Любера

Любера

Федор Раззаков

"Любера"

В 1987 году в стране резко подскочила кривая молодежной преступности. Еще в конце 1986 года центральная пресса заговорила о люберах - накачанных ребятах из подмосковных Люберец, которые ездили в Москву "наводить порядок". "Наведение порядка" заключалось в том, что любера нещадно били металлистов, панков, хиппи, да и обычной московской молодежи от них тоже изрядно доставалось.

История люберов началась в июне 1986 года, когда газета "Советская Россия" рассказала на своих страницах о неких молодых людях, которые вечером 9 мая хулиганили на Красной площади. Они шли стройной колонной и хором скандировали: "Люберцы! Люберцы!" и на глазах у опешившей публики избивали попадавшихся им на пути подростков-москвичей. После этой публикации Люберецкое УВД и горком комсомола занялись этой проблемой всерьез и провели рейды по подвалам не только Люберец, но и всего района. Некоторые спортивные залы, где "качались" ребята, закрыли. В июле 1986 года, в ходе подготовки к Играм доброй воли, работники уголовного розыска Москвы и Московской области, работники органов внутренних дел на транспорте составили даже специальный план совместных мероприятий по предупреждению групповых преступлений и иных правонарушений несовершеннолетних и молодежи - жителей Люберецкого района. Ни один другой район Московской области такой "чести" удостоен больше не был.

Рекомендуем почитать

Федор Раззаков

Борьба КГБ c МВД

Арест В. Иванькова. Ограбление И. Бугримовой. Попытка ареста Ю. Андропова. КГБ против мафии.

Тот "великий шмон", который устроил КГБ московской милиции в 1981 году, заметно повлиял на уровень работы МВД. Вся та грязь, что липла на милицейский мундир благодаря бариновым и лобовым, требовала серьезной чистки и заставляла руководство союзного МВД засучив рукава искать оправдания в глазах как рядового населения, так и предстать пред грозные очи высоких кремлевских начальников. Требовались показательные акции, и они не заставили себя долго ждать.

Федор Раззаков

"Хлопковое" и другие дела

Аресты в Узбекистане.

26 января 1984 года, в дни, когда УБХСС Москвы проводило аресты на Южнопортовой, 22, московское КГБ задержало двух граждан Узбекистана. Эта операция откроет начало прогремевшему затем на всю страну "хлопковому" делу.

В тот день сотрудниками УКГБ по Москве и области были взяты директор Учтепинского хлопкоочистительного завода объединения "Джизакзаготхлопкопром" Узбекской ССР Муминов и товаровед Дустликского хлопкозавода того же объединения Халматов. Они пытались вручить взятку в размере 40 тысяч рублей (огромные деньги по тем временам) одному из руководителей Серпуховского хлопчатобумажного комбината за оформление фиктивных документов о якобы производственной поставке комбинату этими узбекскими заводами 150 тонн хлопка. На самом деле вместо хлопка в Серпухов были пригнаны 4 вагона отходов, так называемого линта, эти отходы надо было записать как волокно.

Федор Раззаков

Бой с тенью

Тем временем, придя в МВД СССР, новый министр Вадим Бакатин энергично взялся за дело. Тревожная обстановка на фронте борьбы с преступностью вынуждала его к принятию срочных мер. 2 января 1989 года В. Бакатин вызвал к себе специалиста по организованной преступности Александра Гурова и сообщил ему, что все документы по оргпреступности, которые Гуров и его коллеги по НИИ МВД собирали аж с 1985 года, в союзном МВД попросту потеряны. Поэтому требовалась новая детальная их отработка, для чего Бакатин и предложил Гурову работу в штабе МВД. Но Гуров, по его словам, Христом Богом попросил освободить его от работы клерком.

Федор Раззаков

Арест Ю. Чурбанова

Тем временем 1987 год стал одним из самых либеральных по количеству смертных приговоров за последние несколько лет. Если в 1983 году (андроповском) было расстреляно по приговорам судов 606 человек, в 1984-м 512, то в 1987 году было вынесено всего 140 смертных приговоров. В прессе тогда все настойчивее стали звучать призывы отменить смертную казнь в СССР вообще. Поэтому с 1987 года Верховный суд России стал применять повышенные требования к судам по рассмотрению уголовных дел, по которым была предусмотрена высшая мера наказания. Малейшие сомнения трактовались в пользу потерпевшего. Горбачевская либерализация привела к тому, что в июне 1987 года Президиум Верховного Совета СССР выпустил Указ, объявлявший беспрецедентную за последние 40 лет амнистию. Количество осужденных после нее в стране сократилось в 2 раза, было разом закрыто около 100 колоний.

Федор Раззаков

Гении преступного мира

"Каталы". Фальшивомонетчик В. Баранов. Дело "диверсанта". Вор Б. Венгровер.

Помимо цеховых дел мастеров, поистине второе дыхание обрели в конце 60-х - начале 70-х годов всевозможные мошенники и шулеры. Отметим, что данная категория преступников всегда относилась к элите криминального мира. Особенно много в те годы было карточных шулеров, по блатному - "катал". В конце 60-х, прознав, что в Тбилиси проживает знаменитый еще в царские времена преферансист, они предложили ему за деньги открыть свою "академию" и передать мастерство молодому поколению. Старик согласился. Так к началу 70-х годов в жизнь вошла целая плеяда профессиональных игроков в карты самого высокого пошиба.

Федор Раззаков

Дело Глода

"Цеховики". Дело Глода.

Между тем наличие прикрытия в лице представителей правоохранительный системы или госслужащих высокого ранга позволяет обыкновенной банде встать на ступень выше в своей классификации и сделать первый шаг в сторону того, чтобы именоваться именно мафией. Цеховики в конце 60-х поступали именно так. К примеру, с 1969 года в Карагандинской области действовала крупная группа расхитителей, специализировавшаяся на пушно-меховом производстве. Возглавляли ее специалисты высокой квалификации, дипломированные юристы: Дунаев когда-то заведовал юридической консультацией, а Эпельбейм возглавлял кафедру уголовного права в Высшей школе МВД. Третьим в их команде был Снопков, деловой хозяйственник. Вот эта оборотистая тройка и создала при государственном предприятии филиал, который огромными партиями стал получать дефицитнейшее пушно-меховое сырье. А толчком к подобным махинациям послужили два постановления Политбюро ЦК КПСС и Совмина СССР о передаче некондиционного сырья пушнины из легкой промышленности предприятиям бытового обслуживания. Постановление было настолько выгодно цеховикам, что у следователей, которые позднее разбирали эту пушно-меховую аферу, невольно возник вопрос: кто же это лоббировал появление подобного постановления в том же союзном Совмине и в Политбюро? Но вопрос этот остался неразгаданным, так как следователей, особенно рьяно вознамерившихся найти на него ответ, попросту поставили на место.

Федор Раззаков

"Кража века" в Шереметьеве. Убийство А. Меня

Летом 1990 года Московский уголовный розыск активизировал свои действия против преступных группировок в Москве, в частности против чеченцев. В среде их лидеров прошли повальные аресты, в результате которых в июле - августе было нейтрализовано сразу три крупных авторитета группировки. Кроме них были арестованы еще 7 лидеров структур и боевых групп. Это было достаточно ощутимым ударом по чеченцам, от которого они потом долго не могли оправиться.

Федор Раззаков

Джон Диллинджер

Джон Диллинджер родился 22 июня 1903 года в небольшом городке Муррисвилл, штат Индиана в семье владельца бакалейного магазина. Его мать умерла, когда Джону исполнилось всего три года, и эта смерть, в сущности, предопределила его дальнейшую судьбу. Отец не слишком заботился о воспитании сына и тот, лишенный элементарного тепла и ласки, уже в детстве являл собой сурового и грубого ребенка. В школе откровенно его боялись и сторонились. Однако не все. Некоторые подпали под его влияние и вскоре очутились в хулиганской шайке, которую он назвал "Грязная дюжина".

Другие книги автора Федор Ибатович Раззаков

Федор Раззаков

Чеченская, автомобильная, торговая мафии

Чеченская мафия. "Король" Ленинграда. Дело "Елисеевского".

Именно тогда, в 1983 году, в криминальной среде Москвы впервые всерьез заговорили о чеченцах. Правда, упоминались они и три года назад, когда в преддверии Олимпиады-80 два чеченца - студенты одного из престижных столичных вузов Х. Нухаев по кличке Хожа и М. Атлангериев по кличке Руслан - "загремели на зону" за разбой. Но 83-й стал для чеченцев особым. В том году, когда Хожа и Руслан "мотали срок", в Москве объявился их земляк Н. Сулейманов, который через московского авторитета Крапивина занялся прибыльным промыслом в Южном порту: он весьма ловко "кидал" (обманывал) доверчивых советских граждан, желавших приобрести автомобили в комиссионном магазине на Южнопортовой, 22. Однако развернуться в полную мощь ему тогда мешали "аборигены" порта - армяне и азербайджанцы из Гардабанского района. Но вскоре многие члены азербайджанской группировки получили сроки по "делу о браслете", и поле деятельности для чеченцев заметно расчистилось. Ресторан "Узбекистан" на Неглинной стал любимым местом их традиционных сборов.

Двадцать лет назад «гласность и перестройка», провозглашенные М. Горбачевым, выбросили на бурлящую политическими изменениями авансцену советской политической жизни двух следователей Генпрокуратуры – Гдляна и Иванова, а вместе с ними и новое словосочетание – «хлопковое дело». Тогда никто и подумать не мог, что расследование якобы совершенных в далеком Узбекистане экономических преступлений является одним из ключевых этапов дьявольского плана мировой закулисы по разрушению СССР.

По сути, «хлопковое дело» как раз явилось политической миной, подложенной под Страну Советов.

Эта книга — сенсация. Впервые после смерти Владимира Высоцкого предпринята попытка приподнять завесу тайны над малоизвестными страницами жизни великого барда. Федор Раззаков взял на себя смелость вторгнуться в «запретную зону» и определить место и роль певца в «холодной» [войне между СССР и и Западом. Книга убедительно и смело разрушает сложившиеся вокруг Высоцкого стереотипы, спорит с предвзятым, тенденциозным толкованием некоторых фактов из его биографии. Впервые личность певца рассматривается с учетом влияния могучей коммунистической идеологии, «подковерной» борьбы в высших эшелонах власти. Детальная хроника жизни и творчества Высоцкого, малоизвестные факты и их неожиданное осмысление делают книгу поистине сенсационной.

"Бандиты времен социализма (Хроника российской преступности 1917-1991 гг.)" - это книга автора Ф. Раззакова, которая представляет собой криминальную хронику России с 1917 года по 1991 год. В книге подробно исследуются известные и малоизвестные преступления, совершенные на территории бывшего СССР и нынешнего СНГ. Автор использует богатый фактический материал, чтобы создать всестороннюю картину криминального мира страны. Он описывает широко известные уголовные дела, такие как ограбления музеев и банков, убийства знаменитых личностей, а также менее известные преступления. Книга также рассказывает о становлении МУРа и формировании касты воров в законе. Среди основных персонажей в книге: известные преступники, налетчики, воры в законе и маньяки. "Бандиты времен социализма (Хроника российской преступности 1917-1991 гг.)" - это детальный и увлекательный рассказ о преступности в России за указанный период времени.

Двадцать лет назад «гласность и перестройка», провозглашенные Михаилом Горбачевым, выбросили на бурлящую политическими изменениями авансцену советской политической жизни двух следователей Генпрокуратуры — Гдляна и Иванова, а вместе с ними и новое словосочетание: «Хлопковое дело». Тогда никто и подумать не мог, что расследование якобы совершенных в далеком Узбекистане уголовных экономических преступлений является одним из ключевых этапов дьявольского плана мировой закулисы по разрушению СССР. По сути, «хлопковое дело» стало политической миной, подложенной под Страну Советов.

Времена меняются. Сейчас любой скандал в шоу-бизнесе, в театре, кино или спорте тут же становится достоянием гласности, его обсуждает пресса, участников скандала показывает ТВ, зрители смакуют подробности. Но так было не всегда. В советскую эпоху цензура в прессе и на ТВ напрочь лишала поклонников звезд этого «удовольствия». Ходили слухи, люди ловили редкие сообщения, а пресса бодро рапортовала о высокой нравственности общества. Тем не менее скандалы происходили, порой на самых верхних этажах власти, с самыми популярными актерами, самыми уважаемыми деятелями культуры и самыми известными спортсменами. Что ж, вернемся на десятилетия назад и постараемся понять, что же тогда происходило на самом деле…

Перед нами книга, которая восстанавливает события знаменитого советского телесериала «ТАСС уполномочен заявить…» по одноименному роману Юлиана Семенова. Эта захватывающая история рассказывает о том, как советская контрразведка раскрыла агента ЦРУ в Москве и огромно завладела вниманием всей страны. Но автор, Федор Раззаков, не ограничивается пересказом классического сюжета, он трансформирует его в наше время, привнося в него современные реалии. История это разворачивается на тле революционных событий на Ближнем Востоке, а именно в Сирии. Охраняя основной сюжет по Семенову (разоблачение агента ЦРУ в Москве), «Уполномочен заявить...» выходит на новый уровень, затрагивая множество актуальных вопросов: политические интриги, международный терроризм, деятельность организованной преступности и противостояние мировым спецслужбам. Федор Раззаков, специалист по истории советского кино и автор превосходных книг о кинематографе, в своем новом романе трансформирует знакомые образы советских шпионских фильмов в современные реалии.

Федор Раззаков

"Мосгаз" и первые террористические акты

Дело "Мосгаз". Убийства в Свердловске. Похищение "Святого Луки". Теракты 60-х.

Владимир Ионесян родился в Тбилиси в обычной семье и с малых лет был окружен особым вниманием. Родители, угадывая в нем артистический талант, сделали все возможное, чтобы их ребенок получил необходимое образование. Для этого сына освободили даже от службы в армии, только бы он достиг желаемых высот на оперной сцене. Между тем отец одаренного мальчика за торговые махинации был осужден на 7 лет тюрьмы. Ребенок остался без отцовского внимания. Связавшись с блатными товарищами, вскоре совершил неудачную кражу и был судим. Суд, учитывая его возраст, приговорил Ионесяна к пяти годам условно. К тому времени он уже был женат, и его жена Дея, стараясь уберечь супруга от дурного влияния, увезла Ионесяна в Оренбург. Там он взялся за ум и продолжил свою артистическую карьеру, поступив в Театр музыкальной комедии. Однако здесь он вскоре познакомился с артисткой кордебалета Алевтиной Дмитриевой и, сойдясь с ней, бросил жену с малолетним ребенком и уехал в Москву. Чтобы Дмитриева отправилась с ним, Ионесян наврал ей про 40 тысяч рублей, якобы хранившихся у него на сберкнижке в Москве.

Популярные книги в жанре Публицистика
Отрывок из книги "Предисловие к роману Владимира Щербакова «Семь стихий»" рассказывает о значимости воображения в творчестве человека и его отличии от животного мира. Автор подчеркивает, что воображение помогает нам воссоздать места действия и персонажей художественных произведений, что делает нас соучастниками происходящих событий. Также автор обращает внимание на важность фантастической литературы, которая не только использует воображение читателя, но и сама основана на фантазии автора, представляя то, чего еще не было или неизвестно. В книге уделяется внимание не только детям и юношеству, но и ученым, которым фантазия необходима для научных открытий.
Эта книга раскрывает важность труда для человека, его значимость и влияние на жизнь. Автор делится рассказом о "королях" современности, которые предпочитают легкую жизнь и острые ощущения, но в конечном итоге сталкиваются с последствиями своего безделья. Журналистка, решила сама попробовать на себе жизнь тунеядца, чтобы понять и пролить свет на эту проблему. Книга также затрагивает и другое поселение, где автор приобрела новый опыт и познания.
В данной книге собраны сценарии знаменитых фильмов Кшиштофа Кесьлёвского, таких как "Декалог", "Двойная жизнь Вероники" и трилогия "Три цвета". Кроме того, читателю представлены статьи, интервью и автобиография режиссера, в которой он рассказывает о своей жизни, работе и коллегах. Эта книга открывает уникальную возможность окунуться в мир творчества одного из величайших кинематографистов ХХ века.
В книге Алексея Колобродова рассматривается влияние политической и культурной жизни позднего Советского Союза на сегодняшнюю культурную и общественно-политическую обстановку. Автор подобно археологу раскапывает и анализирует артефакты прошлого - книги, песни, искусство, чтобы раскрыть ключевые сюжеты, смыслы и противоречия и рассказать читателям об эпохе и ее жителях. Его исследования позволяют лучше понять корни современных явлений и являются увлекательным путешествием в историю и культуру.
Почему российскому обществу так сложно установить контроль над элитами и почему демократия так и не прижилась в стране? В своей книге "Возвратный тоталитаризм" Лев Гудков ищет ответы на эти важные вопросы. Он анализирует множество факторов, влияющих на массовое сознание, такие как традиции насилия, аморальность, имперское и милитаристское "историческое сознание" и другие. Исследуя данные Левада-Центра с конца 1980-х годов, автор предлагает теоретические модели, отражающие реальную политическую ситуацию в стране. Статьи, написанные с 2009 по 2019 год, отражают изменения в российском обществе за последнее десятилетие. "Возвратный тоталитаризм" продолжает исследования, начатые автором в предыдущих работах. Лев Гудков - известный социолог, доктор философии, научный руководитель Левада-Центра и главный редактор журнала "Вестник общественного мнения".
"Сборник рецензий" - это увлекательное чтение для любителей фэнтези, научной фантастики и исторических романов. В книге собраны отзывы на произведения различных авторов, от романов с мистическими сюжетами до научно-фантастических повестей. Читатель познакомится с разнообразием жанров и тематик, от городского фэнтези до космических приключений. Насладитесь краткими описаниями произведений и выберите своё следующее захватывающее чтение!
В книге "Политэкономия фэнтези" рассматривается влияние бытия на сознание героев фэнтези-романов, особенности выбора эпохи для создания фэнтезийного мира и влияние на читателя социального устройства и бытовых особенностей. Автор проводит параллели между бытом героев фэнтези и современного человека, исследуя влияние технического прогресса на наше представление о бытии и порой забытые аспекты жизни в прошлом.
астрономии использовались различные инструменты для измерения времени, такие как солнечные и водяные часы. Статьи в данном сборнике рассматривают различные способы измерения времени в разных культурах и эпохах, а также исследуют историю развития понятия часа и его деления на минуты и секунды. Книга погружает читателя в захватывающий мир истории измерения времени и позволяет лучше понять, как эти процессы формировались и менялись на протяжении веков.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Федор Раззаков

"Отец" русского гоп-стопа. (Александр Розенбаум)

А. Розенбаум родился 13 сентября 1951 года в Ленинграде в семье врачей. Так как родители работали с утра до позднего вечера, воспитанием сына занимались бабушки. Вот как рассказывает об этом сам А. Розенбаум: "Воспитывала меня бабушка-корректор. Без всяких сказок и пирожков. Правда, другая бабушка была с пирожками, но тоже без сказок, местечковая такая, хотя мы все чисто питерские. Ну а мамина мама очень светский человек, из "бывших" - с французским и всеми делами. Я гранки ей помогал проверять с семи лет. Поэтому у меня была одна орфографическая ошибка за всю жизнь: в слове "церемониймейстер"... Да если честно, я всегда был хорошим ребенком. Не был хулиганом, оторвой, уголовником - нормальный дворовый пацан: курил с тринадцати лет, пил портвейн и так далее. А если дрались, то никогда не били вдесятером одного. В наше время это было не принято. Пару раз дашь по носу до крови, и все, закончено. Причем за дело. Никогда просто так не приставали...

Федор Раззаков

"Овация". Две стороны медали

Российский шоу-бизнес, несмотря на то что имеет свой особенный колорит, внешне мало чем отличается от зарубежных аналогов. И это естественно, ведь многое он просто стремится перенять у "старших" коллег. Например, премия "Овация" - это почти точная копия таких же премий, как "Грэмми" в Америке или "Бритс" в Англии.

Национальная премия в области зрелищ и популярной музыки "Овация" явилась на свет в 1992 году. Инициатором ее создания стал никому доселе не известный молодой бизнесмен из Донецка Григорий Кузнецов. Тогда появление этого человека у "руля" национальной премии вызвало у людей несведущих законное удивление - кто он такой, чтобы затевать столь масштабное мероприятие? Однако люди сведущие таким вопросом не задавались. Для воротил шоу-бизнеса Кузнецов не выглядел конкурентом, а значит, сомнений в своей управляемости не вызывал. Воротилы, видимо, решили про себя: "Пусть он затеет это дело, поставит его на ноги, а мы посмотрим, что получится. В случае успеха мы всегда найдем возможность отодвинуть его в сторону".

Федор Раззаков

"Перестройка" воров в законе.

Загадочные смерти высокопоставленных деятелей

"Белый лебедь". Смерть П. Машерова. Убийство С. Ибрагимова.

Между тем после кисловодской сходки 79-го года уголовный мир страны начал свою очередную перестройку применительно к реалиям того времени. В исправительно-трудовых колониях страны возрождались старые и создавались новые уголовные традиции. Во главе перестройки стояли, как и положено, воры в законе, которые через своих "ответственных" активно пропагандировали уголовные традиции среди молодежи, привлекая ее в свои ряды. "Казанский феномен" продолжал жить, несмотря на то, что в самой Казани в 1980 году основные группировки были разгромлены (14 апреля 1980 года было закрыто дело группировки "Тяп-Ляп": четверо ее главарей были приговорены к расстрелу).

Федор Раззаков

"Пес Барбос" и "Самогонщики", или Рождение великолепной троицы

Провал своего фильма "Трижды воскресший" (он вышел в прокат летом 60-го) Гайдай сильно переживал. Поэтому когда ему предложили снять еще один фильм на историко-революционную тему, он отказался. Сказал: "Людям и так несладко живется, а тут еще я со своими печалями". Но за что конкретно взяться, Гайдай пока толком еще не знал. Впереди предстоял отпуск, и режиссер решил вернуться к своим проблемам после его завершения. Собрав вещи, он вместе с женой Ниной Гребешковой отправился к своим родителям в Глазково, что под Иркутском.