Пни

Пни

Сигизмунд Доминикович Кржижановский

Пни

Были: город; вкруг города пригород; за пригородом лес. Город - городом и стоит; пригород расползся крашеными кровлями вширь; а леса - нет: растаскали лес врозь на полозьях, колесах и гнутых спинах. Попробовал было подняться еще раз дымными стволами над тысячью низких кирпичных труб, да ветром свеяло: и нет леса. Нет.

А где был - поле, пнями поросшее: отовсюду торчками - пни, пни, пни. Вот уже два года отошло, как свеяло лес, а все еще от пня к пню, по старой лесной повадке, мшатся мхи, топырит плоские, в зеленых перчатках, пальцы папоротник. Земля изрыта кротовым ходом, не затянуты травой путаные лесные тропки, а на всхолмии все еще и посреди пней лесная сторожка. На стене краской: "Лесн. уч. 7 ст. № 2".

Рекомендуем почитать

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.

Обращение к читателю со стороны трех эх, собравшихся на митинге, раскрывает проблему неравноправия между людьми и звуконосцами, столкнувшихся с недопустимо тяжелым трудом. Старшие эха высказывают свои обиды на несправедливое распределение работы, а младшее эхо точит аналогии между своим положением и работой людей, показывая, что пустота звучания для эха равносильна голоду для человека. Книга "Безработное эхо" продолжает рассмотрение темы социальных неравенств и поиска справедливости в мире, где даже звуки и их переносчики сталкиваются с непониманием и пренебрежением.
Эта книга рассказывает о талантливом писателе с необычными именами - Кржижановский, Сигизмунд и Доминикович. Он был недооцененным гением русской литературы. Всем рекомендуется прочитать эту книгу, чтобы полностью понять мир и творчество этих писателей и их вклад в русскую литературу. Добавленное предложение: Вас ждет удивительное путешествие по страницам русской литературной истории!

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.

Сигизмунд Доминикович Кржижановский

Состязание певцов

1

Чайник, стоявший на желтых язычках греца, запел не сразу. Может быть, потому, что ему незачем было опережать сверчка. Сверчков, как известно, в щелях московских комнат не водится. Да и вместо печей - все больше витое железо калориферов. Торопиться чайнику было не к чему.

Сперва он завел слегка в нос - точнее, в чуть поддымленный эмалированный носик,- раскачиваясь на двух сиповатых нотах, затем скользящим портаменто перенесся на высочайший, тонкой нитью сматывающийся в воздух, звук.

"Игроки" - это захватывающая и философская книга о двух безработных - бухгалтере и поэте, которые играют в карты, ставя на кон всю вселенную. Поэту везет, и он выигрывает не только деньги, но и владение вселенной, пока бухгалтер остается лишь с мелкими звездами. Однако в какой-то момент удача поворачивается на 180 градусов, и их судьбы меняются. Это увлекательная история о силе удачи и судьбы, о мире как коллективной собственности человечества.
Другие книги автора Сигизмунд Доминикович Кржижановский
Эта книга повествует о непревзойденном литературном таланте Кржижановского, который прославился как Сигизмунд, и его великом предоке Доминиковиче. Автор, считая Кржижановского «проспавшим гением» русской литературы, приглашает нас войти в его мир словесного искусства и продолжать открывать для себя новые тайны этой удивительной книги, позволяющей глубже понять истоки и развитие русской литературы. Вперед, читайте и восхищайтесь!

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.

Сказка "Гусь" была включена автором в сборник "Мал мала меньше", который так и не был опубликован. Бывшие ученики студии художественного слова, возглавляемой А.Бовшеком, часто исполняли "Гуся" на своих концертах. Сам Кржижановский неоднократно пытался дать определение лирике, говоря о том, что она присутствует даже в самых неожиданных образах, как, например, в Пародоксальность показывается в строчках из "Записных тетрадей": "Даже рыба, если ей зацепить крючком за кишки или сердце, издаёт тонкий струнный звук - это и есть подлинная лирика".

Сигизмунд Доминикович Кржижановский

Окно

1

Илья Ильич Витюнин, собственно, и не заметил, как превратился из господина Витюнина в товарища Витюнина.

.Он медленно, но упорно восходил по стержневой лестничке банковских счетов: сперва ему доверяли отщелкивать на стержне копейки и рубли - после он был допущен к сотням и тысячам - и наконец вошел в миллионы. Дальше над счетной рамой верхняя планка счетов, а над карьерой господина - товарища Витюнина низкий, высотой в дверцу собачьей конуры, выгиб кассового окошечка, а над окошечком пять вразумительных черных букв: КАССА.

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.

Погрузитесь в мир литературного гения, сотканного из трех имен - Кржижановский, Сигизмунд и Доминикович. Их творчество наполнено удивительными историями, которые станут источником зависти и вдохновения для вас. Откройте страницы этой летописи русской литературы и расширьте свое понимание о первых, вторых и третьих великих писателях. Узнайте секреты их прозрачного гения, который окутывает каждое слово и погружает вас в уникальный мир. Не упустите возможность воочию встретиться с этими литературными гигантами.

Сигизмунд Доминикович Кржижановский

Московские вывески

1

Москва широка, а тротуары ее узки, оттого Москве и тесно: локти цепляют о локти; портфели тычутся в кули и корзины. Но заполненные тротуары обычно молчаливы. Шумит и грохочет булыжная мостовая, а на пешеходных обочинах тесно, но тихо: слова защелкнуты внутрь портфелей, сложены вчетверо в газетном киоске, запрятаны под картузы и шапки. Но если поднять глаза на 30 градусов вверх, слова тотчас отыщутся.

Популярные книги в жанре Советская классическая проза
Исключительно русские читатели регулярно имеют возможность воспользоваться плодами творчества выдающегося эстонского прозаика, известного как Герой Социалистического Труда и народный писатель Эстонии - Пауль Куусберг. В его новой книге, составленной из наиболее оцениваемых произведений последних лет, писатель вкладывает много усилий в анализ моральных вопросов и вызывает острые размышления на эту тему. Книга представляет собой уникальную возможность окунуться в мир эстонской литературы и получить удовольствие от литературных шедевров этого автора.
Книга представляет собой сборник повестей и рассказов, написанных известным дагестанским писателем. В этих произведениях автор рассказывает о простых советских людях, которые усердно работают, чтобы сохранить Кавказские горы и заботятся о природе. В сборник включены две повести - "Два месяца до звонка" и "Опасная тропа". Главное место в книге занимает первая повесть, в которой автор поднимает важные вопросы гражданской активности советского человека и его ответственности перед обществом. Главный герой - сельский учитель по имени Мубарак - становится примером решения этих вопросов. Читатель обнаружит в этой повести и других произведениях Ахмедхана Абу-Бакара художественную оригинальность, поэтическое видение мира, юмор и фантазию. Вся книга погружает нас в уникальный мир автора, полный ярких образов и глубоких мыслей о значимости каждого человека в обществе.
Аннотация: Книга "Если копнуть глубже" рассказывает о встрече главного героя, Яковлевича, с его соседом, пенсионером Иваном Матвеевичем, который задает вопросы о призыве правдивости в литературе и просит объяснить, что именно подразумевается под этим призывом. Яковлевич пытается разъяснить Ивану Матвеевичу, что писатели должны показывать правду о жизни, проникая глубже в суть явлений и обнаруживая то, что может быть скрыто от поверхностного взгляда. Примером соседу служит узнаваемая фигура Пашки с девятого этажа, которая, хоть и не является выдающимся, но руководит солидным учреждением. Книга задает вопросы о значимости правды в художественном творчестве и призывает читателей к глубинному пониманию событий и явлений жизни.
Отрывок из книги "Как стать знаменитым писателем" представляет собой рассуждение автора о том, каким образом можно достичь успеха в литературе. В отрывке описываются различные пути к популярности, сфокусированные на идее "жить под лестницей". Автор объясняет, что это не только отсутствие собственного жилья, но и некий статус, позволяющий извлечь пользу из этой ситуации. В отрывке также приводятся примеры из реальной жизни, подкрепляющие авторские рассуждения. Книга обещает помочь читателю разобраться в этих вопросах и построить свой путь к успеху в писательстве.
Книга "Как это нам удается?" - это своеобразная исповедь автора, которая касается его профессиональной деятельности и личного самочувствия. Он хочет рассказать о своем недоумении, которое с каждым годом только укрепляется. В книге автор перескакивает с темы на тему, задает вопросы и отвечает на них сам. Он приводит примеры из своей жизни, чтобы пояснить иллюстрацию своих мыслей. В центре внимания находится вопрос: "Как вам это удалось?", на который автор пытается найти ответ, рассказывая о своих собственных противоречивых и неоднозначных ситуациях.
Книга "Кольцо с бриллиантами" является захватывающим рассказом, автором которого стал некто, с которым главный герой разделил случайное приключение в самолете. Отрывок, представленный выше, рассказывает о Васе Припухлове, который решил поменять свою жизнь и бросить пить, чтобы накопить деньги на автомобиль. Но при неудаче с инвестициями, Вася осознает, что его сбережения были потрачены напрасно. Во время командировки, он имеет неприятный опыт в кафетерии, который иллюстрирует его негативное прошлое. Таким образом, отрывок создает интригу и намекает на главный сюжет книги, который, скорее всего, связан с историями героя о жизни до изменений и о новых приключениях, которые ожидают его в будущем.
Аннотация: Книга "Королевский терьер" исследует отношения человека и собаки, демонстрируя, что собака всегда будет верным другом человека. Автор подчеркивает, что собака легче завести и настроить на дружбу, в то время как настоящий друг среди людей не приобретается покупкой, требуется время и усилия, чтобы выработать доверие и близость. Отрывок рассказывает о двух друзьях, которые, пройдя многое вместе, достигли успеха в своей профессиональной карьере и нашли комфорт и стабильность в жизни, но вместе с тем потеряли близость и контакт друг с другом. Аннотация использует пример с друзьями, чтобы показать, что хотя человеческие отношения могут быть сложными, собака всегда будет оставаться преданным другом без требований и условий. Книга проливает свет на уникальную динамику взаимодействия между человеком и собакой и исследует, как она может влиять на нашу жизнь и самоопределение.
"Лето солнечного затмения" - книга, написанная автором, который признается в своей сложности выдумывать и сочинять истории. Он рассказывает о своих трудностях начать повествование о вымышленных персонажах, которых он не знает. Автор признается, что ему легче и удобнее писать о себе и о тех, кого он знает лично. Однако, его приятель-литератор утверждает, что только когда писатель способен проникнуть в душу неизвестного и выдуманного персонажа, он может стать истинным литератором. Автор также рассказывает о своем опыте написания статей о реальных людях, которые привели к конфликтам и войне с другими генералами. В аннотации упоминается о том, что автор сделал отчаянную попытку писать по рецепту своего друга-теоретика и хочет рассказать об этом отдельно. Книга начинается с описания того, как автор убегает от городского шума и суеты на дачу, чтобы наконец-то сосредоточиться на своей работе и поработать спокойно.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сигизмунд Доминикович Кржижановский

Штемпель: Москва

(13 писем в провинцию)

Письмо первое

Милый друг! Судьба запоздалых писем общеизвестна: вначале их ждут; потом перестают ждать. Знаю: мой конверт со штемпелем "Москва" уже тщетен и не нужен, Но иначе нельзя было: я сам жил внутри наглухо запечатанного конверта. Только-только выкарабкиваюсь. Два года отщелкнулись, как счетные костяшки: позади голый стержень. Это-то вы простите и поймете, милый друг, потому что вы... милый друг.

Сигизмунд Доминикович Кржижановский

Швы

I. Человек человеку - призрак

Всем дано забыть. Одному не дано - забытому. Это во мне давно: от виска к виску. Знаю: выключен из всех глаз; из всех памятей; скоро даже стекла и лужи перестанут отражать меня: я не нужен и им. Меня нет настолько, что никто даже не сказал и не скажет обо мне: нет. И вот оттого мне и не дано: забыть. Часто слышу, шагая вдоль витрин и тумб, как смешные вспученные чертики мне вслед - тонким и нудным писком: уйди-уйди. Но и уйти не дано, потому что как уйти тому, кого нет. Я не надевал на себя шапки-невидимки, на мне обыкновеннейший старый, с обвисшими полями фетр: и все же, даже глядя на меня, меня не видят, даже натолкнувшись плечом о плечо, только бормочут что-то, не подымая глаз. Я лишь смутно помню, что это такое - рукопожатие, ладонь, притиснувшаяся к ладони. И только редко-редко, когда шаги заведут меня на окраинное кладбище, к могильным камням, среди которых так удобно и покойно размышлять, я вижу слова, зовущие меня: "Прохожий" и "Остановись". И я останавливаюсь, иной раз даже присаживаюсь у креста и решетки и беседую с теми, которые не отвечают. В сущности, мы одинаковые - и они и я. Смотрю, как над ними растет крапива и спутывает пыльные стебли трава,- и думаю: мы.

Ксенофан

Фрагменты

Перевод Ф.Ф. Зелинского

КСЕНОФАН

(VI в. до н. э.)

Ксенофан - греческий философ, родился в малоазийском городе Колофоне в начале VI в.; много путешествовал и около 544 г. основал в Элее философскую школу. Свою философию Ксенофан излагал в стихотворной форме, которая в условиях, когда проза делала еще робкие шаги, продолжала служить средством выражения мыслей и философа и законодателя. До нас сохранились отрывки элегий Ксенофана, отдельные стихи из поэмы "О природе" и отрывки из его "Насмешливой поэмы", где любопытна рационалистическая критика

Сергей Ксензов

Дуэль

Находясь у подножья горы М... Ник не мог видеть ее пик - конечную точку своего маршрута.

Человек и гора оценивали друг друга, словно дуэлянты, смеряющие соперника взглядом перед тем, как судьба решит их спор. Миг против вечности. Суета против спокойствия. Разум против природы.

Рука нащупала трещину в камне, и Ник начал взбираться по отвесной стене. Отыскивая пальцами углубления и неровности, альпинист оставлял внизу метр за метром. Поединок должен быть честным, поэтому у Ника не было ни страховки, ни каких-либо других приспособлений. Он был уверен в себе.