И ДЕСЯТЬ ЗАПОВЕДЕЙ

Я ничего не собираюсь доказывать

для меня ясно, что эти явления

существуют и в тысячный раз пов

торять одни и те же аргументы я не наме

рен вовсе. Давайте и мы договоримся: эти

явления есть, а я рассказываю только о

моральной атмосфере, что царит внутри

этого для многих необычного мира. Заранее

прошу не искать сходства с персонажами

моего эссе людей конкретных и известных

Популярные книги в жанре Философия
В книге талантливого немецкого автора Вольфрама Айленбергера проводится детальное исследование одного из самых важных периодов немецкой и австрийской философии - двадцатых годов прошлого века. Автор не только знакомит нас с философским творчеством четырех выдающихся мыслителей - Эрнста Кассирера, Мартина Хайдеггера, Вальтера Беньямина и Людвига Витгенштейна, но и освещает их удивительные жизненные истории, которые переплелись с событиями послевоенного десятилетия. В книге, казалось бы объединяющей черты учебника, академического исследования и биографии, Айленбергер создает впечатляющую интеллектуально-историческую панораму, приглашая нас совершить увлекательное путешествие в лабораторию мысли, где рождались новые направления современной философии.
В книге представлен один из важных текстов Эмиля Дюркгейма - классика французской и мировой социологии. Курс лекций сосредоточен на морально-педагогических вопросах и был представлен публике во Франции в 1925 году. Это первое полное издание на русском языке. Кроме того, книга сопровождается вступительной статьей и примечаниями, что делает ее особенно ценной для социологов, философов и педагогов. Более того, она обращается к широкому кругу читателей, интересующихся вопросами общественной морали, воспитания и образования. В формате PDF A4 сохранено оригинальное оформление издания.
Эта монография представляет исследование французской философской традиции классической эпохи и Просвещения, она является своеобразным отражением духа Франции. В книге рассказывается о появлении и развитии французской философии на заре нового времени, ее пике в классическую эпоху, которая принесла континентальный рационализм, и о Просвещении, которое охватило умы европейцев от Парижа до Санкт-Петербурга и подготовило почву для Великой Французской революции. Мы познакомимся с такими великими философами, как Петр Рамус и Монтень, Декарт и Гассенди, Мальбранш и Гельвеций, Руссо и Вольтер. Они не просто представлены как портреты в галерее, но как одна семья, которая воспитала современный мир. В книге включен издательский макет в формате PDF A4.
В этой книге собраны драгоценные записи и письма, связанные с философскими дебатами В. Ф. Булгакова и Л. Н. Толстого. Содержание включает в себя полную переписку двух выдающихся личностей, а также их письма канадским духоборцам. Этот материал, за исключением писем Толстого, публикуется впервые, делая книгу по-настоящему уникальной. Особенно ценным является долгий спор между авторами, начавшийся в 1923 году, когда Булгаков был выслан из России, и закончившийся только после его смерти в 1966 году. Это произведение вызовет интерес у исследователей литературы и широкого круга читателей, погружая их в интеллектуальную духовную борьбу двух великих умов.
Книга Фрэнка Герберта, написанная с исключительным интеллектом и страстью, является истинным шедевром научно-фантастической литературы. Она предлагает увлекательный и сложный мир, который Вам предстоит исследовать вместе с автором. Герберт, обладая широким кругозором и впечатлительностью, поднимает разнообразные темы, такие как психология, графология, дайвинг, авиация и экология, которые оказывают большое влияние на сюжет романа. Все эти интересы и проблемы, которыми Герберт был заинтересован полвека назад, становятся пугающе актуальными в современном мире. Чтобы полностью оценить глубину и философию этого произведения, нужно обладать фундаментальными знаниями в различных науках: экологии, философии, истории, этике, религии и лингвистике. Ваш погружение в мир Дюны с помощью этой книги обещает быть захватывающим и позволит Вам понять тщательно проработанные концепции, вложенные автором в эту вселенную. Это издание сохраняет изначальный дизайн и доступно в формате PDF A4.
Компиляция высказываний и умных мыслей Учителя, собранных учениками после его смерти, описывающая не только его учение, но и его поступки и жизненные принципы. Эта книга, известная как «Рассуждения в изречениях», представляет собой фундамент конфуцианской философии, наставления по нравственному совершенствованию и искусству общения с людьми. Переводчик, известный специалист по Китаю, рассматривает текст не только как историческое наследие, но и как путеводитель в жизни и управлении, что делает его актуальным в современном мире. Серия «Классика китайской мудрости» позволяет читателям погрузиться в мудрость великой китайской философии, научиться управлять своим разумом и окружающим миром.
Почему российскому обществу так сложно установить контроль над элитами и почему демократия так и не прижилась в стране? В своей книге "Возвратный тоталитаризм" Лев Гудков ищет ответы на эти важные вопросы. Он анализирует множество факторов, влияющих на массовое сознание, такие как традиции насилия, аморальность, имперское и милитаристское "историческое сознание" и другие. Исследуя данные Левада-Центра с конца 1980-х годов, автор предлагает теоретические модели, отражающие реальную политическую ситуацию в стране. Статьи, написанные с 2009 по 2019 год, отражают изменения в российском обществе за последнее десятилетие. "Возвратный тоталитаризм" продолжает исследования, начатые автором в предыдущих работах. Лев Гудков - известный социолог, доктор философии, научный руководитель Левада-Центра и главный редактор журнала "Вестник общественного мнения".
Автор книги, Эрик Вейнер, объединил свою страсть к философии с любовью к путешествиям по всему миру, чтобы рассказать нам об удивительных уроках жизни, раздумывая и вдохновляясь в пути. Во время этого паломничества на поезде, который идеально подходит для размышлений, он проходит тысячи километров, останавливаясь в различных городах и открывая для себя истинное предназначение философии: научить нас жить мудрее и осмысленнее. В то время как он знакомится с мыслителями и философами прошлого и настоящего, он проводит нас через запутанный мир современности и помогает нам найти ответы на самые глубокие вопросы, которые кроются в наших сердцах.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сара Назирова

СВАХА

Как только старая баня вновь начала работать, тетя Зюльхаджа тут же покончила с клеветой. Дело в том, что она по-особому причесывалась: разобрав волосы на пробор, жгутом закручивала каждую половинку и, пропустив эти жгуты под ушами, узлом укладывала на затылке. Несколько небольших прядок она аккуратно подстригала и выпускала по обе стороны лица, так что уши, густо усеянные веснушками, оставались открытыми и торчали между чалмой и волосами. В селе уж лет сто никто не носит такой прически ну, и, конечно, пошли болтать, оплешивела, мол, вот и зачесывает волосы наперед. Слух этот дошел и до тети Зюльхаджи, но опровергать столь гнусную клевету она считала ниже своего достоинства. Можно было бы просто взять да и снять при всех закрученный чалмой платок, но тетя Зюльхаджа и это почитала для себя унизительным. "Ослиные хвосты метут, а я внимание обращать буду!" - и она презрительно кривила губы. Но едва только баня открылась, тетя Зюльхаджа в первую же пятницу явилась туда со всеми своими принадлежностями; обложила голову зелеными ореховыми скорлупками и прождала до вечера, беседуя с банщицей Назирой.

Мэгги Нэдлер

Последнее новшество

В тот самый момент, когда эта женщина переступила порог нашего магазина, я сразу понял, к какому именно типу она принадлежит: живущая в пригороде пресыщенная супруга богатого бизнесмена, который часто отлучается из дома, а ей некуда девать свободное время. Старше пятидесяти, дебелая, с излишком косметики на лице, имевшем раздраженное выражение как следствие злоупотребления коктейлями. Покрой платья и старательно уложенные, подцвеченные волосы выдавали ее - от них исходило ощущение довольства.

Патриция НЭРС

ПЕРЕПИСКА С РЕДАКЦИЕЙ

Дорогой доктор Азимов!

Если бы Вы только знали, в какой восторг я пришла, когда увидела в киосках новый научно-фантастический журнал. Ваш! Уже много лет я Ваша верная почитательница, и я, естественно, тут же купила себе один экземпляр. .Желаю вам всяческих успехов в этом новом начинании.

Во втором номере Вашего журнала я с интересом прочитала Ваше обращение, в котором Вы просите новых авторов слать Вам свои рассказы. Хотя сама я не писательница последние две недели у меня живет путешественник во времени (он материализовался у меня в ванне без одежды и без денег, и я не могла не приютить его), и он написал рассказ о том, какая жизнь будет на Земле в пятитысячном году.

Нецецкий М.А.

Один день из жизни Хрюши

1999

Глава 1

Про то, как Хрюша с дуба упал, и что из этого вышло.

Солнечный лучик, раздвинув неплотно закрытые ставни,весело запрыгал по полу. Напрыгавшись вдоволь, он присел на край кровати и, отдышавшись, медленно пополз вверх по тоненькому одеялу, надеясь отдохнуть на пузатой белой подушке, уютно возвышавшейся в изголовье. Достигнув края одеяла, аккуратно подвернутого белой накрахмаленной простыней, лучик наступил на что-то круглое розовое влажное с двумя сопливыми дырочками посередине, торчащее из-под одеяла и упирающееся в подушку. Круглое розовое влажное с двумя сопливыми дырочками посередине сморщилось и громко сказало "пчхи". Лучик испуганно заметался по стенке и, стукнувшись пару раз о подвесной шкафчик, вылетел наружу через замочную скважину.