О гармонии и алгебре

О гармонии и алгебре

Александр Александрович Крон

О гармонии и алгебре

Статья

В "Мыслях о прекрасном" покойного Н.П.Акимова есть такой шутливый афоризм: "Если б наряду с "точными науками" у нас была узаконена область "неточных наук", первое место в ней по праву заняла бы эстетика".

Этим высказыванием Акимов отнюдь не собирался зачеркнуть эстетику. Равным образом он совсем не отрицал применимости точных методов в изучении искусства. Смысл этого высказывания иной: эстетика является особого рода наукой, особенности которой вытекают из самого предмета исследования. Чтобы исследовать явления искусства, исследователь сам должен быть человеком искусства. Эстетика совмещает в себе элементы научного и художественного познания, и нет ничего зазорного в том, что многие эстетические категории не могут быть выражены математическими способами и возведены в ранг объективных истин. Искусство неотделимо от восприятия его людьми, восприятие же исторически обусловлено и субъективно окрашено в зависимости от множества разнообразных и трудно учитываемых факторов. В.Г.Белинский был сыном своего времени, в анализе явлений искусства он руководствовался не только своими теоретическими воззрениями, но и личными вкусами, даже страстями, - все это нисколько не унижает Белинского как ученого, но обнаруживает в нем художника.

Другие книги автора Александр Александрович Крон
"Капитан дальнего плавания" - аннотация книги Книга "Капитан дальнего плавания" рассказывает о жизни и подвиге Александра Ивановича Маринеско, капитана дальнего плавания и командира подводной лодки "С-13". Повесть, написанная совместно Иваном Степановичем Исаковым, известным флотоводцем и ученым, является попыткой ярко осветить и сделать доступным для всего советского народа героический подвиг экипажа подводной лодки "С-13" во время Великой Отечественной войны, который сыграл важную роль в разгроме гитлеризма. Книга основана на разборе материалов и свидетельств, а также на личных воспоминаниях Исакова о дружбе с Маринеско в их последние годы жизни. Аннотация представляет составленный проект Исакова, где его целью является яркое освещение и популяризация подвига Маринеско для широкой аудитории, так как спустя 20 лет после войны мало кто знает об этом значимом событии. Книга как бы возрождает историю и вносит ясность в цель своего написания.

Александр Александрович Крон

Второе дыхание

Комедия

в четырех действиях

Книга известного советского писателя Александра Крона состоит из двух частей. В первой части представлены пьесы: "Винтовка № 492116", "Трус", "Глубокая разведка", "Офицер флота", "Кандидат партии", "Второе дыхание". Во вторую часть вошли статьи Крона, посвященные театру.

От автора

Эти пьесы написаны давно. Первая - полвека назад, последняя датирована 1956 годом.

Александр Александрович Крон

Офицер флота

Драма

в четырех действиях,

восьми картинах

Книга известного советского писателя Александра Крона состоит из двух частей. В первой части представлены пьесы: "Винтовка № 492116", "Трус", "Глубокая разведка", "Офицер флота", "Кандидат партии", "Второе дыхание". Во вторую часть вошли статьи Крона, посвященные театру.

От автора

Эти пьесы написаны давно. Первая - полвека назад, последняя датирована 1956 годом.

Александр Александрович Крон

Трус

Опыт трагедии

Книга известного советского писателя Александра Крона состоит из двух частей. В первой части представлены пьесы: "Винтовка № 492116", "Трус", "Глубокая разведка", "Офицер флота", "Кандидат партии", "Второе дыхание". Во вторую часть вошли статьи Крона, посвященные театру.

От автора

Эти пьесы написаны давно. Первая - полвека назад, последняя датирована 1956 годом.

Александр Александрович Крон

Глубокая разведка

Комедия

в четырех актах

Книга известного советского писателя Александра Крона состоит из двух частей. В первой части представлены пьесы: "Винтовка № 492116", "Трус", "Глубокая разведка", "Офицер флота", "Кандидат партии", "Второе дыхание". Во вторую часть вошли статьи Крона, посвященные театру.

От автора

Эти пьесы написаны давно. Первая - полвека назад, последняя датирована 1956 годом.

Александр Александрович Крон

О первой дружбе, о первой пьесе...

Статья

Свою первую пьесу - "Винтовка № 492116" - я написал в 1929 году, сорок лет назад.

Под словом "первая" я подразумеваю первую, пошедшую на профессиональной сцене. Писал я, конечно, и раньше.

На всех изданиях "Винтовки" стоит посвящение: "Памяти дорогого друга Валентина Кукушкина, комсомольца-драматурга".

Мы начинали вместе.

С Валей Кукушкиным мы были дружны так, как дружат только в юности. Братьев ни у него, ни у меня не было, и мы были ближе, чем братья, ибо братьев по крови не выбирают, а наше братство было добровольным. Зародилось оно еще в годы гражданской войны. И Валя и я были в то время питомцами школы-колонии при Биостанции юных натуралистов в Сокольниках. Биостанция существует и поныне, а школы-колонии больше нет. Колония эта, созданная в самое тяжелое для Советской республики время, была учреждением поистине новаторским; я мог бы многое рассказать о том, что дает формирующемуся сознанию ребенка соприкосновение с живой природой, о быте и нравах колонистов, о нашем самоуправлении и о наших педагогах, но не в этом сейчас моя задача. Скажу только, что увлечение биологией и другими точными науками не только не препятствовало, но, на мой взгляд, способствовало тяге колонистов к литературе и искусству. Ребята запоем читали книги - прозу и стихи, многие пели и рисовали, театром же увлекались почти все.

Александр Александрович Крон

Эммануил Казакевич

Воспоминания о сверстниках

Легче писать воспоминания о людях, которых знал не близко и встречал не часто. С Эммануилом Казакевичем мы виделись часто, а с тех пор как стали дачными соседями, почти ежедневно, и за эти годы столько было пережито вместе, столько переговорено во время долгих и неторопливых прогулок по переделкинским лесным тропкам, что многое восстановить уже невозможно да вряд ли и нужно. Остался в памяти целостный образ, сложный, привлекательный и настолько неотторжимый от большого отрезка моей жизни, что до сих пор я не ставил перед собой задачи как-то его анализировать. Это был характер настолько органичный, что и в тех случаях, когда он меня восхищал, и в тех, сравнительно редких, когда он меня возмущал, я как правило не задавал себе недоуменных вопросов, а говорил: "Эмик - это Эмик".

Александр Александрович Крон

О старших товарищах

Статья

Содержание

Режиссер Федор Каверин

Актер Михаил Астангов

Драматург Евгений Шварц

РЕЖИССЕР ФЕДОР КАВЕРИН

Книги и картины всегда переживают своих авторов - одни на годы, другие на века. Автор спектакля в худшем положении. Даже великие спектакли недолговечны. Они оставляют глубокий, но незримый след в культуре народа. Видимые же следы - эскизы декораций и костюмов, фотографии актеров и мизансцен, рецензии и режиссерские партитуры - в большей мере достояние музея, причем музея, рассчитанного на ограниченный круг специалистов. Их хранят, как реликвии, изучают, как древние письмена, но ими не наслаждаются. Они неспособны возбудить и сотой доли тех чувств, которые владели зрителями премьеры. Лишь в самые последние годы появились фильмы-спектакли, фиксирующие на кинопленке выдающиеся явления театра. Но и они не равноценны настоящему спектаклю, чаще всего это художественный компромисс - уже не театр и еще не кинематограф.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары
В данной антологии представлены тексты, посвященные жизни и наследию Николая Ивановича Зибера, исследователя и популяризатора идей Рикардо и Маркса. В книге также представлены редкие архивные материалы и письма, которые помогут более глубоко понять вклад Зибера в экономическую мысль того времени. Надеемся, что эта публикация поможет переоценить значимость его работы и быстрее освоить исторические контексты. Рекомендуется к прочтению всем, кто интересуется историей экономической мысли и марксизмом.
В сборнике "Южноуральцы на фронте и в тылу" представлены удивительные истории о мужестве и самоотверженности жителей Урала во время Великой Отечественной войны. Автор описывает важную роль, которую играли уральцы в обеспечении победы над врагом, их трудовой подвиг, проявленный в производстве военной продукции, создании добровольческих бригад и отправке помощи на фронт. Забытые подвиги уральцев оставят вас восхищенными и благодарными перед их стремительностью и неистощимым патриотизмом.
Книга "Собственные записки" Н. Н. Муравьева-Карсского охватывает период с 1835 по 1848 годы, включая руководство штабом 1-й армии и командование 5-м армейским корпусом. Здесь автор дает подробный рассказ о своей военной деятельности, а также о последующем отставном периоде в течение десяти лет. Эти записки будут интересны не только специалистам, но и всем, кто увлечен историей России и ее соседей. При чтении PDF A4 версии книги сохранен оригинальный дизайн издания.
Эта книга - не руководство по достижению славы, богатства и независимости, а скорее история жизни, переполненная случайностями, неизбежностями и судьбоносными решениями. В ней я поделюсь своим опытом жизни в Европе, расскажу о своей истории любви и о том, как я смогла преодолеть тяжелые испытания, предоставленные судьбой. Это не просьба о сочувствии или одобрении, а скорее попытка показать, что даже в самых сложных ситуациях можно сохранить радость и оптимизм, по-новому взглянув на жизнь вокруг себя.
"Фантомные боли памяти (Тифлис-Тбилиси)" - книга, написанная драматургом и прозаиком Нелли Христофоровной Осиповой-Лимановой. В отрывке из книги описывается история старинного кремнёвого ружья, которое висит на стене дома уже несколько десятилетий. Рассказ начинается с воспоминаний героини о детстве в Тбилиси и первом знакомстве с этим оружием в доме папиного друга. Оружие становится символом мужской силы и вечной детской игры, а его история прочно связана с историей города и его жителей. Книга наполнена ностальгией и тайной, пронизана тонкой атмосферой давно ушедших времен и загадочных судеб.
Очень важно сохранять в памяти наши воспоминания, и дневник - это прекрасный способ делать это. Автор этих записей, Т.И. Гончарова, в течение долгих лет вел дневник, заполняя его своими мыслями и чувствами, описывая события, происходящие в ее жизни и в стране. Благодаря этим записям мы можем погрузиться в атмосферу прошлых времен и увидеть прошлые события глазами человека, который на них присутствовал. Личный дневник может не быть шедевром литературы, но он честный и искренен, что придает ему особую ценность.
Василий Алексеевич Маклаков, член ЦК партии кадетов и депутат Государственной думы, был важным политиком начала XX века. Проведя Октябрьскую революцию в Париже в качестве посла Российской республики, он позднее переосмыслил события и написал воспоминания о своей революционной борьбе. Его книги, в которых он делился горькими размышлениями, никогда не издавались в России и представляются сейчас читателям впервые.
Представленное издание рассказывает о жизни и деятельности Михаила Николаевича Муравьева, крупного государственного деятеля XIX века. Автор, потомок Муравьева, П. А. Федосов, использует архивные документы, письма и свидетельства современников для создания биографии. В книге исследуется история семьи Муравьевых, анализируются все жизненные этапы Михаила Николаевича. Особое внимание уделено участию Муравьева в тайных обществах, его управленческой деятельности в губерниях и работе в Русском географическом обществе. Также раскрывается его вклад в формирование Межевого корпуса и проведение реформы 1861 года. Автор анализирует роль Муравьева в подавлении мятежа на Северо-Западном крае и его взаимоотношения с царями Николаем I и Александром II. Эта книга поможет читателям получить новое понимание истории России и погрузиться во внутреннюю мотивацию решений и действий Михаила Николаевича. Формат PDF A4 позволяет сохранить издательский макет книги для удобного чтения и исследования.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Александр Александрович Крон

О Всеволоде Иванове

Воспоминания

Не помню, кто и при каких обстоятельствах познакомил меня со Всеволодом Ивановым. Забыл, и не потому, что мне, тогда еще начинающему, было неинтересно познакомиться с маститым писателем, а потому, что это было одно из тех формальных знакомств, каким связаны почти все люди, бывающие на одних и тех же заседаниях. Вероятно, в прошлом веке знакомству с мэтром предшествовали волнующие хлопоты: писались письма, затем некто связующий вез куда-то трепещущего юнца на извозчике, наконец, происходило представление, и юнец приглашался в дом. В данном случае ничего похожего не произошло, встречаясь в общественных местах, мы стали здороваться - и только. Садились мы почти всегда врозь, и первое время я изощрял свою наблюдательность, разглядывая, как В.В. долго усаживается, с тем чтоб потом долго не менять покойной и естественной позы: руки сложены на коленях, голова слегка откинута назад, - поди угадай, целиком поглощен происходящим или полностью отсутствует. Вообще все мои тогдашние представления о В.В. отличались крайней противоречивостью, он казался старше своих лет, а при этом проглядывало в нем что-то совсем младенческое, было в его лице нечто жестокое - и кроткое, чопорное - и простодушное, трезвое - и мечтательное; с одного боку - половецкий хан, с другого - скандинавский пастор - все это никак не совмещалось. Уставши от этих несовместимостей, я отказался от дальнейших попыток составить окончательное суждение, и в течение многих лет для меня раздельно существовали два Всеволода Иванова: один - знакомый только по книгам и спектаклям, автор "Блокады" и "Бронепоезда", "Партизанских повестей" и "Похождений факира" и другой - крепко, но рассеянно пожимавший мне руку при встрече в различных литературных кулуарах загадочно-молчаливый человек. С автором "Бронепоезда" я был в отношениях глубочайшей интимности, с тем, другим - только в вежливых. В первые годы после войны к вежливым прибавились деловые - работая в комиссии по драматургии Союза писателей, я стал получать от В.В. отстуканные на машинке коротенькие записочки почти стандартного содержания: надо оказать содействие некоему автору, ступившему на тернистый путь драматического искусства.

Александр Александрович Крон

Ольга Берггольц

Воспоминания о сверстниках

До войны я никогда не видел Ольгу Берггольц и не читал ее стихов. Ее младшая сестра Мария, актриса Московского Камерного театра, была замужем за моим близким другом Юрием Либединским, от них я не раз слышал, что Ляля необыкновенно умна и талантлива, но Ляля жила в Ленинграде, наезжала редко, печаталась еще реже, и теперь мне уже трудно объяснить, почему в те годы я был так нелюбопытен. Но сегодня, перечитывая довоенные стихи Ольги Берггольц и написанную уже в зрелые годы повесть о поэтической юности, слушая записанный на долгоиграющую пластинку голос Ольги, читающей стихотворения разных лет, я твердо знаю: не война сделала Ольгу Берггольц поэтом, дух поэзии жил в ней всегда, война только раскрыла до конца ее большой самобытный талант, придала ее негромкому голосу покоряющую мощь.

Александр Александрович Крон

Смена объектива

Статья

О том, что поэзия, проза и драма, происходя от одного корня, идут различными путями, знали еще во время Аристотеля, однако споры, затрагивающие широкий круг вопросов: в чем же состоит их самое существенное различие и как они взаимодействуют между собой, не утихают и по сей день. В этом нет ничего удивительного, литература - живой процесс, виды, роды и жанры эволюционируют в ходе исторического развития, а вместе с ними эволюционируют и присущие им условности. Мы знаем, что условен всякий, даже самый натуралистический театр, но проза столь же условна, только предварительные условия, которые автор заключает с читателем, иные, чем со зрителем.

Александр Александрович Крон

Вечная проблема

Очерк

В том вошли недавно написанный и уже получивший широкое признание роман "Бессонница", очерк "Вечная проблема", посвященный вопросам воспитания, и воспоминания А.Крона о писателях - его учителях и сверстниках.

Существуют ли вечные проблемы?

По-моему - да.

Вечные - это совсем не значит неразрешимые или, наоборот, раз навсегда разрешенные. Это не значит неизменные, неподвижные. Именно на вечных проблемах, будь то смысл жизни или отношение к смерти, нагляднее всего проявляется изменчивость мира и социальная обусловленность наших представлений. В различные эпохи человечество решает эти проблемы по-разному.