Но сердце нашло дорогу и цель

Но сердце нашло дорогу и цель

Ю.Л.Рознатовская

...но сердце нашло дорогу и цель...

В свое время отец Алана Маршалла, узнав, что сын хочет стать писателем, посоветовал ему учиться у Роберта Блэчфорда, автора романа "Невиновен, или В защиту горемыки". "Это замечательная книга, - говорил Уильям Маршалл, - она была написана, чтобы помочь людям".

У сына были другие ориентиры в литературе. Но слова отца запомнились, определив для него навсегда смысл и цель писательского труда. Много лет Спустя Алан Маршалл - уже признанный и любимый писатель, чья слава перешагнула границы его родины, - обратился к начинающим авторам с таким напутствием: "Чтобы писать о людях, надо любить их. Чтобы писать о жизни, надо любить ее. Жизнь бьет нас, и ее, уроки ценны. Они обогащают опыт".

Популярные книги в жанре Публицистика
Отрывок из книги "Предисловие к роману Владимира Щербакова «Семь стихий»" рассказывает о значимости воображения в творчестве человека и его отличии от животного мира. Автор подчеркивает, что воображение помогает нам воссоздать места действия и персонажей художественных произведений, что делает нас соучастниками происходящих событий. Также автор обращает внимание на важность фантастической литературы, которая не только использует воображение читателя, но и сама основана на фантазии автора, представляя то, чего еще не было или неизвестно. В книге уделяется внимание не только детям и юношеству, но и ученым, которым фантазия необходима для научных открытий.
Эта книга раскрывает важность труда для человека, его значимость и влияние на жизнь. Автор делится рассказом о "королях" современности, которые предпочитают легкую жизнь и острые ощущения, но в конечном итоге сталкиваются с последствиями своего безделья. Журналистка, решила сама попробовать на себе жизнь тунеядца, чтобы понять и пролить свет на эту проблему. Книга также затрагивает и другое поселение, где автор приобрела новый опыт и познания.
"Сборник рецензий" - это увлекательное чтение для любителей фэнтези, научной фантастики и исторических романов. В книге собраны отзывы на произведения различных авторов, от романов с мистическими сюжетами до научно-фантастических повестей. Читатель познакомится с разнообразием жанров и тематик, от городского фэнтези до космических приключений. Насладитесь краткими описаниями произведений и выберите своё следующее захватывающее чтение!
В книге "Политэкономия фэнтези" рассматривается влияние бытия на сознание героев фэнтези-романов, особенности выбора эпохи для создания фэнтезийного мира и влияние на читателя социального устройства и бытовых особенностей. Автор проводит параллели между бытом героев фэнтези и современного человека, исследуя влияние технического прогресса на наше представление о бытии и порой забытые аспекты жизни в прошлом.
астрономии использовались различные инструменты для измерения времени, такие как солнечные и водяные часы. Статьи в данном сборнике рассматривают различные способы измерения времени в разных культурах и эпохах, а также исследуют историю развития понятия часа и его деления на минуты и секунды. Книга погружает читателя в захватывающий мир истории измерения времени и позволяет лучше понять, как эти процессы формировались и менялись на протяжении веков.
Известный историк рассматривает Наполеона Бонапарта с точки зрения маркетинга и пиара, показывая, что он был настоящим профессионалом в создании и поддержании своего собственного бренда. Наполеон оказался умелым мастером виртуозом, чье влияние простирается не только через пространство, но и время, продержавшись уже более двух столетий. Автор отмечает, что история зависит от того, кто ее интерпретирует, и что чем лучше интерпретатор, тем эффективнее он может внедрить свои идеи в массовое сознание. Книга представляет собой серьезное исследование, которое сохраняет интерес читателя и предлагает взглянуть на политику и историю с новой стороны. Она подойдет для всех, кто интересуется историей и политикой в реальном смысле, и готова предоставить издательский макет в формате PDF A4.
Энциклопедический проект знакомит нас с историей диссидентов советского периода и их важным вкладом в борьбу с тоталитарной системой. Благодаря биографиям 160 участников независимой гражданской и политической жизни Восточной Европы 1950-1980-х годов, мы погружаемся в сложные судьбы людей, переживших тюремные страдания, эмиграцию и победы. В книге также есть исторические аналитические очерки, раскрывающие социально-политическую обстановку той эпохи. Первый том Словаря диссидентов, переведенный с польского языка, стал основой этого уникального издания.
Эта книга рассказывает о жизни и борьбе Глории Стайнем, идеолога феминизма, который борется за освобождение женщин от стереотипов и предрассудков. Она призывает каждую женщину быть собой и не подчиняться общественным ожиданиям. Глория показывает, что настоящая сила женщины проявляется в ее способностях и стремлениях, а не в соответствии стереотипам. Книга открывает для нас необычные истории и дает надежду на равенство и свободу каждой женщины. Ведь, как сказала сама Глория, истинные путешествия начинаются с шага за порог двери. Возможно, этот шаг изменит вашу жизнь. Книгу вы сможете получить в формате PDF A4, сохранив исходный макет издания.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Павел Розов

ХУДОЖНИК

В полдень, когда жара стала совсем невыносима, а воздух превратился в неподвижное расплавленное желе, город опустел, словно вымер; жители попрятались в прохладу жилищ и даже собаки, куры и прочие обычные в подобных крохотных замызганных городках животные отсиживались в своих убежищах.

Единственным двигающимся предметом в поле зрения был мелкий мусор, лениво перегоняемый с места на место невесть откуда взявшимся, совершенно не ощущающимся на коже ветерком, и это еще больше усиливало впечатление покинутости и заброшенности.

Павел Розов

Явление львицы

- Смотрите, львица!

Мы резко остановились, будто разом наткнулись на невидимую стену. Да, это действительно была львица.

- Во, а ты говорил - мак хреновый! - Попытался схохмить Серега, но осекся. Он тоже увидел львицу.

Она шла по боковой аллее, отделенная от нас хилой цепочкой кустиков, почти незаметная в сумерках. Спокойно вышагивала, пригнув голову к земле, словно выслеживала кого-то. Похоже, ее совсем не волновало, что дело происходит не где-нибудь в африканской саванне, где ей было бы самое место, а на главной аллее городского парка.

Павел Розов

КРЫСЫ ГАМЕЛИНА

Свободный пересказ известной сказки.

Нильс зачарованно наблюдал за крысой, жадно вгрызающейся в женскую ногу чуть выше колена. На самого Нильса крыса не обращала никакого внимания, словно кроме нее и ее добычи на свете никого не существовало. Из разбитого виска на асфальт темным ручейком лилась кровь, успев уже образовать небольшую лужицу. Женщина была немолода и безобразно толста, но не упитанная, что является следствием хорошего, пусть и чрезмерного питания, а болезненно опухшая, из тех бесформенных и безвозрастных толстух, которых можно увидеть в самых нищих кварталах. Наверное, торопилась домой с приличным уловом - рядом лежали две большие хозяйственные сумки, продукты, бывшие в них, рассыпались по мостовой. Пластиковая бутылка с кока-колой подкатилась к его ногам, и он автоматически отшвырнул ее.

Павел Розов

Отрыв

Началось это не сразу. Серая повседневная обыденность стала раздражать его. Он видел, как мир постепенно теряет свои краски, становится таким же серым и безрадостным, как и его однообразное существование. Ему было тесно в этом мире, он никак не мог найти себе в нем место. Все это было неосознанно, просто какое-то подспудное гнетущее чувство не давало ему покоя.

Он стал замкнутым и угрюмым, окружающие стали сторониться его, и только она все еще продолжала видеться с ним. Теперь он целыми днями сидел в темном углу, безучастно наблюдая за происходящим. Она приносила ему еду, старалась развеселить его, беззаботно кружась вокруг, принималась целовать и ласкать его, но все было напрасно. Все это он принимал как должное, но, казалось, совсем не замечал ее, только тоскливо жался в угол, а иногда даже не узнавал. Она была красивая, очень красивая, но он не замечал ее красоту, а если и замечал, она больше не радовала его.