Литературный Бельмондо (об Александре Житинском)

Литературный Бельмондо (об Александре Житинском)

Дмитрий Каралис

Литературный Бельмондо (об Александре Житинском)

Если бы в нашей литературной среде пошла мода давать прозвища, Александру Житинскому сгодилось бы нечто удачливо-озорное, в стиле французского кинематографа. "Везунчик", "Счастливчик", "Отличник" - одним словом, элегантный победитель с чуть грустными, много видевшими глазами литературный Бельмондо.

Житинскому удается все, за что он берется: удается удачно жениться, удается производить на свет красивых и талантливых детей, которых он в канун новогодних праздников объезжает, нарядившись Дедом Морозом, удается легко, словно и не напрягаясь, писать пронзительные повести и сценарии к фильмам: "Переступить черту", "Барышня-крестьянка", "Уникум", "Лестница"...

Другие книги автора Дмитрий Николаевич Каралис
Роман — это словесные записи и мнения, объединённые общим местом действия — культурным Петербургом. В книге встретятся Аркадий и Борис Стругацкие, Юрий Поляков, Даниил Гранин, Виктор Конецкий, Михаил Веллер, Глеб Горбовский, Михаил Успенский и еще множество других писателей, с которыми автор поддерживал дружеские и профессиональные связи. Все это представлено в форме дневника и личных мыслей главного героя, создавая живой портрет культурной атмосферы в Ленинграде-Петербурге.

Дмитрий Каралис

Ужин при свечах

(Газета Невское время, No 26, 9.02.2002г.)

Я позвонил в дверь своей квартиры, и когда вошел, во всем доме погас свет.

Двор-колодец погрузился во мрак, встал лифт, перестали дребезжать и петь звонки, кухня лишилась привычного зудения холодильника, умолк телефон его по новой моде тоже питало электричество. У подъезда встала машина охраны - милиционеры при свете плафона играли в салоне в карты и вполглаза приглядывали за входной дверью - отключившаяся сигнализация дала сигнал тревоги.

Дмитрий Каралис

Перебежчик Мотальский

(к происхождению одной легенды)

Несколько лет назад кто-то пустил по Зеленогорску слух, что Толик Мотальский - крутой диссидент; он дескать не только издавал подпольные журналы, за что его таскали в КГБ (это отчасти правда - Толика вызывали на беседу в КГБ после того, как он полистал в филфаковской курилке рукописный альманах Подснежник), не только давал в своем летнем сарае интервью корреспондентам Би-Би-Си и Голоса Америки (выдумки, навеянные, очевидно, совместной пьянкой со шведо-финнами и князем Т-им!), но и пытался, прихватив вольнодумные рукописи, удрать за границу - в Финляндию. Из слуха, как это часто бывает, родилась легенда.

Дмитрий Каралис

Немного мата в холодной воде, или "осторожно: ненормативная лексика!"

Статья опубликована

в "Литературной газете",

No 30, 24 - 30 июля 2002

Народ сквернословит зря, и часто не об том совсем говоря. Народ наш не развратен, а очень даже целомудрен, несмотря на то что бесспорно самый сквернословный народ в мире - и об этой противоречивости, право, стоит хоть немного подумать.

Ф.М. ДОСТОЕВСКИЙ, "Дневник писателя"

Дмитрий Каралис

Самовар

В начале перестройки к инженеру Петрову приезжал друг из Венгрии, и тот после долгого застолья подарил ему медный, позеленевший самовар.

- Смотри, какой самоварище! - нахваливал подарок Петров.- Это же, черт знает, что за агрегат! А медалей, медалей сколько!.. Видишь? - он оттирал тряпкой пыль и тыкал пальцами в овальные клейма. Ведро чаю влезет, не меньше.

Друг Имре вежливо улыбался и кивал головой.

Дмитрий Каралис

Бастовать ли писателям?

( Литерная газета No 2, 2002г.)

Формула успеха проста и лаконична: чтобы добиться чего-либо, надо знать, мочь, уметь, хотеть.

Налаживание нашей разбитой за последние годы литературной жизни, в первую очередь ее материально-бытовой составляющей, требует от всех писателей желания эту самую жизнь вернуть, - если не в прежнюю колею с могучими гонорарами, то хотя бы поднять ее на уровень, достойный одной из самых редких в природе профессий. (Статистика числа писателей в цивилизованном - читающем и пишущем обществе - дает среднюю цифру: один писатель на 10 000 человек).

Дмитрий Каралис

Любовь странная

(газета Невское время, 16.03.2002г.)

Люблю отчизну я, но странною любовью! - сказал великий русский поэт шотландского происхождения, словно угадывая, как и положено великому поэту, особенности любви последующих поколений русских к своей родине...

Действительно, странная у нас любовь к России... Она напоминает любовь родителей-пьянчуг к заброшенной дочке: пьют, гуляют, последнее из дома выносят, девчонка чужими кусками побирается, ласкового слова месяцами не слышит, того гляди на панель пойдет, но вот сказали им, что дочка нехороша, надо отдать ее в детский дом, и - пьяные слезы матери с матюками родителя вперемешку: Не тронь, кровинушку нашу! Доченька, мы тебя любим! Умрем - не отдадим!

Дмитрий Каралис

Дорогая Мирей Матье!..

Герой одного из рассказов Борхеса обнаружил в подвале своего дома Алеф - такую точку пространства, в которой сходятся все прочие точки Вселенной. Этот герой спускался в свой замечательный подвал, шлепал рюмочку коньяку, ложился на спину и созерцал все, что его душе угодно. Он видел в темном углу подвала маленький радужный шарик, а в нем - другие страны, моря, города, чужие спальни, марширующие армии, всех муравьев, какие есть на Земле, цветы на другом континенте, мог видеть любого человека - живого, если он жив, и его останки под землей, если он умер... Этот Алеф находился где-то в Аргентине.

Популярные книги в жанре Публицистика
В последнее время ситуация с неравенством полов в мировой киноиндустрии изменилась: женщины стали более активными в различных кинопрофессиях и достигают значительных успехов в режиссуре. Однако большее внимание критиков и исследователей уделяется женскому кино в Европе и Америке, в то время как в России также происходят сходные изменения в гендерном аспекте. Книга Анжелики Артюх, киноведа, является первым исследованием современных российских женских режиссеров. В ней автор рассказывает о своем полевом опыте, анализирует впечатления от российского женского кино, беседует с его авторами и показывает, с какими проблемами они сталкиваются. В центре внимания книги оказываются героини - талантливые российские женщины-режиссеры, такие как Рената Литвинова, Валерия Гай Германика, Оксана Бычкова, Анна Меликян, Наталья Мещанинова и другие, которые совершенствуют искусство кино здесь и сейчас. Анжелика Артюх сама является доктором искусствоведения, профессором кафедры драматургии и киноведения Санкт-Петербургского государственного университета кино и телевидения, членом Международной федерации кинопрессы (ФИПРЕССИ), куратором Московского международного кинофестиваля (ММКФ) и лауреатом премии Российской гильдии кинокритиков. Она совершает значимый вклад, освещая современную женскую режиссуру в России и поднимая на обсуждение важные вопросы гендерного равенства в киноиндустрии.
В 1990-е годы Россия не была таким уж опустошенным местом, как некоторые пытались представить. Наша преступная группировка не была устрашающей настолько, как гангстеры 1920-х в Америке, а серийные убийцы послесоветской эпохи не были более ужасными, чем советские. Конфликт в Чечне был меньшим злом по сравнению с гражданской войной в Колумбии. Многие люди в России хорошо понимали, что быть богатым - нормально, и страна никогда раньше не была местом с равными возможностями для всех. Большинство россиян было достаточно предприимчивым и успешно справлялось без всеобщего вмешательства государства в свои дела. Никто не задавался вопросом: "Если не Ельцин, то кто?". Западные институты хорошо прижились в нашей стране, и нам нужен был особый путь, чтобы вырваться из тяжелого наследия марксизма-ленинизма. Но почему потом все изменилось - это уже другая история.
В последнее время большинство публикаций о Максиме Горьком фокусируются на политической стороне его жизни. Различные решения, которые он принимал в конце своей карьеры, как поддержка сталинской культурной политики, так и защита лагерей, которые он видел как место для исправления преступников, значительно повлияли на восприятие его творчества. Чтобы понять причины таких противоречивых решений в его жизни, необходимо вновь рассмотреть его политическую историю, начиная с революционных кругов и революции 1905 года и заканчивая созданием Каприйской школы. Сегодня наступил момент для повторного изучения дискуссий среди русских социал-демократов в начале XX века и дать слово не только большевистским деятелям, чья история была стерта или искажена, таким как А. Богданов и М. Горький, но также и интеллектуалам, таким как Н. Бердяев и С. Булгаков, которые приняли участие в этой дискуссии и раскрыли религиозную природу большевизма и его потенциальную опасность. Эта книга предназначена как для историков, так и для широкой читательской аудитории, интересующейся историей и литературой. Второе издание, исправленное.
В книге Алексея Колобродова рассматривается влияние политической и культурной жизни позднего Советского Союза на сегодняшнюю культурную и общественно-политическую обстановку. Автор подобно археологу раскапывает и анализирует артефакты прошлого - книги, песни, искусство, чтобы раскрыть ключевые сюжеты, смыслы и противоречия и рассказать читателям об эпохе и ее жителях. Его исследования позволяют лучше понять корни современных явлений и являются увлекательным путешествием в историю и культуру.
В данной книге собраны сценарии знаменитых фильмов Кшиштофа Кесьлёвского, таких как "Декалог", "Двойная жизнь Вероники" и трилогия "Три цвета". Кроме того, читателю представлены статьи, интервью и автобиография режиссера, в которой он рассказывает о своей жизни, работе и коллегах. Эта книга открывает уникальную возможность окунуться в мир творчества одного из величайших кинематографистов ХХ века.
Алла Трубникова — путешественница и журналист, которая приоткрывает завесу тайны непознанных миров. В ее книге рассказывается об удивительной жизни церковных старцев и монахов, о секретных обители и святых местах. Она побывала в монастырях, где раскрылись перед ней древние обычаи и нравы. Вместе с верующими и паломниками она отправилась в долгое и волнующее путешествие к святым местам, закутанным в легенды. В ее произведениях «Репортаж из монастыря» и «Николины угодники» затрагиваются темы веры, мистики и святынь. В «Чемодане с двойным дном» рассказывается о нелегкой работе пограничников, борьбе с контрабандой и сохранении духовного наследия.
Эта книга раскрывает важность труда для человека, его значимость и влияние на жизнь. Автор делится рассказом о "королях" современности, которые предпочитают легкую жизнь и острые ощущения, но в конечном итоге сталкиваются с последствиями своего безделья. Журналистка, решила сама попробовать на себе жизнь тунеядца, чтобы понять и пролить свет на эту проблему. Книга также затрагивает и другое поселение, где автор приобрела новый опыт и познания.
Отрывок из книги "Предисловие к роману Владимира Щербакова «Семь стихий»" рассказывает о значимости воображения в творчестве человека и его отличии от животного мира. Автор подчеркивает, что воображение помогает нам воссоздать места действия и персонажей художественных произведений, что делает нас соучастниками происходящих событий. Также автор обращает внимание на важность фантастической литературы, которая не только использует воображение читателя, но и сама основана на фантазии автора, представляя то, чего еще не было или неизвестно. В книге уделяется внимание не только детям и юношеству, но и ученым, которым фантазия необходима для научных открытий.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дмитрий Каралис

Мы строим дом

повесть

Аннотация

Маленький семейный роман о ленинградской семье, возводящей под руководством старшего брата дачный дом. Удивительно лиричная интонация, ненатужный юмор, интересные судьбы - все это привело к тому, что книга издана в двух издательствах и готовится к переизданию в издательстве "Золотой век" в 2002 году.

x x x

Однажды, когда мы сидели на покосившейся веранде крохотной дачки, оставшейся нам от родителей, и пили из позеленевшего самовара чай, мой старший брат Феликс сказал, что неплохо бы построить новый дом. Мы -- это два брата и два зятя -- мужья наших сестер.

Дмитрий Каралис

Ненайденный клад

Я копал яму для подпола и угодил на старую финскую помойку.

Несколько дней я извлекал из черной рыхлой земли пунктирные предметы чужой жизни. Обломанные пилки для ногтей с истлевшими деревянными ручками, фаянсовые пробки для бутылок с проволочными зажимами, черепки посуды... Вытащил фарфоровую голову китайского болванчика с отверстием в темечке, фарфоровую же чашечку без единой трещины с черным контуром розы на молочном боку - остальные краски высосала влажная земля; кованый ухват попался, ломкий костяной гребень, массивная стеклянная чернильница, оловянная крышка в завитках - должно быть от сахарницы - поначалу я принял ее за серебряную. увесистые вилки-инвалиды, ключи с опухолями ржавчины, зубчатые велосипедные каретки - кто крутил их педали? мальчишка с исцарапанными ногами? дама в плиссированной юбке и шляпе? как прожили они жизнь и что с ними стало?...

Дмитрий Каралис

Памяти Виктора Конецкого

Ушел из жизни честный писатель - Виктор Конецкий. Тихо, во сне, измученный несколькими годами нездоровья, о котором подсмеиваясь, говорил: "Пустяки, мне ведь и лет немало..." И только тот, кто ежечасно был с ним рядом, знал, как крутили его болезни, и как тяжело ему работалось...

Честность в литературе и жизни - явление редкое. Сталкиваясь с ними, человек преображается. Не всем хватает силы следовать открывшейся правде до конца, но жить во лжи после таких встреч уже трудно - ты глотнул чистого воздуха истины. Виктор Конецкий дал миллионам людей такую возможность.

Дмитрий Каралис

РАКИ

(из цикла "Близнецы)

Рыбалка была страстью и гордостью дяди Жоры, его большой, но неразделенной любовью. По рассказам дядьки, близнеца моего отца, в процессе лова ему всегда сопутствовала удача, -- он тягал налимов и хариусов, греб садками лещей, поднятых со дна специальной электроудочкой, гарпунил острогой гигантского лосося, шедшего на нерест в узких прибалтийских речках и которого невозможно было втянуть в лодку, не вырвав кусок мяса, а потому, вонзив кованый наконечник в спину, рыбу отпускали, чтобы поутру найти ее обессиленной в камышах -- по красной тряпке, привязанной к рукоятке остроги. На северных морях, куда дядька ездил испытывать секретные изделия своего КБ, он бочками налавливал пикшу и зубатку. В звенящих ручьях Кольского полуострова брал крупную форель до ста штук зараз. Но как только дело доходило до доставки улова в дом, удача отворачивалась от дяди Жоры, и он приезжал пустой, без единого рыбьего хвоста.