Ночные электрички

Ночные электрички

Дмитpий Быков

"Hочные электpички"

Уважаемые/доpогие дальновидетели, начинаем "час сеpиала". Ибо самое вpемя. Известное дело: неумеющий жить - пишет пpозу, неумеющий писать пpозу - пишет стихи, неумеющий писать вообще - публикует, оставшиеся не у дел изобpажают публику. И чем пpодолжительнее пpоцесс обоюдной занятости - тем довольнее все участники. (Считайте, что пpедыдущего абзаца не было. Гнусная погода пpовоциpует паpшивое настpоение, котоpое в свою очеpедь пpовоциpует выделение ядовитой слюны, из котоpой в свою очеpедь, аки Афpодита из пены, вылезают гадкие глупости. Hо стиpать его не буду. Лень.)

Другие книги автора Дмитрий Львович Быков
"Истребитель" - это роман, который рассказывает о смелых советских пилотах, известных как "соколы Сталина". Они не только смогли пересечь Северный полюс и проложить воздушные пути в Америку, но и стали символами преодоления трудностей ради высшей цели, полагаясь на доверие народа и их лидера. Дмитрий Быков предпринял попытку вглядеться за пределы идеологии, чтобы понять, какая сила управляла историей Советского Союза. В романе само слово "истребитель" имеет несколько значений. В 1930-х годах в СССР каждый представитель "новой нации" мог быть и преследователем, и преследуемым, в зависимости от обстоятельств. Множество поворотов сюжета в романе, описывающие подвиги в небе и борьбу в официальных инстанциях, живописно иллюстрируют этот участок истории. Погружаясь в повествование, мы сможем узнать о том, как пилоты сражались не только в воздухе, но и внутри советской системы.
Новый роман Дмитрия Быкова представляет собой уникальный литературный эксперимент, в котором переплелись три отдельные истории, происходящие в разное время и месте. Действие книги разворачивается в конце 1930-х годов и начале 1941-го, а главные герои - студенты Института филологии, эмигранты и загадочный филолог, испытывающий безумное желание повлиять своими текстами на ключевые решения в стране. Атмосфера напряжения и предвкушения войны настигает героев на каждом шагу и заставляет их как бояться этого конфликта, так и стремиться к его началу. Им кажется, что только война сможет разрубить все скрученные узлы судьбы... Открывая страницы этой книги, читатель погружается в удивительный мир прошлого, где рыскают надежда и опасность в непредсказуемом сочетании.

«Это рассказы, сочиненные специально для одинокого читателя, выпавшего из привычного мира и еще не приехавшего в новый. Рассказы для чтения в вагоне, на палубе, в воздухе… И во время путешествия из одного состояния в другое. Автор писал их в таком же статусе».

Дмитрий Быков

Новую книгу Дмитрия Быкова «ЖД-рассказы» с его романом «ЖД» – литературной сенсацией прошлого года – объединяет только аббревиатура. В романе сам автор давал ей несколько расшифровок (впрочем, подавляющее большинство читателей усмотрели в ней лишь одну…) Здесь же расшифровка действительно одна, причем самая привычная – Железная Дорога. А дорога располагает к беседам между незнакомыми людьми, и в беседах этих иногда всплывает такое!!! Рассказы в книге самые разные – юмористические, философские, бытовые, есть даже триллеры и «ужастики». Нет только скучных.

«Вагриус»

Дмитрий Быков — одна из самых заметных фигур современной литературной жизни. Поэт, публицист, критик и — постоянный возмутитель спокойствия. Роман «Оправдание» — его первое сочинение в прозе, и в нем тоже в полной мере сказалась парадоксальность мышления автора. Писатель предлагает свою, фантастическую версию печальных событий российской истории минувшего столетия: жертвы сталинского террора (выстоявшие на допросах) были не расстреляны, а сосланы в особые лагеря, где выковывалась порода сверхлюдей — несгибаемых, неуязвимых, нечувствительных к жаре и холоду. И после смерти Сталина они начали возникать из небытия — в квартирах родных и близких раздаются странные телефонные звонки, назначаются тайные встречи. Один из «выживших» — знаменитый писатель Исаак Бабель…

Эти слова описывают книгу, которая рассказывает о жизни и творчестве выдающегося русского поэта Бориса Пастернака. Автор не пытается детально следовать каждому шагу своего героя, но скорее стремится вникнуть во внутренний мир Пастернака и поделиться им с читателем. В книге описываются важные события в жизни поэта, а также те трагедии и счастье, которые его сопровождали. Мы погружаемся в социально-исторические катастрофы, которые Пастернак испытал на своем пути, и творческие связи и влияния, которые были существенными для его существования как талантливого человека. Книга также представляет новую трактовку знаменитого романа "Доктор Живаго", который сыграл огромную роль в жизни его автора.
В своем новом романе "ИКС", Дмитрий Быков рассказывает захватывающую историю известного советского писателя, который потерял себя в процессе достижения славы. Его жизнь подобна катку, который то целых оставляет людей, то разрывает их надвое. Интересно задуматься, является ли человек до и после этих разрушений одним и тем же, или рождается на самом деле новое и непредсказуемое существо, способное на героизм и подлость одновременно. В этом романе Быков раскрывает удивительные секреты человеческой души, находящиеся внутри нас, и даже находит секретную формулу бессмертия.

Действие нового романа Дмитрия Быкова происходит в Москве, где редкий день обходится без взрывов террористов. И посреди этого кошмара вспыхивает любовь. Она — обыкновенная москвичка, он — инопланетянин, который берется вывезти любимую и ее близких на свою далекую и прекрасную планету. Но у красивой истории оказывается неожиданный конец…

Дмитрий Быков, известный прозаик, поэт, яркий публицист, в своей книге «Был ли Горький?» рисует фигуру писателя-классика свободной от литературного глянца и последующей мифологии.

Где заканчивается Алексей Пешков и начинается Максим Горький? Кем он был? Бытописателем, певцом городского дна? «Буревестником революции»? Неисправимым романтиком? Или его жизненная и писательская позиция подчас граничила с холодным расчетом? Как бы там ни было, Быков уверен: «Горький – писатель великий, чудовищный, трогательный, странный и совершенно необходимый сегодня».

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее
В данной книге собраны произведения малых литературных форм – рассказы и новеллы, написанные авторами, получившими престижную Государственную литературную премию Греции в период с 2010 по 2018 годы. Тексты антологии затрагивают актуальные проблемы современной греческой литературы и тесно связаны с политическими, экономическими и социальными вопросами, как в Греции, так и в мире. В этих разнообразных и творческих произведениях ярко отражается облик современной греческой литературы, о которой российским читателям так мало известно. Новогреческий рассказ - настоящий литературный сюрприз, который позволяет окунуться в глубины истории и культуры Греции.
Перед вами первый полный перевод на русский язык "Трагических поэм" - главного творения Теодора Агриппы д'Обинье, удивительного мастера слова, который в жизни был не только писателем и поэтом, но и воином и политиком. Чувствуется величие эпохи Возрождения в каждой строчке его поэзии. В книгу также включены мемуары д'Обинье, которые являются ценным историческим свидетельством и дают нам возможность погрузиться в исторический контекст, в котором рождались эти великие произведения французской литературы.
Эта книга – удивительный путеводитель в мире строительства, непохожий ни на одну другую. Ее страницы разглашают дневник одного творческого индивидуума, чья жизнь пронизана любовью к строительному мастерству. Он не стремился к славе и богатству, его главные ценности – честь, знание и добро. Читатель окунется в мир строительства через глаза этого страстного строителя, откроет для себя новые горизонты и непознанные тайны этого искусства.
Сегодня мое время занимает звук страниц, когда я вскрываю книгу известного поэта, перед которым все преклоняются без размышления о причине его известности. Ведь в этом мире есть столько красоты: небо, трава, Родина, солнце, прохлада. Я ощущаю, что мои слова просты и обычны, и мне не нужно беспокоиться о том, о чем они говорят. Ненужно.
Вторая книга Светланы Менделевой, авторки, которая родилась в Москве и сейчас живет в Израиле. Книга охватывает два контрастных мира - зимнюю Москву и живописный Тель-Авив. Авторка переносит нас из воспоминаний о трудных коммунальных квартирах в советской эпохе к сегодняшним размышлениям о войне. Она также рассматривает тему связи через язык и родство через кровь. Это книга собственных мыслей и эмоций, которая открывает читателям новую перспективу на современный мир.
Каждый утро, пробуждаясь от сна, я привыкаю к моему уставшему телу. Говорят, что на этой неделе снова начнется война, и страх царит над всем окружающим. Однако, есть вещи, более важные, чем это: зима уже близко и Новый год на носу. Я уверен, что справлюсь со всеми трудностями, опираясь спиной на то, что меня поддерживает. Хочу, чтобы наступил созерцательный вечер, чтобы застольная песнь она услышала. Пусть укрепит наши души и подарит умиротворение.
В новой книге выдающегося исследователя литературы из Вильнюса Евгения Костина рассматривается творчество великого поэта А. С. Пушкина через призму его писем, критических статей, исторических записей и дневников. Автор дает свой анализ выдержек из писем и публицистических работ Пушкина, сопровождая их своими комментариями и объяснениями, что помогает более гасло осознать контекст написания и собственные отношения поэта с адресатами.
В своей новой книге профессор Евгений Костин изучает малоизвестные аспекты эстетики и мышления А. С. Пушкина, его отношение к истории, философии и религии. Он также рассматривает значимость полемики с П. Я. Чаадаевым, рассматривает художественный хронотоп в творчестве поэта и его влияние на современное общество. Становление и развитие русской культуры в контексте наследия Пушкина - основная тема работы, которая позволяет приоткрыть дверь в мир великого поэта и мыслителя.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дмитрий БЫКОВ

ОТСРОЧКА

...И чувство, блин, такое (кроме двух-трех недель), как если бы всю жизнь прождал в казенном доме решения своей судьбы.

Мой век тянулся коридором, где сейфы с кипами бумаг, где каждый стул скрипел с укором за то, что я сидел не так. Линолеум под цвет паркета, убогий стенд для стенгазет, жужжащих ламп дневного света неумолимый мертвый свет...

В поту, в смятенье, на пределе - кого я жду, чего хочу? К кому на очередь? К судье ли, к менту, к зубному ли врачу? Сижу, вытягивая шею: машинка, шорохи, возня... Но к двери сунуться не смею, пока не вызовут меня. Из прежней жизни уворован без оправданий, без причин, занумерован, замурован, от остальных неотличим, часами шорохам внимаю, часами скрипа двери жду - и все яснее понимаю: все то же будет и в аду. Ладони потны, ноги ватны, за дверью ходят и стучат... Все буду ждать: куда мне - в ад ли?

Дмитрий Быков

С Л Е Д И З А С О Б О Й

( триллер из девяти частей)

I

Был такой Долбышев, студент, кажется физтеха. Его призвали в армию. И было четверо людей, которые Долбышева сильно не любили, потому что , по их убеждению, они были народ, а он - враг народа. Трое из них - каптер Караев, сержант Кузьмин и водила Путрин - дедовали, а четвертый - Малахов, из долбышевского призыва, но качаный-раскачаный - был вроде примкнувшего к ним Шипилова, и за это он Долбышева особенно не любил. По его мнению, Долбай позорил призыв и Москву. Долбай ему не нравился еще тем, что не стучал. Если бы он стучал, его можно было бы гвоздить на законном основании, как гвоздила французов дубина народной войны. Долбай же не ломался и этим вызывал к себе отнюдь не уважение, как полагают авторы армейской прозы, а смутное недовольство, как оно и бывает на самом деле.

ВАСИЛЬ БЫКОВ

АПОЛОГЕТИКА ИНТЕГРАЦИИ

Памфлет

У нас всегда кого-нибудь убивали. Убивали, когда завоевывали чужие земли или защищали свою от врагов. Когда же враги усмирялись, убивали своих (бей свой своего, чтобы чужой боялся). Убивали смердов, бояр, стрельцов, раскольников, крепостных, князей и дворян. Охотно убивали также царей и императоров, которых душили подушками, рвали бомбами, стреляли из маузеров и наганов. Когда же последних перестреляли, принялись за офицеров, генералов и адмиралов. После того, как и те вместе с капиталистами и помещиками были перебиты, наступила очередь прочих. Поскольку классовых антагонистов не осталось, были назначены временные вроде нэпманов, которых ликвидировали успешно и без остатка. С этими, впрочем, все было ясно - сложнее стало со следующими, которых по-ученому мудро назвали кулаками.

Василь Быков

Цена достоинства

Из книги воспоминаний. С белорусского. Перевод автора

У меня был неплохой, купленный за чеки в "Березке" японский приемник с короткими волнами, который я каждую ночь настраивал на зарубежные голоса. Из всех, однако, я отдавал предпочтение "Свободе". Хорошо расслышать ее, правда, удавалось редко - глушили всегда и плотно. Некоторые советовали искать подходящее место в квартире - на кухне или возле батарей отопления или попытаться настроить за городом. Я пытался в разных местах, но чаще всего ничего не получалось, слышимость была скверная. Передатчики находились за тысячи километров, а глушилки - вон они, рядом, на окраине города. Неудачными оказались все мои попытки и в ту ночь, когда больше всего хотелось узнать, что происходит в Чехословакии, кризис отношений с которой, кажется, достиг своего пика.