Околдованная жизнь

Околдованная жизнь

Радда-бай

ОКОЛДОВАННАЯ ЖИЗНЬ

Рассказ гусиного пера

ВВЕДЕНИЕ

Это было темной и холодной сентябрьской ночью 1884 года. Тяжелые сумерки опустились на улицы небольшого городка на берегу Рейна. Темнота могильным саваном покрыла тоскливое, ничем не примечательное фабричное местечко. Большинство обитателей городка уже давно отправились спать, чтобы дать отдых изнуренным дневным трудом членам. В большом доме было тихо, на пустынных улицах тоже царила тишина.

Другие книги автора Елена Петровна Блаватская

Название каждого журнала или книги должно иметь определенное значение, и особенно если речь идет о теософической публикации. Предполагается, что название отражает предмет с определенной целью, символизируя, так сказать, содержание журнала. Поскольку аллегория – это душа восточной философии, то, вероятно, можно возразить, что в названии «Le Lotus Bleu» («Голубой лотус») нельзя ничего вообразить, кроме самого этого водяного растения – Nymphea Cerulea

«Разоблаченная Изида» – занимает центральное место в творчестве Елены Петровны Блаватской. Эту книгу по праву можно назвать энциклопедией оккультных наук. Среди затронутых в ней тем Восточная Каббала и утерянные магические искусства, влияние звезд и планет на человеческие судьбы и загадки пустыни Гоби, материализация Духов и жизнь после смерти.

Ч. Ледбитер (1927): «О чакрах написано много, но вся литература, в основном, на санскрите или на некоторых индийских диалектах. Только совсем недавно о них стали появляться редкие англоязычные сведения. Сам я упоминал о них примерно в 1910 году в книге „Внутренняя жизнь“. После этого была издана чудесная книга Джона Вудроффа „Змеиная сила“ и появились переводы некоторых других индийских книг. ...иллюстрации нашей книги являются первой попыткой показать истинный вид чакр, в котором они предстают перед теми, кто способен их увидеть. Вообще-то эту книгу я задумывал только для того, чтобы показать эти чудесные изображения...»

«Тайная доктрина» – масштабнейшее и таинственнейшее из произведений Елены Блаватской, одного из величайших теософов, философов и мистиков второй половины XIX – начала XX в., женщины, долгие годы изучавшей эзотерические учения самых разных народов – и создавшей на основе этих учений свое собственное – всеобъемлющее, уникальное, очень необычное – и удивительно логичное в своей явной неортодоксальности.

Власть принадлежит тому, кто обладает знанием…

Знание – тому, кто обладает истиной…

Но – каковы это знание и эта истина в наши дни, когда всякая человеческая душа полна предрассудков, ошибок и самомнения?

Многие – призваны, но немногие – избраны. И Истина – а с нею Знание – откроется лишь тому, кто познает суть Эзотерического учения…

По работам Блаватской, Безанта и Н.К.Рериха

Древние легенды

КНИГА ПЕРВАЯ

Д Р Е В Н И Е Л Е Г Е Н Д Ы

Сотворенные мудростью Душ Великих

на протяжении эпох неисчислимых

О г л а в л е н и е

К н и г а п е р в а я: ДРЕВНИЕ ЛЕГЕНДЫ

I. СЕМЬ ВЕЛИКИХ ТАЙН КОСМОСА

П р о л о г: Легенда о Космической мысли

Так создавались легенды

1. Дни и ночи Брамы

2. По ту сторону Космоса (Парабраман)

«Разоблаченная Изида» — занимает центральное место в творчестве Елены Петровны Блаватской. Эту книгу по праву можно назвать энциклопедией оккультных наук. Среди затронутых в ней тем Восточная Каббала и утерянные магические искусства, влияние звезд и планет на человеческие судьбы и загадки пустыни Гоби, материализация Духов и жизнь после смерти.

«Тайная доктрина» – масштабнейшее и таинственнейшее из произведений Елены Блаватской, одного из величайших теософов, философов и мистиков второй половины XIX – начала XX в., женщины, долгие годы изучавшей эзотерические учения самых разных народов – и создавшей на основе этих учений свое собственное – всеобъемлющее, уникальное, очень необычное – и удивительно логичное в своей явной неортодоксальности.

Кто мы? Зачем пришли в этот мир? Куда уйдем после смерти? Существует ли вообще тот самый «смысл бытия», который веками, тысячелетиями ищут ученые, философы, маги?

Возможно, ответы на эти «проклятые вопросы человечества» найдутся в странной, загадочной Книге Дзиан, тайна которой открывается лишь избранным.

СОВРЕМЕННАЯ НАУКА настаивает на Доктрине Эволюции так же, как делает это человеческий разум и Тайная Доктрина, и мысль эта подтверждается древними легендами и мифами и даже самой Библией, если уметь читать между строк. Мы видим, как цветок медленно развивается из бутона, а бутон – из его семени. Но откуда же происходит семя, со всей его предуказанной программой физического превращения и с его невидимыми, потому духовными силами, которые постепенно развивают его форму, цвет и запах? Слово эволюция говорит само за себя. Зародыш настоящей человеческой расы должен был предсуществовать в расе, от которой она произошла, так же как семя, в котором лежит скрытый цветок будущего лета, развилось в чашечке цветка, давшего ему рождение. Зародитель может лишь слегка разниться, но тем не менее он отличен от своего будущего потомства. Допотопными предками слона и ящерицы настоящего времени были, может быть, мамонт и плезиозавр. Почему же прародителями нашей человеческой расы не могли быть «великаны», упомянутые в Ведах, в Волуспа и в Книге Бытия? И тогда как положительно нелепо думать, что «превращение видов» произошло согласно некоторым наиболее материалистическим теориям эволюционистов, вполне естественно представить, что каждый из видов, начиная от моллюсков и кончая человеком-обезьяной, изменился со времени своей первоначальной и определенной формы.

Популярные книги в жанре Ужасы
В прошлом старейший вампир Лондона, дон Симон Исидро, просил помощи у Джеймса Эшера для спасения своих вампирских собратьев и собственного выживания. Теперь Лидия Эшер обращается к Исидро с просьбой о взаимной помощи: после погони за австрийским шпионом, ее муж попал в смертельную ловушку. С надеждой спасти его, дон Симон и Лидия отправляются в опасное путешествие через всю Европу: от Лондона до Вены, а затем до Константинополя, где разгорается борьба между живыми и мертвыми за власть. Теперь вампирам и людям приходится столкнуться с заговором, в котором ставка - судьба Британской империи. Вторая книга из знаменитого цикла Барбары Хэмбли под названием "Джеймс Эшер", которая была удостоена премии Лорда Рутвена как лучшее произведение о вампирах. C помощью пары отважных героев эта история раскрывает темные тайны, опасности и политические интриги в вампирском мире.
Передвигаясь по дорогам Америки, Сэм и Дин Винчестеры пытаются раскрыть загадки мистических сил и сущностей, которые таятся во тьме. Когда они приезжают в Лорел-Хилл, городок, известный своей необычной неудачливостью, они понимают, что этот город скрывает тайны, которые безусловно требуют их вмешательства. Национальный парк Тахо становится местом, где невинные люди перестают быть безопасными. Преследуемый монстром, терроризирующим его жертвы и питающимся человеческой плотью, Сэму и Дину приходится столкнуться с ужасающими опасностями, такими как ходячие мертвецы и загадочное летающее создание. В городе Бреннан, Огайо, братья Винчестеры сталкиваются с появлением зловещей собаки, которая сопровождается серией жутких убийств. Прихватив своего друга Бобби Сингера, парни должны раскрыть своими собственными глазами, что скрывается за этим ужасным тварью. Когда они в конце концов уловят чудовище с острыми зубами, их ожидают кошмарные открытия, которые навсегда избавят их от иллюзий о реальности мира, который они знают.
Рутинная задача, как кажется на первый взгляд, приводит сотрудников агентства к загадочному и жуткому происшествию: люди умирают без видимых причин. В происходящем наверняка заколдованы какие-то темные силы. Обычным полицейским вряд ли удастся распутать эту непонятную историю, но Феликс со своей нестандартной командой непременно выявят правду. Ведь у них есть нечто, что поможет разгадать даже самые странные загадки.
Полина Метелкина всегда любила шалить и устраивать загадочные розыгрыши для своих одноклассников. Но когда она купила в магазине магии доску для спиритических сеансов, шутка переросла в настоящий кошмар. Вызванный колдун оказался не шуточным, а очень опасным существом. Ни даже потомственная гадалка не может помочь девочке победить его. Теперь Полина должна встать на путь борьбы с колдуном, чтобы спасти своего брата от его влияния.
В романе "Песнь призрачного леса" рассказывается о Шейди Гроув, шестнадцатилетней девушке, способной вызывать призраков скрипкой. Ее отец передал ей этот дар, который стал как бы связью между миром живых и мертвых. Когда брат Шейди обвиняют в убийстве отчима, она решает разгадать загадки прошлого, используя свои способности. Автор наполнил роман магией, тайнами и любовью к музыке, что позволяет читателям почувствовать каждую ноту и погрузиться в атмосферу загадочности и опасности. "Песнь призрачного леса" подойдет для поклонников "Прекрасных созданий", "Говорящей с призраками" и "Очень странных дел", предлагая им увлекательное приключение, в котором тонкие грани реальности и кошмаров начинают смешиваться.
В течение целых эпох люди стремились обрести бессмертие, продолжая искать ответы и выходы из ситуаций, связанных с смертью. Однако что если бессмертие - это не дар, а проклятие? Как предотвратить наступление Апокалипсиса, когда четыре всадника уже находятся на горизонте? Главная героиня, Кристина Маркелова, будет вынуждена пройти через мистические события и исследования, чтобы разгадать загадку своего происхождения и справиться с испытаниями, которые бросил ей судьба. Погрузитесь в опасное приключение вместе с ней в поисках ответов и истины о Смерти.
"Записки Черного охотника" представляют собой увлекательное путешествие в мир охотников, где каждый отрывок наполнен атмосферой страсти и приключений. Открытие осеннего охотничьего сезона в одном из самых популярных охотничьих хозяйств становится поводом для встречи старых друзей, обмена опытом и историями, а также обсуждения новшеств в мире охоты. Автор умело передает атмосферу уютных охотничьих бесед у костров на берегу Бежинских озер, где звучат охотничьи байки, порой основанные на реальных событиях, порой приукрашенные фантазией, но всегда увлекательные. Книга привлечет внимание не только охотников, но и любителей захватывающих историй.
В темном лесу города Эмити-Фолз скрываются страшные тайны, передаваемые на устах жителей. Эллери Даунинг живет в этом тихом поселении, мечтая о яркой жизни, которая кажется ей недостижимой. Лес, окружающий городок, никого не пропускает, а бесы рыщут за кромкой деревьев, исполняя темные желания жителей. Зимы здесь смертельно опасны, и страхи о том, что чудовища могут напасть, становятся все более реальными. Но когда незнакомец из леса предложит помощь, Эллери поймет, что за каждую мечту придется заплатить свою цену, и вопрос о сохранении жизни ее близких станет настоящим испытанием.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

К. Радек

ГЕНУЭЗСКАЯ И ГААГСКАЯ КОНФЕРЕНЦИИ.

"ЭРА ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПАЦИФИЗМА".

I.

От Брест-Литовска до Генуи.

Победоносная Октябрьская революция встретилась сразу же с глазу на глаз с заклятым своим врагом - с германским империализмом, закованным и вооруженным с ног до головы. Монархия Гогенцоллернов, враг даже обыкновенной буржуазной демократии, принуждена была вступить в переговоры с молодой не окрепшей еще рабочей Республикой, ибо Советская Республика, порвавшая связь с Антантой, означала окончание войны на Востоке. И как бы германский империализм ни ненавидел победоносную революцию, - в тяжелом своем экономическом положении он принужден был итти на компромисс с нею, итти, скрепя сердце. В то время, когда Гогенцоллернские и Габсбургские дипломаты, господа Кюльман и Чернин, пытались ласкать зверя, говорить с ним в тоне, который в наивных мог вызвать впечатление, что они идут на сделку с революцией, генерал Гоффман, действительный представитель империалистской Германии, грозил победившему русскому пролетариату вооруженной рукой. Своей дышащей ненавистью речью против пролетарской диктатуры он выражал истинное отношение империалистской Германии к Советской России. Но и гладкие речи Чернина и Кюльмана были не только дипломатическими фразами, - они были выражением рокового для германского империализма факта, что он вступил в сношения с Советской Россией со связанными руками. Он мог размахивать бронированным кулаком против нее, но он не мог его опустить, ибо для схватки на западе со своими империалистскими конкурентами ему нужна была передышка на востоке.

Радищев Александр Николаевич

Бова

Повесть богатырская стихами

О che caso! che sventura! *

*[О, какой случай! какое несчастье! - итал. - Ред.]

Вступление

Из среды туманов серых Времен бывших и протекших, Из среды времен волшебных, Где предметы все и лица, Чародейной мглой прикрыты, Окруженны нам казались Блеском славы и сияньем; Где являются все вещи Исполинны и иройски, Как то в камере-обскуре,Я из сих времен желал бы Рассказать старинну повесть И представить бы картину Мнений, нравов, обычаев Лет тех рыцарских преславных, Где кулак тяжеловесный Степень был ко громкой славе, А нередко - ко престолу; Где с венцом всегда лавровым Венец миртовый сплетался, Где сражалися за славу И любили постоянство. Хоть грешишки кой-какие Попадались, но их в строку Невозможно было ставить, Зане юности проступок, Неопытности погрешность Есть удел детей Адамлих, Есть лишь следствие всегдашне Неизбежное чувств наших. Но грехов распутства умна, Грехов хитрого софисма Там не знали.- Да еще же Я намерен рассказать вам, Как то свойственно и нужно, Чуть не вымолвил я - должно Для того, кто в гости ездил Во страны пустынны, дальны, Во леса дремучи, темны, Во ущелья - ко медведям. Итак, только расскажу вам То, что льстить лишь будет слуху, Что гораздо слаще меда Для тщеславья и гордыни; А всё то, что чуть не гладко, То скорее мы поставим В кладовую или в погреб И проклятие положим, Если дерзкой кто рукою, Сняв покров прельщенья наша, Обнажит протекше время. Мы проклятье налагаем, Хоть из моды оно вышло, Но мы в силах наших скудны; А когда б властитель мира Я Тиверий был иль Клавдий, Тогда б всякий дерзновенный, Кто подумать смел, что дважды Два четыре иль пять пальцев Ему в кажду дал бог руку, Тот бы пал под гневом нашим. А как не дал нам бог власти, Как корове рог бодливой, То мы к дерзкому воскликнем: "Отойди, пожалуй, дале, Поди вон ты, оглашенный"; Мне здесь нужно суеверье; Обольщен я, но желаю Обольщен быть... и от скуки Я потешуся с Бовою. Я вам сказку тех лет древних Расскажу, котору слышал От старинного я дядьки Моего, Сумы любезна.

Радищев Александр Николаевич - краткая справка

Радищев (Александр Николаевич) - известный писатель, один из главных представителей у нас "просветительной философии". Дед его, Афанасий Прокофьевич Радищев, один из потешных Петра Великого, дослужился до бригадирского чина и дал своему сыну Николаю хорошее по тому времени воспитание: Николай Афанасьевич знал несколько иностранных языков, был знаком с историей и богословием, любил сельское хозяйство и много читал. Он был очень любим крестьянами, так что во время Пугачевского бунта, когда он со старшими детьми спрятался в лесу (жил он в Кузнецком уезде Саратовской губернии), а младших детей отдал на руки крестьянам, никто не выдал его. Старший сын его, Александр, любимец матери, родился 20 августа 1749 г. Русской грамоте он выучился по часослову и псалтырю. Когда ему было 6 лет, к нему был приставлен учитель француз, но выбор оказался неудачный: учитель, как потом узнали, был беглый солдат. Тогда отец решил отправить мальчика в Москву. Здесь Радищев был помещен у родственника своей матери, М. Ф. Аргамакова, человека умного и просвещенного. Радищев был поручен заботам очень хорошего француза-гувернера, бывшего советника руанского парламента, бежавшего от преследований правительства Людовика XV. Очевидно, от него Радищев узнал впервые некоторые положения философии просвещения. Аргамаков, по связям своим с Московским университетом (другой Аргамаков, А. М., был первым директором университета), доставил Радищеву возможность пользоваться уроками профессоров. С 1762 по 1766 г. Радищев учился в пажеском корпусе (в Санкт-Петербург.), и, бывая во дворце, мог наблюдать роскошь и нравы Екатерининского двора. Когда Екатерина повелела отправить в Лейпциг, для научных занятий, двенадцать молодых дворян, в том числе шесть пажей, из наиболее отличившихся поведением и успехами в учении, между последними находился и Радищев. О пребывании Радищева за границей, помимо собственного свидетельства Радищева (в его "Житии Ф.В. Ушакова"), дает сведения целый ряд официальных документов о жизни русских студентов в Лейпциге. Эти документы служат доказательством, что Радищев в "Житии Ушакова" ничего не преувеличил, а скорее даже смягчил многое; то же подтверждают и дошедшие до нас частные письма родных к одному из товарищей Радищева. При отправке студентов за границу была дана инструкция относительно их занятий, написанная собственноручно Екатериной II. В этой инструкции читаем: "1) Обучаться всем латинскому, французскому, немецкому и, если возможно, славянскому языкам, в которых должны себя разговорами и чтением книг экзерцировать. 2) Всем обучаться моральной философии, истории, а наипаче праву естественному и всенародному и несколько и Римской истории и праву. Прочим наукам обучаться оставить всякому по произволению". На содержание студентов были назначены значительные средства - по 800 р. (с 1769 г. - по 1000 р.) в год на каждого. Но приставленный к дворянам в качестве воспитателя ("гофмейстера") майор Бокум утаивал значительную часть ассигновки в свою пользу, так что студенты сильно нуждались. Их поместили в сырой, грязной квартире. Радищев, по донесению кабинет-курьера Яковлева, "находился всю бытность (Яковлева) в Лейпциге болен, да и по отъезде еще не выздоровел, и за болезнью к столу ходить не мог, а отпускалось ему кушанье на квартиру. Он в рассуждении его болезни, за отпуском худого кушанья, прямой претерпевает голод". Бокум был человек грубый, необразованный, несправедливый и жестокий, дозволявший себе применять к русским студентам телесные наказания, иногда очень сильные. К тому же он был человек крайне хвастливый и невоздержанный, что ставило его постоянно в очень неловкие и комические положения. С самого выезда из Петербурга у Бокума начались столкновения со студентами; неудовольствие их против него постоянно росло и наконец выразилось в очень крупной истории. Бокум постарался выставить студентов бунтовщиками, обратился к содействию Лейпцигских властей, потребовал солдат и посадил всех русских студентов под строгий караул. Только благоразумное вмешательство посла нашего, князя Белосельского, не дало истории этой окончиться так, как ее направлял Бокум. Посол освободил заключенных, вступился за них, и хотя Бокум остался при студентах, но стал обходиться с ними лучше, и резкие столкновения более не повторялись. Неудачно также было избрание для студентов духовника: с ними был отправлен иеромонах Павел, человек веселый, но малообразованный, вызывавший насмешки студентов. Из товарищей Радищева особенно замечателен Федор Васильевич Ушаков, по тому огромному влиянию, какое он оказал на Радищева, написавшего его "Житие" и напечатавшего некоторые из сочинений Ушакова. Одаренный пылким умом и честными стремлениями, Ушаков до отъезда за границу служил секретарем при статс-секретаре Г.Н. Теплове и много работал по составлению рижского торгового устава. Он пользовался расположением Теплова, имел влияние на дела; ему предсказывали быстрое возвышение на административной лестнице, "многие обучалися почитать его уже заранее". Когда Екатерина II приказала отправить дворян в Лейпцигский университет, Ушаков, желая образовать себя, решился пренебречь открывавшейся карьерой и удовольствиями и ехать за границу, чтобы вместе с юношами сесть на ученическую скамейку. Благодаря ходатайству Теплова, ему удалось исполнить свое желание. Ушаков был человек более опытный и зрелый, нежели другие его сотоварищи, которые и признали сразу его авторитет. Он был достоин приобретенного влияния; "твердость мыслей, вольное их изречение" составляли его отличительное свойство, и оно особенно привлекало к нему его юных товарищей. Он служил для других студентов примером серьезных занятий, руководил их чтением, внушал им твердые нравственные убеждения. Он учил, например, что тот может побороть свои страсти, кто старается познать истинное определение человека, кто украшает разум свой полезными и приятными знаниями, кто величайшее услаждение находит в том, чтобы быть отечеству полезным и быть известным свету. Здоровье Ушакова было расстроено еще до поездки за границу, а в Лейпциге он еще испортил его, отчасти образом жизни, отчасти чрезмерными занятиями, и опасно захворал. Когда доктор, по его настоянию, объявил ему, что "завтра он жизни уже не будет причастен", он твердо встретил смертный приговор, хотя, "нисходя во гроб, за оным ничего не видел". Он простился с своими друзьями, потом, призвав к себе одного Радищева, передал в его распоряжение все свои бумаги и сказал ему: "помни, что нужно в жизни иметь правила, дабы быть блаженным". Последние слова Ушакова "неизгладимой чертой ознаменовались на памяти" Радищева. Перед смертью, ужасно страдая, Ушаков просил дать ему яду, чтобы поскорее окончились его мучения. Ему в этом было отказано, но это все-таки заронило в Радищеве мысль, "что жизнь несносная должна быть насильственно прервана". Ушаков умер в 1770 г. - Занятия студентов в Лейпциге были довольно разнообразны. Они слушали философию у Платнера, который, когда его в 1789 г. посетил Карамзин, с удовольствием вспоминал о своих русских учениках, особенно о Кутузове и Радищеве. Студенты слушали также и лекции Геллерта или, как выражается Радищев, "наслаждался его преподаванием в словесных науках". Историю студенты слушали у Бема, право - у Гоммеля. По словам одного из официальных донесений 1769 г., "все генерально с удивлением признаются, что в столь короткое время оказали они (русские студенты) знатные успехи, и не уступают в знании тем, кто издавна там обучается. Особливо же хвалят и находят отменно искусными: во-первых, старшего Ушакова (в числе студентов было двое Ушаковых), а по нем Янова и Радищева, которые превзошли чаяние своих учителей". По своему "произволению" Радищев занимался медициной и химией, не как любитель, а серьезно, так что мог выдержать экзамен на врача и потом с успехом занимался лечением. Занятия химией тоже навсегда остались одним из его любимых дел. Вообще, он приобрел в Лейпциге серьезные знания по естественным наукам. Инструкция предписывала студентам изучать языки; как шло это изучение, мы не имеем сведений, но Радищев хорошо знал языки немецкий, французский и латинский. Позднее он выучился языку английскому и итальянскому. Проведя несколько лет в Лейпциге, он, как и его товарищи, сильно позабыл русский язык, так что по возвращении в Россию занимался им под руководством известного Храповицкого, секретаря Екатерины. - Читали студенты много, и преимущественно французских писателей эпохи Просвещения; увлекались сочинениями Мабли, Руссо и в особенности Гельвеция. В общем, Радищев в Лейпциге, где он побыл пять лет, приобрел разнообразные и серьезные научные познания и сделался одним из самых образованных людей своего времени не только в России. Он не прекращал занятий и усердного чтения во всю свою жизнь. Его сочинения проникнуты духом "просвещения" XVIII века и идеями французской философии. В 1771 г. с некоторыми из своих товарищей Радищев возвратился в Петербург и скоро вступил на службу в Сенат, как товарищ и друг его, Кутузов (см.), протоколистом, с чином титулярного советника. Они недолго прослужили в Сенате: им мешало плохое знание русского языка, тяготило товарищество приказных, грубое обращение начальства. Кутузов перешел в военную службу, а Радищев поступил в штаб командовавшего в Петербурге генерал-аншефа Брюса, в качестве обер-аудитора, и выделился добросовестным и смелым отношением к своим обязанностям. В 1775 г. Радищев вышел в отставку с чином армии секунд-майора. Один из товарищей Радищева по Лейпцигу, Рубановский, познакомил его с семьей своего старшего брата, на дочери которого, Анне Васильевне, он и женился. В 1778 г. Радищев был вновь определен на службу в государственную камерц-коллегию на ассесорскую вакансию. Он быстро и хорошо освоился даже с подробностями порученных коллегии торговых дел. Вскоре ему пришлось участвовать в разрешении одного дела, где целая группа служащих, в случае обвинения, подлежала тяжелому наказанию. Все члены коллегии были за обвинение, но Радищев, изучив дело, не согласился с таким мнением и решительно восстал на защиту обвиняемых. Он не согласился подписать приговор и подал особое мнение; напрасно его уговаривали, пугали немилостью президента, графа А.Р. Воронцова, - он не уступал; пришлось доложить об его упорстве Воронцову. Последний сначала действительно разгневался, предполагая в Радищеве какие-нибудь нечистые побуждения, но все-таки потребовал дело к себе, внимательно пересмотрел его и согласился с мнением Радищева: обвиняемые были оправданы. Из коллегии Радищев в 1788 г. переведен был на службу в петербургскую таможню, помощником управляющего, а потом и управляющим. На службе в таможне Радищев тоже успел выдаться своим бескорыстием, преданностью долгу, серьезным отношением к делу. Занятия русским языком и чтение привели Радищева к собственным литературным опытам. Сначала он издал перевод сочинения Мабли: "Размышления о греческий истории" (1773), затем начал составлять историю российского Сената, но написанное уничтожил. После кончины горячо любимой жены (1783) он стал искать успокоения в литературной работе. Существует маловероятное предание об участии Радищева в "Живописце" Новикова. Более вероятно, что Радищев участвовал в издании "Почты Духов" Крылова, но и это не может считаться доказанным. Несомненно литературная деятельность Радищева начинается только в 1789 году, когда им было напечано "Житие Федора Васильевича Ушакова с приобщением некоторых его сочинений" ("О праве наказания и о смертной казни", "О любви", "Письма о первой книге Гельвециева сочинения о разуме"). Воспользовавшись указом Екатерины II о вольных типографиях, Радищев завел свою типографию у себя на дому и в 1790 г. напечатал в ней свое "Письмо к другу, жительствующему в Тобольске, по долгу звания своего". В этом небольшом сочинении описывается открытие памятника Петру Великому и попутно высказываются некоторые общие мысли о государственной жизни, о власти и проч. "Письмо" было лишь как бы "пробой"; вслед за ним Радищев выпустил свое главное сочинение: "Путешествие из Петербурга в Москву", с эпиграфом из Телемахиды: "Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй". Книга начинается с посвящения "А. М. К., любезнейшему другу", т. е. товарищу Радищева, Кутузову. В посвящении этом автор пишет: "Я взглянул окрест меня душа моя страданиями человеческими уязвлена стала". Он понял, что человек сам виноват в этих страданиях, оттого что "он взирает не прямо на окружающие его предметы". Для достижения блаженства надо отнять завесу, закрывающую природные чувствования. Всякий может сделаться соучастником в блаженстве себе подобных, противясь заблуждениям. "Се мысль, побудившая меня начертать, что читать будешь". "Путешествие" разделяется на главы, из которых первая называется "Выезд", а последующие носят названия станций между Петербургом и Москвой; оканчивается книга приездом и восклицанием: "Москва! Москва!" Книга стала быстро раскупаться. Ее смелые рассуждения о крепостном праве и других печальных явлениях тогдашней общественной и государственной жизни обратили на себя внимание самой императрицы, которой кто-то доставил "Путешествие". Хотя книга была издана "с дозволения управы благочиния", т. е. с разрешения установленной цензуры, но все-таки против автора было поднято преследование. Сначала не знали, кто автор, так как имя его не было выставлено на книге; но, арестовав купца Зотова, в лавке которого продавалось "Путешествие", скоро узнали, что книга писана и издана Радищевым. Он был тоже арестован, дело его было "препоручено" известному Шешковскому . Екатерина забыла, что Радищев и в пажеском корпусе, и за границей учился "праву естественному" по высочайшему повелению и что она сама проповедовала и дозволяла проповедовать принципы подобные тем, какие проводило "Путешествие". Она отнеслась к книге Радищева с сильным личным раздражением, сама составила вопросные пункты Радищеву, сама через Безбородко руководила всем делом. Посаженный в крепость и допрашиваемый страшным Шешковским, Радищев заявлял о своем раскаянии, отказывался от своей книги, но вместе с тем в показаниях своих нередко высказывал те же взгляды, какие приводились в "Путешествии". Выражением раскаяния Радищев надеялся смягчить угрожавшее ему наказание, но вместе с тем он был не в силах скрывать свои убеждения. Кроме Радищева допрашивали многих лиц, причастных к изданию и к продаже "Путешествия"; следователи искали, нет ли у Радищева сообщников, но их не оказалось. Характерно, что расследование, произведенное Шешковским, не было сообщено палате уголовного суда, куда, по высочайшему указу, было передано дело о "Путешествии". Судьба Радищева была заранее решена: он был признан виновным в самом указе о предании его суду. Уголовная палата произвела очень краткое расследование, содержание которого было определено в письме Безбородко к главнокомандующему в Петербурге графу Брюсу. Задача палаты состояла только в придании законной формы предрешенному осуждению Радищева, в подыскании и подведении законов, по которым он должен был быть осужден. Задача эта была нелегкая, так как трудно было обвинить автора за книгу, изданную с надлежащего разрешения, и за взгляды, которые еще недавно пользовались покровительством. Уголовная палата применила к Радищеву статьи Уложения о покушении на государево здоровье, о заговорах, измене, и приговорила его к смертной казни. Приговор, переданный в Сенат и затем в Совет, был утвержден в обеих инстанциях и представлен Екатерине. 4-го сентября 1790 г. состоялся именной указ, который признавал Радищева виновным в преступлении присяги и должности подданного, изданием книги, "наполненной самыми вредными умствованиями, разрушающими покой общественный, умаляющими должное ко властям уважение, стремящимися к тому, чтобы произвести в народе негодование против начальников и начальства и, наконец, оскорбительными и неистовыми изражениями против сана и власти царской"; вина Радищева такова, что он вполне заслуживает смертную казнь, к которой приговорен судом, но "по милосердию и для всеобщей радости", по случаю заключения мира со Швецией, смертная казнь заменена ему ссылкой в Сибирь, в Илимский острог, "на десятилетнее безысходное пребывание". Указ тогда же был приведен в исполнение. Печальная судьба Радищева привлекла к себе всеобщее внимание: приговор казался невероятным, в обществе не раз возникали слухи, что Радищев прощен, возвращается из ссылки, но слухи эти не оправдывались, и Радищев пробыл в Илимске до конца царствования Екатерины. Положение его в Сибири было облегчено тем, что граф А.Р. Воронцов продолжал все время оказывать поддержку ссыльному писателю, доставлял ему покровительство со стороны начальников в Сибири, присылал ему книги, журналы, научные инструменты и пр. К нему в Сибирь приехала сестра его жены, Е.В. Рубановская, и привезла младших детей (старшие остались у родных для получения образования). В Илимске Радищев женился на Е.В. Рубановской. Во время ссылки он изучал сибирскую жизнь и сибирскую природу, делал метеорологические наблюдения, много читал и писал. Он чувствовал такое стремление к литературной работе, что даже в крепости, во время суда, воспользовался разрешением писать и написал повесть о Филарете Милостивом. В Илимске он занимался также лечением больных, вообще старался помочь чем кому мог и сделался, по свидетельству современника, "благодетелем той страны". Его заботливая деятельность простиралась верст на 500 вокруг Илимска. Император Павел вскоре после своего воцарения вернул Радищева из Сибири (Высочайшее повеление 23 ноября 1796 г.), причем Радищеву предписано было жить в его имении Калужской губернии, сельце Немцове, а за его поведением и перепиской велено было наблюдать губернатору. По ходатайству Радищева ему было разрешено государем съездить в Саратовскую губернию посетить престарелых и больных родителей. После воцарения Александра I Радищев получил полную свободу; он был вызван в Петербург и назначен членом комиссии для составления законов. Сохранились рассказы (в статьях Пушкина и Павла Радищева) о том, что Радищев, удивлявший всех "молодостью седин", подал общий проект о необходимых законодательных преобразованиях - проект, где опять выдвигалось вперед освобождение крестьян и пр. Так как проект этот не найден в делах комиссии, то высказаны были сомнения в самом существовании его; однако, кроме показаний Пушкина и Павла Радищева, мы имеем несомненное свидетельство современника, Ильинского, который был тоже членом комиссии и должен был хорошо знать дело. Несомненно, во всяком случае, что проект этот, как его передает сын Радищева, вполне совпадает с направлением и характером сочинений Радищева. Тот же Ильинский и другой современный свидетель, Борн, удостоверяют также верность другого предания, о смерти Радищева. Предание это говорит, что когда Радищев подал свой либеральный проект необходимых реформ, председатель комиссии, граф Завадовский, сделал ему строгое внушение за его образ мыслей, сурово напомнив ему о прежних увлечениях и даже упомянув о Сибири. Радищев, человек с сильно расстроенным здоровьем, с разбитыми нервами был до того потрясен выговором и угрозами Завадовского, что решился покончить с собой, выпил яду и умер в страшных мучениях. Он как бы вспомнил пример Ушакова, научивший его, что "жизнь несносная должна быть насильственно прервана". Скончался Радищев в ночь на 12 сентября 1802 г. и похоронен на Волковом кладбище. - Главное литературное произведение Радищева - "Путешествие из Петербурга в Москву". Сочинение это замечательно, с одной стороны, как наиболее резкое выражение влияния, какое приобрела у нас в XVIII веке французская философия Просвещения, а с другой - как наглядное доказательство того, что лучшие представители этого влияния умели применять идеи Просвещения к русской жизни, к русским условиям. "Путешествие" Радищева как бы состоит из двух частей: теоретической и практической. В первой мы видим постоянные заимствования автора из различных европейских писателей. Радищев сам объяснял, что он писал свою книгу в подражание "Иорикову путешествию" Стерна и находился под влиянием "Истории Индии" Рейналя; в самой книге встречаются ссылки на разных авторов, а многие неуказанные заимствования тоже легко определяются. Наряду с этим мы встречаем в "Путешествии" постоянное изображение русской жизни, русских условий и последовательное применение к ним общих принципов Просвещения. Радищев - сторонник свободы; он дает не только изображение всех неприглядных сторон крепостного права, но говорит о необходимости и возможности освобождения крестьян. Радищев нападает на крепостное право не только во имя отвлеченного понятия о свободе и достоинстве человеческой личности: его книга показывает, что он внимательно наблюдал народную жизнь в действительности, что у него было обширное знание быта, на которое и опирался его приговор крепостному праву. Средства, которые "Путешествие" предлагает для уничтожения крепостного права, тоже согласованы с жизнью, вовсе не являются чрезмерно резкими. "Проект в будущем", предлагаемый Радищевым, указывает такие меры: прежде всего освобождаются дворовые и запрещается брать крестьян для домашних услуг, - если же кто возьмет, то крестьянин делается свободным; дозволяются браки крестьян без согласия помещика и без выводных денег; крестьяне признаются собственниками движимого имения и удела земли, ими обрабатываемого; требуется, далее, суд равных, полные гражданские права, запрещение наказывать без суда; крестьянам дозволяется покупать землю; определяется сумма, за которую крестьянин может выкупаться; наконец, настает полное уничтожение рабства. Конечно, это литературный план, который не может быть рассматриваем как готовый законопроект, но общие его основания должны быть признаны применимыми и для того времени. Нападки на крепостное право - главная тема "Путешествия"; недаром Пушкин назвал Радищева: "рабства враг". Книга Радищева затрагивает, кроме того, целый ряд других вопросов русской жизни. Радищев вооружается против таких сторон современной ему действительности, которые теперь уже давно осуждены историей; таковы его нападки на зачисление дворян в службу с детских лет, на несправедливость и корыстолюбие судей, на полный произвол начальников и пр. "Путешествие" поднимает и такие вопросы, которые до сих пор имеют жизненное значение; так, оно вооружается против цензуры, против праздничных приемов у начальников, против купеческих обманов, против разврата и роскоши. Нападая на современную ему систему образования и воспитания, Радищев рисует идеал, во многом не осуществленный до сих пор. Он говорит, что правительство существует для народа, а не наоборот, что счастье и богатство народа измеряются благосостоянием массы населения, а не благополучием немногих лиц и пр. Общий характер миросозерцания Радищева отражает и его крайне резкая "Ода вольности", помещенная в "Путешествии" (в значительной степени воспроизведена в I т. "Русской поэзии" А.С. Венгерова). Стихотворению Радищева "Богатырская повесть Бова" подражал Пушкин. Радищев совсем не поэт; его стихи по большей части очень слабы. Проза его, напротив, обладает нередко значительными достоинствами. Забывший за границей русский язык, учившийся потом по Ломоносову, Радищев часто дает чувствовать оба эти условия: речь его бывает тяжела и искусственна; но вместе с тем в целом ряде мест он, увлекаемый изображаемым предметом, говорит просто, иногда живым, разговорным языком. Многие сцены в "Путешествии" поражают своей жизненностью, показывая наблюдательность и юмор автора. В 1807 - 1811 годах в Санкт-Петербурге было издано собрание сочинений Радищева, в шести частях, но без "Путешествия" и с некоторыми пропусками в "Житии Ушакова". Первое издание "Путешествия" было уничтожено отчасти самим Радищевым перед его арестом, отчасти властями; осталось его несколько десятков экземпляров. Спрос на него был большой; его переписывали. Массон свидетельствует, что многие платили значительные деньги за то, чтобы получить "Путешествие" для прочтения. Отдельные отрывки из "Путешествия" печатались в разных изданиях: "Северном Вестнике" Мартынова (в 1805 г.), при статье Пушкина, которая появилась в печати впервые в 1857 г., в предисловии М.А. Антоновича к переводу Шлоссеровой истории XVIII века. Не всегда такие перепечатки удавались. Когда Сопиков поместил в своей библиографии (1816) посвящение из "Путешествия", страничка эта была вырезана, перепечатана и сохранилась в полном виде лишь в очень немногих экземплярах. В 1858 г. "Путешествие" было напечатано в Лондоне, в одной книге с сочинением князя Щербатова: "О повреждении нравов в России", с предисловием Герцена . Текст "Путешествия" дан здесь с некоторыми искажениями, по испорченной копии. С этого же издания "Путешествие" было перепечатано в Лейпциге, в 1876 г. В 1868 г. состоялось Высочайшее повеление, дозволившее печатать "Путешествие" на основании общих цензурных правил. В том же году появилась перепечатка книги Радищева, сделанная Шигиным, но с большими пропусками и опять-таки по искаженной копии, а не по подлиннику. В 1870 г. П.А. Ефремов предпринял издание полного собрания сочинений Радищева (с некоторыми дополнениями по рукописям), внеся в него и полный текст "Путешествия" по изданию 1790 г. Издание было напечатано, но в свет не вышло: оно было задержано и уничтожено. В 1888 г. А.С. Сувориным было издано "Путешествие", но всего в 99 экземплярах. В 1869 г. П.И. Бартенев перепечатал, в "Сборнике XVIII века", "Житие Ф.В. Ушакова"; в "Русской Старине" 1871 г. перепечатано "Письмо к другу, жительствующему в Тобольске". Академик М.И. Сухомлинов напечатал в своем исследовании о Радищеве повесть Радищева о Филарете. Глава из "Путешествия" о Ломоносове напечатана в I т. "Русской поэзии" С.А. Венгерова. Там же воспроизведены все стихотворения Радищева, не исключая "Оды вольности". На имени Радищева долго лежал запрет; оно почти не встречалось в печати. Вскоре после его смерти появилось несколько статей о нем, но затем имя его почти исчезает в литературе и встречается очень редко; о нем приводятся лишь отрывочные и неполные данные. Батюшков внес Радищева в составленную им программу сочинения по русской словесности. Пушкин писал Бестужеву: "Как можно в статье о русской словесности забыть Радищева? Кого же мы будем помнить?". Позднее Пушкин на опыте убедился, что вспоминать об авторе "Путешествия" не так легко: его статья о Радищеве не была пропущена цензурой и появилась в печати только через двадцать лет по смерти поэта. Лишь со второй половины пятидесятых годов с имени Радищева снимается запрет; в печати появляется немало статей и заметок о нем, печатаются интересные материалы. Полной биографии Радищева, однако, до сих пор нет. В 1890 г. столетие со дня появления "Путешествия" вызвало очень мало статей о Радищеве. В 1878 г. дано было Высочайшее соизволение на открытие в Саратове "Радищевского музея", учрежденного внуком Радищева, художником Боголюбовым, и представляющего важный просветительный центр для Поволжья. Внук достойно почтил память своего "именитого", как говорится в указе, деда. Главнейшие статьи о Радищеве: "На смерть Радищева", стихи и проза И.М. Борна ("Свиток муз", 1803). Биографии: в IV ч. "Словаря достопамятных людей русской земли" Бантыш-Каменского и во второй части "Словаря светских писателей" митрополита Евгения. Две статьи Пушкина в V томе его сочинений (объяснение их значения в статье В. Якушкина, "Чтения Общества Истории и Древностей Российских", 1886, кн. 1 и отдельно). Биографии Радищева, написанные его сыновьями Николаем ("Русская Старина", 1872, т. VI) и Павлом ("Русский Вестник", 1858, Л 23, с примечаниями М.Н. Лонгинова ). Статьи Лонгинова "А.М. Кутузов и А.Н. Радищев" ("Современник", 1856, Л 8), "Русские студенты в Лейпцигском университете и о последнем проекте Радищева" ("Библиографические Записки", 1859, Л 17), "Екатерина Великая и Радищев" ("Весть", 1865, Л 28) и заметка в "Русском Архиве", 1869, Л 8. "О русских товарищах Радищева в Лейпцигском университете" - статья К. Грота, в 3 вып. IX т. "Известий" II отделения Академии Наук. Об участии Радищева в "Живописце" см. статью Д.Ф. Кобенко в "Библиографических Записках", 1861, Л 4, и примечания П.А. Ефремова к изданию "Живописца", 1864. Об участии Радищева в "Почте Духов" см. статью В. Андреева ("Русский Инвалид", 1868, Л 31), А.Н. Пыпина ("Вестник Европы", 1868, Л 5) и Я.К. Грота ("Литературная жизнь Крылова", приложение к XIV т. "Записок" Академии Наук). "О Радищеве" - ст. М. Шугурова, "Русский Архив", 1872, стр. 927 953. "Суд над русским писателем в XVIII веке" - ст. В. Якушина, "Русская Старина", 1882, сентябрь; здесь приведены документы из подлинного дела о Радищеве; новые важные документы об этом деле и вообще о Радищеве даны М.И. Сухомлиновым в его монографии: "А.Н. Радищев"; XXXII том "Сборника Отделения русского языка и словесности Академии Наук" и отдельно (Санкт-Петербург, 1883), а затем в I томе "Исследований и статей" (Санкт-Петербург, 1889). О Радищеве говорится в руководствах по истории русской литературы Кенига, Галахова, Стоюнина, Караулова, Порфирьева и др., а также в сочинениях Лонгинова "Новиков и московские мартинисты", А.Н. Пыпина "Общественное движение при Александре I", В.И. Семевского "Крестьянский вопрос в России", Щапова "Социально-педагогические условия развития русского народа", А.П. Пятковского "Из истории нашего литературного и общественного развития", Л.Н. Майкова "Батюшков, его жизнь и сочинения". Материалы, касающиеся биографии Радищева, напечатаны в "Чтениях Общества Истории и Древностей Российских", 1862, кн. 4, и 1865, кн. 3; в V и в XII томах "Архива князя Воронцова"; в X т. "Сборника Императорского Русского исторического Общества"; в собрании сочинений Екатерины II помещены ее рескрипты по делу Радищева; письма Екатерины об этом деле напечатаны также в "Русском Архиве" (1863, Л 3, и 1872, стр. 572); рапорт Иркутского наместнического правления о Радищеве - в "Русской Старине", 1874, т. VI, стр. 436. О Радищеве в современных перлюстрированных письмах см. в статье "Русские вольнодумцы в царствование Екатерины II" ("Русская Старина", 1874, январь - март). Письма родных к Зиновьеву, одному из товарищей Радищева - "Русский Архив", 1870, Л 4 и 5. Часть документов, касающихся дела о "Путешествии" Радищева, с исправлениями и дополнениями по рукописям, перепечатана П.А. Ефремовым при собрании сочинений Радищева 1870 г. О Радищеве говорится в записках Храповицкого, княгини Дашковой, Селивановского ("Библиографические Записки", 1858, Л 17), Глинки, Ильинского ("Русский Архив", 1879, Л 12), в "Письмах русского путешественника" Карамзина. Примечания П.А. Ефремова к его не появившемуся изд. соч. Радищева помещены в "Русской поэзии" С.А. Венгерова. Портрет Радищева был приложен к 1-й части его сочинений, издания 1807 г. (а не к первому изданию "Путешествия", как ошибочно показано у Ровинского в "Словаре гравированных портретов"); портрет гравирован Вендрамини. С этой же гравюры был сделан гравированный портрет Радищева Алексеевым, для невышедшего второго тома "Собрания портретов знаменитых Россиян" Бекетова. С бекетовского портрета сделана большая литография для "Библиографических Записок" 1861 г., Л 1. Снимок с портрета Вендрамини дан в "Иллюстрации" 1861 г., Л 159, при статье Зотова о Радищеве; тут же и вид Илимска. В издании Вольфа "Русские люди" (1866) помещен очень неудачный гравированный портрет Радищева по Вендрамини (без подписи). К изданию 1870 г. приложена копия с того же Вендрамини в хорошей гравюре, исполненной в Лейпциге Брокгаузом. В "Историческом Вестнике" 1883 г., апрель, при ст. Незеленова помещен политипажный портрет Радищева с алексеевского портрета; политипаж этот повторен в "Истории Екатерины II" Брикнера и в "Александре I" Шильдера. Ровинский поместил снимок с вендраминиевского портрета в "Словаре гравированных портретов", а снимок с алексеевского портрета - в "Русской иконографии", под Л 112.

Александр Радищев

Стихотворения

* * *

- Почто, мой друг, почто слеза из глаз катится, Почто безвременно печалью дух крушится? Ты бедствен не один! Иной среди утех Всесчастлив кажется, но знает ли, что смех? Улыбка на устах его воссесть не может, Змия раскаянья преступно сердце гложет,Властитель мира, царь, он носит в сердце ад.

- Мне пользует ли то? Лишен друзей и чад, Скитаться по лесам, в пустынях осужденный, Претящей властию отвсюду окруженный, На что мне жить, когда мой век стал бесполезен?