Основная идея Вл. Соловьева

Основная идея Вл. Соловьева

Все более или менее признают, что Вл. Соловьев был величайшим русским мыслителем. Но в современном поколении нет благодарности к его духовному подвигу, нет понимания и почитания его духовного образа. Да и нужно признать, что образ Вл. Соловьева остается загадочным. Он не столько раскрывал себя в своей философии, богословии и публицистике, сколько прикрывал противоречия своего духа. Есть Вл. Соловьев дневной и ночной. И противоречия Соловьева ночного лишь по внешности примирялись в сознании Соловьева дневного. Про Вл. Соловьева с одинаковым правом можно сказать, что он был мистик и рационалист, православный и католик, церковный человек и свободный гностик, консерватор и либерал. Противоположные направления считают его своим. Но он был в жизни и оставался после смерти одиноким и непонятым. Вл. Соловьев был универсальный ум, и он стремился преодолеть противоречия в конкретном всеединстве Творчество его богато идеями и охватывает большое многообразие проблем. Но была одна центральная идея всей жизни Вл. Соловьева, с которой был связан его пафос и его своеобразное понимание христианства. С ней связана его ночная мистика и поэзия и его дневная философия и публицистика. Это была идея богочеловечества. Вл. Соловьев был прежде всего и больше всего защитник человека и человечества. Все своеобразие христианского дела жизни Вл. Соловьева нужно искать в том, что он вернулся к вере отцов и стал защитником христианства после гуманистического опыта новой истории, после самоутверждения человеческой свободы в знании, в творчестве, в общественном строительстве. Он воспринял в собственную глубину этот опыт и, преодолев его злые плоды, ввел пережитое в свое христианское миропонимание. Для него свобода и активность человека есть неотъемлемая часть христианства. Христианство для него религия богочеловечества, он предполагает не только веру в Бога, но и веру в человека. Он вносит в христианство принцип развития и прогресса, он защищает свободу ума, свободу совести не менее славянофилов, и этим он отличался от католичества. Сущность христианства он видит в свободном соединении в богочеловечестве двух природ, божеской и человеческой. Человек есть связующее звено между божественным и природным миром. В творчестве Вл. Соловьева было несколько периодов, и необходимо различать их, чтобы понять сложность его мировоззрения. Но во все периоды в центре стоял для него вопрос об активном выражении человеческого начала в богочеловечестве. Первый период, к которому относятся «Чтения о богочеловечестве», характеризуется крайне оптимистическим взглядом на мировую историю и на пути осуществления вселенской теократии. Вл. Соловьев не видит трагизма мировой истории и верит в осуществление Царства Божьего путем прогрессивной эволюции. Он исходит из кризиса современной безбожной цивилизации, из кризиса позитивизма, который она породила в сознании, и кризиса социализма, который она породила в жизни общественной. Он хочет религиозно преодолеть этот кризис и видит преодоление его в свободной теократии. Но вместе с тем Вл. Соловьев признает положительное значение за отпадением природных человеческих сил от Бога, ибо после отпадения делается возможным свободное соединение человека с Богом. Царство Божие не может быть осуществлено путем принуждения и насилия. Принудительная теократия должна была пасть, и человек должен был вступить на путь свободного раскрытия своих сил. Вл. Соловьев думает, что мир должен пройти через свободу и свободно придти к Богу.

Другие книги автора Николай Александрович Бердяев
"ВЕХИ" это сборник статей русских философов, написанных в начале XX века, которые обсуждают роль русской интеллигенции в истории России. Книга была выпущена в марте 1909 года в Москве. Ее глубокие идеи вызвали широкий отклик в обществе, и к апрелю 1910 года она уже переиздавалась четыре раза, достигнув общего тиража 16000 экземпляров. В сборнике есть вклады известных философов таких как Николай Бердяев, Сергей Булгаков, Петр Струве и других. Каждый автор представляет свою точку зрения на различные аспекты интеллигенции, от их роли в социальных изменениях до нравственности и этики. Книга также содержит пристальные взгляды на интеллигенцию в молодежи и вызывает минуты раздумий о будущем русской культуры.

Известный русский философ и публицист Н.А.Бердяев в книге «Судьба России» обобщил свои размышления и прозрения о судьбе русского народа и о судьбе российского государства. Государство изменило название, политическое управление, идеологию, но изменилась ли душа народа? Что есть народ как государство и что есть народ в не зависимости от того, кто и как им управляет? Каково предназначение русского народа в семье народов планеты, какова его роль в мировой истории и в духовной жизни человечества? Эти сложнейшие и острейшие вопросы Бердяев решает по-своему: проповедуя мессианизм русского народа и веруя в его великое предназначение, но одновременно отрицая приоритет государственности над духовной жизнью человека.

Содержание сборника:

Судьба России

Русская идея

Предлагаемый сборник статей о книге Шпенглера "[Der] Untergang des Abendlandes" не объединен общностью миросозерцания его участников. Общее между ними лишь в сознании значительности самой темы — о духовной культуре и ее современном кризисе. С этой точки зрения, как бы ни относиться к идеям Шпенглера по существу, книга его представляется участникам сборника в высшей степени симптоматичной и примечательной.

Главная задача сборника — ввести читателя в мир идей Шпенглера. Более систематическому изложению этих идей посвящена статья Ф. А. Степуна. Но и остальные авторы, делясь своими впечатлениями от книги и мыслями о Шпенглере, пытались по возможности воспроизводить объективное содержание его идей. Таким образом — по заданию сборника — читатель из четырех обзоров должен получить достаточно полное представление об этой, несомненно, выдающейся книге, составившей культурное событие в Германии.

«… Творческий акт всегда есть освобождение и преодоление. В нем есть переживание силы. Обнаружение своего творческого акта не есть крик боли, пассивного страдания, не есть лирическое излияние. Ужас, боль, расслабленность, гибель должны быть побеждены творчеством. Творчество по существу есть выход, исход, победа. Жертвенность творчества не есть гибель и ужас. Сама жертвенность – активна, а не пассивна. Личная трагедия, кризис, судьба переживаются как трагедия, кризис, судьба мировые. В этом – путь. …»

«… Заглавие этой книги требует разъяснения. Философия свободы не означает здесь исследования проблемы свободы как одной из проблем философии, свобода не означает здесь объекта. Философия свободы значит здесь – философия свободных, философия, исходящая из свободы, в противоположность философии рабов …»

«… Основной, изначальной проблемой является проблема человека, проблема человеческого познания, человеческой свободы, человеческого творчества. В человеке скрыта загадка познания и загадка бытия. Именно человек и есть то загадочное в мире существо, из мира необъяснимое, через которое только и возможен прорыв к самому бытию. Человек есть носитель смысла, хотя человек есть вместе с тем и падшее существо, в котором смысл поруган. Но падение возможно лишь с высоты, и само падение человека есть знак его высоты, его величия. …»

«… Судьба Фауста – судьба европейской культуры. Душа Фауста – душа Западной Европы. Душа эта была полна бурных, бесконечных стремлений. <…> Чем кончились бесконечные стремления фаустовской души, к чему привели они? …»

Моя книга - уникальное творение, задуманное и созданное мною уже давно. Она отличается от многих литературных произведений, которые сосредотачиваются на авторе и его собственной истории. Вместо этого, она погружается в мир других людей и событий, чтобы наиболее полно раскрыть сущность этого автора. Хотя ее можно назвать автобиографией, она не следует обычному хронологическому порядку рассказа о моей жизни. Вместо этого, она становится философским откровением о духе и самосознании, открывая оригинальные и глубокие мысли о мире. Моя книга не преследует целью публичное исповедание или просто документирование исторических событий моего времени. Она стремится предложить читателям уникальный взгляд на жизнь и стать источником вдохновения для размышлений.
Популярные книги в жанре Философия
В своей новой книге Дэвид Бентли Харт рассматривает тему "Бога" и его различные интерпретации в разных языках и культурных традициях. Он исследует классические философские и богословские определения, а также участвует в активных и иногда ожесточенных дебатах о Боге. Несмотря на бесконечные аргументы и споры об отношении к Богу, суть остается неясной. Что же на самом деле мы имеем в виду, говоря о Боге? Книга предлагает верующим уникальное путешествие в мир духа и мысли, расширяя и углубляя их веру. Для неверующих она позволяет лучше понять то, во что они не верят, отбрасывая предрассудки и карикатурные мифы о религии.
Книга Фрэнка Герберта, написанная с исключительным интеллектом и страстью, является истинным шедевром научно-фантастической литературы. Она предлагает увлекательный и сложный мир, который Вам предстоит исследовать вместе с автором. Герберт, обладая широким кругозором и впечатлительностью, поднимает разнообразные темы, такие как психология, графология, дайвинг, авиация и экология, которые оказывают большое влияние на сюжет романа. Все эти интересы и проблемы, которыми Герберт был заинтересован полвека назад, становятся пугающе актуальными в современном мире. Чтобы полностью оценить глубину и философию этого произведения, нужно обладать фундаментальными знаниями в различных науках: экологии, философии, истории, этике, религии и лингвистике. Ваш погружение в мир Дюны с помощью этой книги обещает быть захватывающим и позволит Вам понять тщательно проработанные концепции, вложенные автором в эту вселенную. Это издание сохраняет изначальный дизайн и доступно в формате PDF A4.
В книге представлен один из важных текстов Эмиля Дюркгейма - классика французской и мировой социологии. Курс лекций сосредоточен на морально-педагогических вопросах и был представлен публике во Франции в 1925 году. Это первое полное издание на русском языке. Кроме того, книга сопровождается вступительной статьей и примечаниями, что делает ее особенно ценной для социологов, философов и педагогов. Более того, она обращается к широкому кругу читателей, интересующихся вопросами общественной морали, воспитания и образования. В формате PDF A4 сохранено оригинальное оформление издания.
Ричард Докинз известен не только как уникальный ученый в области эволюционной биологии, но и как вдохновляющий мыслитель современности. Его характерная позиция по вопросам религии вызывает много дебатов и споров, в которых раскрывается глубокий смысл и привносится новое понимание. Книга "Перерастая бога" предназначена для тех, кто только начинает формировать свою систему ценностей, а также для тех, кто готов осмелиться пересмотреть и изменить свое взгляды на происхождение Вселенной, жизни и человека. Это произведение пробудит в вас не только познание, но и новое осознание мира вокруг нас.
Эта монография представляет исследование французской философской традиции классической эпохи и Просвещения, она является своеобразным отражением духа Франции. В книге рассказывается о появлении и развитии французской философии на заре нового времени, ее пике в классическую эпоху, которая принесла континентальный рационализм, и о Просвещении, которое охватило умы европейцев от Парижа до Санкт-Петербурга и подготовило почву для Великой Французской революции. Мы познакомимся с такими великими философами, как Петр Рамус и Монтень, Декарт и Гассенди, Мальбранш и Гельвеций, Руссо и Вольтер. Они не просто представлены как портреты в галерее, но как одна семья, которая воспитала современный мир. В книге включен издательский макет в формате PDF A4.
Автор книги, Эрик Вейнер, объединил свою страсть к философии с любовью к путешествиям по всему миру, чтобы рассказать нам об удивительных уроках жизни, раздумывая и вдохновляясь в пути. Во время этого паломничества на поезде, который идеально подходит для размышлений, он проходит тысячи километров, останавливаясь в различных городах и открывая для себя истинное предназначение философии: научить нас жить мудрее и осмысленнее. В то время как он знакомится с мыслителями и философами прошлого и настоящего, он проводит нас через запутанный мир современности и помогает нам найти ответы на самые глубокие вопросы, которые кроются в наших сердцах.
В этой книге собраны драгоценные записи и письма, связанные с философскими дебатами В. Ф. Булгакова и Л. Н. Толстого. Содержание включает в себя полную переписку двух выдающихся личностей, а также их письма канадским духоборцам. Этот материал, за исключением писем Толстого, публикуется впервые, делая книгу по-настоящему уникальной. Особенно ценным является долгий спор между авторами, начавшийся в 1923 году, когда Булгаков был выслан из России, и закончившийся только после его смерти в 1966 году. Это произведение вызовет интерес у исследователей литературы и широкого круга читателей, погружая их в интеллектуальную духовную борьбу двух великих умов.
Профессор Евгений Костин известен своими книгами о русской литературе, а также исследованиями творчества М.А. Шолохова. В своем новом произведении он представляет Шолохова как писателя со сложной картиной мира, заполненного идеалами, гуманизмом и оригинальной философской мыслью. Книга Е.А. Костина открывает для читателя новый взгляд на художественные и мировоззренческие аспекты творчества Шолохова, а также рассматривает острые вопросы русской цивилизации в XX веке. Выпущенная в юбилейный год писателя, она предназначена для всех, кто интересуется судьбой России и ее культуры.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Много уже написано о Достоевском и много высказано о нем истин, которые успели сделаться почти банальными. Я имею в виду не старую русскую критику, типическим образцом которой может служить статья Н. К. Михайловского «Жестокий талант»[2]. Для публицистической критики этого типа Достоевский был совершенно недоступен, у нее не было ключа к раскрытию тайн его творчества. Но о Достоевском писали люди другого духовного склада, более ему родственного, другого поколения, всматривавшегося в духовные дали: Вл. Соловьев, Розанов, Мережковский, Волынский, Л. Шестов, Булгаков, Волжский, Вяч. Иванов[3]. Все эти писатели по-своему пытались подойти к Достоевскому и раскрыть в нем глубину. В творчестве его видели величайшие откровения, борьбу Христа и антихриста, божественных и демонских начал, раскрытие мистической природы русского народа, своеобразного русского православия и русского смирения. Мыслители религиозного направления существенное содержание всего творчества Достоевского видели в особенных откровениях о Христе, о бессмертии и о богоносности русского народа и особенное значение придавали его идеологии.

Молодой бедный художник Готфрид Схалкен тайно влюблен в племянницу своего учителя. Но учитель решает выдать ее замуж за богатого незнакомца, таинственного и ужасного.

Мне восемьдесят лет, вам двадцать. От всех, кто вас знает, я слышал о вас много хорошего. И вот вы спрашиваете у меня совета, как строить свою жизнь, иначе говоря, просите написать вам «воспитательное письмо», как в бальзаковской «Лилии долины» или «Вильгельме Мейстере» Гёте. Не скрою, просьба ваша доставила мне удовольствие. Я не ищу популярности, мне претит модный псевдофилософический жаргон нынешних интеллектуалов. Я опасался, что у меня нет шансов найти общий язык с молодым поколением, — ведь в юности людей ослепляет словесная мишура. Ваша просьба растрогала меня и придала мне силы. Попытаемся же вместе разобраться в том, что представляет собой окружающий нас мир.

Лицо Вл. Соловьева все еще остается для нас загадкой, образ его двоится. Он вызывает двойственное к себе отношение, пленяет и отталкивает. Мы чувствуем безмерное, пророческое его значение как явления, явления жизни русской и жизни мировой. Достаточно взглянуть на лицо его, чтобы почуять всю его необычайность, нездешность, единственность. Но досаду и критику вызывают его философско-богословские трактаты. Неприятно поражает в мистике рационалистическая манера писать, какая-то приглаженность, притупленность противоречий, отсутствие остроты и парадоксальности. Все слишком гладко, благополучно и схематично в философствовании и богословствовании Вл. Соловьева. А ведь жизнь религиозная антиномична по существу, прежде всего антиномична. И парадоксальность философствования может быть верным отражением антиномичности религиозного опыта. Соловьев писал так, как будто бы ему неведомы были бездны, не знал он противоречий, все было в нем благополучно. Но мы знаем, что Вл. Соловьев был глубоким мистиком, что он антиномичен в своем религиозном опыте, парадоксален в своей жизни, что не было в нем благополучия. Мы знаем, что был дневной и был ночной Соловьев. Слишком ясно для нас становится, что в философско-богословских своих схемах Соловьев себя прикрывал, а не раскрывал. Настоящего Соловьева нужно искать в отдельных строках и между строк, в отдельных стихах и небольших статьях. Гениальность его наиболее отразилась в стихах, в «Повести об антихристе», в таких удивительных статьях, как «Смысл любви» и «Поэзия Тютчева», а из больших работ — в «Истории и будущности теократии», необычайной, проникновенной, превратившей крайний схематизм в мистическое прозрение. Болыиие, наиболее прославленные работы Соловьева по философии, богословию, публицистике — блестящи, талантливы, для разных целей нужны, но не гениальны, не говорят о последнем, рационально прикрывают иррациональную тайну жизни Вл. Соловьева.