Предчуствие

Предчуствие

Натиг Расул-заде

ПРЕДЧУВСТВИЕ

С вечера охватило его смутное предчувствие беды, ночью оно развилось в столь же расплывчатых снах, в которых он, несмотря на свои сорок лет, парил над городом, впрочем, это трудно было бы назвать парением: он медленно, низко летел вдоль улиц (видимо, в сорок лет испытывают земное притяжение гораздо сильнее, чем в двадцать); таким образом, он летел, а какая-то женщина в совершенно невозможных, незапоминающихся серых одеждах бежала за ним и старалась поймать его, хотя и делала вид, что не он ей нужен; но он-то твердо знал, что именно его она хочет поймать, а поймает и тогда - конец ему. И он изо всех сил старался повыше взлететь, но ему это плохо удавалось, и летел он почти постоянно в поле доступности преследующей его, и стоило ей догадаться и хорошенько подпрыгнуть... Он несколько раз просыпался среди ночи с сильно бьющимся сердцем, потными руками и затылком, переворачивал подушку и прижимался щекой к прохладной ее стороне, в надежде отогнать навязчивый кошмар, но стоило заснуть, как снова затаившееся, грозное, смутное, притворяющееся неопасным и оттого опасное вдвойне, что облекалось во сне в образ пожилой седой женщины, начинало преследовать его, методично, старательно, будто выполняло важную работу... Утром, бреясь перед зеркалом, он вспомнил свой повторявшийся, назойливый сон, но было уже позднее утро, неожиданное, не по-осеннему яркое солнце било в окно, и он теперь не мог воспринимать снившееся так, как воспринимал его ночью. И тут вновь нахлынуло, но уже гораздо сильнее и четче, предчувствие, что случится сегодня что-то нехорошее; он даже подумал было, может, вовсе не выходить из дому, но потом махнул рукой: ерунда какая... И шагая на работу, он все не мог избавиться от нехорошего предчувствия... Но, по всей видимости, как часто со снами бывает, обернулось его дурное предчувствие своей прямой противоположностью. Так он подумал, когда на пустынной улочке обнаружил чуть ли не под ногами у себя роскошный, новенький бумажник, один вид которого красноречиво говорил, что столь нарядное вместилище не должно и не может быть пустым. Он поднял бумажник, при этом в голове у него запрыгали слова из глупенькой песенки: "Это кто такой везучий кошелек сейчас найдет?", суетливо раскрыл бумажник, убедился, что внутри него что-то имеется, торопливо сунул бумажник в карман, и поспешно завернул за угол улочки, которая так до последнего мига и осталась пустынной, словно подыгрывая его везению. От растерянности он даже невольно поменял обычный маршрут, каким ежедневно ходил на работу. Оставив великолепную улочку далеко позади, он внезапно стал посреди тротуара, будто пронзенный неожиданной мыслью, глянул на небо с низкими осенними тучами, хмурое небо хорошо знакомого города и тут вспомнил свой сон. Женщина во сне время от времени спокойным шепотом приговаривала, даже не глядя на него, уверенная, что он прислушивается и все отлично слышит: "Никуда ты от меня не денешься", и это было страшно среди ночи, во сне он понимал, что обречен, и его желание спастись, взлететь повыше, над крышами домов, стать вне досягаемости страшной женщины - пустая трата сил, последних сил, и надо покориться, перестать сопротивляться (слабость по всему телу, ноги делаются ватными), отдаться во власть этой упорно преследующей его женщины... Он машинально полез в карман, вытащил бумажник. Вновь ненадолго сквозь тучи проглянуло и ярко вспыхнуло неосеннее солнце, полоснув его по глазам. Он невольно зажмурился и инстинктивно крепче зажал в руке бумажник. Раскрыв его, он обнаружил среди содержимого двойной авиабилет, визитную карточку, плоский, блестящий английский ключ, который в дорогом, натуральной крокодильей кожи бумажнике смотрелся, по крайней мере как ключ от домашнего сейфа с фамильными драгоценностями, и тоненькую, интеллигентную пачечку купюр удовлетворившего его, впрочем, достоинства. Деньги были новенькие, бумажка к бумажке. Он пересчитал деньги и принялся внимательнее изучать авиабилет и визитную карточку. На визитке были проставлены его имя и фамилия, указаны неизвестные ему офис и домашний адрес с телефонами. На билете также стояли его фамилия и имя, и кроме того - сегодняшняя дата. Он всмотрелся в билет: рейс был через два часа на Москву. Он засунул билет обратно в бумажник, бумажник - в карман и зашагал к оживленному перекрестку. Надо было поторапливаться. Минут через десять ему удалось поймать такси, шофер назвал дикую цену до аэропорта, сразу смекнув, что пассажир опаздывает, но летел всю дорогу со скоростью самолета, и еще через тридцать пять минут он уже стоял у стойки регистрации билетов своего рейса. В самолете он несколько раз отпивал из серебряной плоской фляги, с которой никогда не расставался, чтобы хоть как-то противостоять жуткой вони, идущей от разутых ног спереди и сзади. Коньяк был отличный и это, несмотря на всеобщее хамство и запах конюшни вокруг, подняло ему настроение. Спускаясь по трапу самолета и ежась в тонком кожаном плаще, он запоздало подумал, что следовало бы одеться потеплее. В зале ожидания аэропорта к нему подошла девушка, назвала его по имени и взяла под руку. Он машинально, как сомнамбула, шагал рядом с ней, порой искоса, воровато поглядывая на нее. Она шла молча, глядя прямо перед собой. Профиль у нее был очень красивый - точеный носик, тонкая трепещущая ноздря, нежная линия подбородка, светлый печальный глаз. Минимум косметики. Они вышли из зала, и она подвела его к машине, припаркованной именно там, где стоянка машин была запрещена, отперла дверцу и уселась за руль. Он сел рядом с ней. Минут десять они ехали молча. Он чувствовал, что надо что-то сказать, молчание уже начинало угнетать его, создавая дискомфорт, но ничего на ум не приходило. Он закурил. Это словно послужило сигналом для нее. Вы получил мою телеграмму?

Другие книги автора Натиг Расулзаде
Юный герой возвращается в родной город Баку после службы в Афганской войне, но с тяжелым ранением и потерей правой руки. Он сталкивается с невозможностью найти достойную работу и получить заслуженную инвалидную пенсию из-за коррупции чиновников. Таким образом, он вынужден устраиваться на унижающие и низкооплачиваемые работы для поддержания себя и своей больной матери. В какой-то момент его жизни случаются неожиданные встречи с преступным миром наркотрафикантов, которые используют его в качестве наркокурьера. В начале он рад заработку, однако вскоре осознает всю аморальность и опасность своего участия в этой незаконной игре. Смогут ли герой и его мать выбраться из этого ореола преступности и суровой жизни?
Эта книга рассказывает историю запрещенной любви между зрелой женщиной и молодым парнем. Она становится его учителем в мире страсти и сексуальности, помогая ему стать самодостаточным и сильным человеком. Несмотря на опасность и осуждение со стороны общества, их чувства с каждым разом только укрепляются. Книга описывает историческую атмосферу 70-х годов и погружает нас в жизнь жителей странного южного города.

Натиг Расул-заде

ДОМ

Этот поезд мне чертовски надоел за трое суток езды в нем. Грязный от пола до, казалось, годами немытых стекол окон, которые не хотели ни опускаться закрытые, ни подниматься опущенные, так что в коридор задувал ветер, нанося солидный слой пыли на все, что тут имелось. Плевки и раздавленные окурки на полу. В купе тоже было не чище. Клубы дыма. Громкие разговоры за стеной. Впечатление, что стена эта сделана из картона - такая слышимость. Дурацкая игра в подкидного, сопровождающая, как правило, все поездки; игра, кажется, столь же древняя, как сама идея передвижения в пространстве в обществе таких же, как ты сам, болванов. Хмурая, с вечно испачканным подбородком проводница, старающаяся подсунуть вам теплый и светлый, как моча, чай. Мне все представлялось, что, когда ей это удавалось, проводница, заперевшись в туалете, сев на унитаз, хихикает, потирает руки, чтобы дать выход своим чувствам. В холодном и вонючем туалете. Я ее возненавидел. Хватило бы и двух часов, чтобы возненавидеть ее, а за одно и всю эту поездку, весь вагон, купе, дикие, беспричинные взрывы хохота за стеной; стук костяшек домино серопижамных, напоминающих пациентов психбольницы, попутчиков; пронзительный, как зубная боль, непрекращающийся плач ребенка за два купе от нашего, дискомфорт; холод по ночам, неизвестно откуда берущийся, если вспомнить, что середина мая, довольно-таки теплого, чтобы не сказать жаркого... Все это я возненавидел до того сильно, что решил сойти с поезда на ближайшей станции. Когда я осведомился у проводницы, она, предварительно поковыряв толстым пальцем в зубах, зло и официально, будто радио на платформе, объявила, что ближайшая станция только через шесть часов, то есть од утро, и называется она - Городок. "А какая она из себя? -глупо спросил я, изо всех сил притворяясь, что общение со столь обходительной проводницей доставляет мне удовольствие и хочется его немного продлить. - Что это, на самом деле городок? Жить в нем можно?" "А кто его знает... - не сразу ответила она, предварительно посмотрев на меня так, будто я нахамил ей; но тут же взгляд ее стал презрительным, видимо, своим наметанным оком она угадала во мне бездельника, которому все равно куда ехать и где выходить. - Называется Городок. А жить... можно, наверно, раз живут в нем..."

"Среди призраков" - это захватывающая история о десятилетнем мальчике, чьи ночные сны наполнены мистическими зеркалами. Он сталкивается с непонятным страхом, который заставляет его стремиться отразить свое отражение в каждом зеркале до того момента, пока они не начинают разрушаться одно за другим. Все это происходит перед его девятым днем рождения, когда он мечтает о подарке от отца - мотоцикле. Но что делать, если сны и реальность начинают сливаться, и граница между ними становится все менее очевидной? В книге "Среди призраков" мальчик должен разгадать тайну своих снов и столкнуться с тем, что может быть истинным кошмаром.
После переезда из Баку в провинциальный российский город к другу, молодой парень оказывается в тюрьме из-за схватки с бандой насильников. После четырех лет заключения он освобождается и встречает женщину, в которую влюбляется, решает остаться с ней и жениться. В один вечер, когда они возвращаются домой из поездки за город, они сталкиваются с группой юных скинхедов, которые начинают домогаться жены. Он сражается с ними, имея дело с кастетами и ножами. Парень удается повалить нескольких из нападавших, но один из старших членов группы стреляет и ранивает его смертельно. Поздно вечером при остановке на станции-полустанке, уже почти безлюдной, скинхеды тащат труп парня и его тяжело раненую жену доя изнасилования. Женщина выживает, но находится в коме в больнице несколько дней. После пробуждения она просит уведомить брата своего погибшего мужа, проживающего в Баку. Брат покойного был бывшим десантником, офицером милиции, и приезжает, чтобы отомстить. Начинается охота на скинхедов.
Книга "Рисую птицу" автора Натига Расул-заде рассказывает о жизни главного героя, молодого художника, который сталкивается с непониманием и критикой со стороны своих близких. Отрывок начинается с описания мрачных чувств и эмоций героя, который столкнулся с критикой и презрением своих работ. Герой находит вдохновение в рисовании рук этих людей, которые, по его мнению, отражают больше истинной сущности, чем слова. Действие также переносится в будничную ситуацию, когда главный герой просыпается с запахом горелой еды и общается с дедушкой о работе и мужественности. Аннотация отражает основные темы отрывка, такие как непонимание и критика художественных работ, трудности в поиске вдохновения и самосознание главного героя, а также отношения с родными и понимание понятия "работа".

Натиг Расул-заде

БРАТ

Ночью внезапно ему сделалось плохо, в какой-то миг он даже подумал, что умирает, не доживет до утра. Голова болела адски, нечеловеческая боль висела где-то в области височной кости, пронзала череп, его стошнило на коврик перед кроватью, сил не было подняться, дойти до туалета. Жена переполошилась, в "скорую" звонила. Было четыре утра, когда все прекратилось так же вдруг, как и началось.

- С чего бы, господи? - тихо, испуганно причитала Маша, жена. - Вроде бы ничего не ел такого, я думала, отравился, все симптомы отравления...

Натиг Расул-заде

НЕМОЙ

- Я видел сон, - пробормотал он, еще не совсем проснувшись, не открывая глаз. Некоторое время он не отвечал, подремывая, но хрупкий предутренний сон быстро шел на убыль. Он открыл глаза, посмотрел на потолок и, не имея привычки лежать в постели после окончательного пробуждения, поднялся с кровати.

- Какой? - спросил он.

- Я видел сон, что будку занесло снегом, - ответил он и тут посмотрел в окошко. - Смотри-ка, - ворчливо произнес он, - и правда - занесло

Популярные книги в жанре Современная проза
Книга "Доказательство" начинается со сцены освобождения главного героя из тюрьмы. Он рассуждает о присутствии голубей везде, даже в тюрьме, и сравнивает их с заключенными. Постепенно читатель погружается в мир главного героя, его обстановку и внутренний мир. Он описывает путь обратно в город, делая замечания о работе и наркотиках в тюрьме. Приглядевшись к окружающим его людям на остановке автобуса, герой осознает, что они не хотят связываться с ним, и продолжает свой путь по знакомым улицам. Он спрашивает старика в магазине о том, сколько стоят батончики, и спрашивает о местонахождении Минго, после чего направляется в эту сторону. Автор акцентирует внимание на голубях, которые были единственными птицами, которых герой видел, изучая их поведение. Абзац заканчивается его прибытием к подвалу с оттенком ржавчины.
В этой книге вы найдете необычные и оригинальные работы Василя Василаке, популярного писателя нашего времени. В ней собраны замечательные романы "Пастораль с лебедем" и "Сказка про белого бычка и серого пуделя", а также несколько повестей, включая "Элегию для Анны-Марии" и "Улыбку Вишну". В этих произведениях описывается жизнь молдавской деревни, где необычным образом переплетаются противоположности: старые традиции соседствуют с новыми принципами, а забытое прошлое соседствует с современной реальностью. Эта книга подарит вам красочный и увлекательный взгляд на жизнь и традиции нашей земли.
Новое произведение от известного автора Тимура Зульфикарова - "Фрески ХХI века. Словарь иностранных и часто употребляемых слов от А до Я". В этой книге вы найдете не только разнообразные слова и их значения, но также притчи и стихотворения, написанные самим автором за последние несколько лет. В этих произведениях Тимур Зульфикаров обращается к таким важным темам, как любовь, мудрость, власть, смерть, поиск Бога и путь души после смерти. Все тексты наполнены глубоким философским смыслом, проникнуты мудростью, которую нам передает дервиш Ходжа Зульфикар, новый герой, созданный автором. Он является спутником и собеседником для легендарного Ходжи Насреддина, их диалоги соперничают в мудрости и острословии, что придает им особую значимость. Вместе с этим дервишем, мы окунемся в мир суфизма, мистического течения Ислама, которое сегодня пользуется большой популярностью, особенно на Западе. Притчи, басни, стихи и рассказы Ходжи Зульфикара раскрывают перед нами тайные колодцы и туманные тропы суфизма, открывая дорогу к загробному миру. Тимур Зульфикаров - не только мастер литературы на все времена, но и мудрец, способный оживить Великих Пророков, сделать их нашими Современниками и Собеседниками. По словам одного из современных суфиев, эти творцы превращают нашу быстротекущую современность в мир холодной, вечной красоты, как вершина Эвереста превращает текучую воду вечный лед.
Микки Доннелли — ответственный парень, хотя в своем районе он выделяется из-за этого. У него есть верный друг — собака по имени Киллер, за которым он присматривает. Микки мечтает собрать денег, чтобы уехать в Америку со своей семьей, где они будут в безопасности от его жесткого отца. Но как достичь своей цели? Иногда, чтобы защитить близких, приходится пойти на опасный шаг в жизни.
В этой книге через интервью и очерки рассказывается о том, как писатели преодолевают препятствия на пути к своему успеху. Читатели узнают об испытаниях и победах, о сложностях взаимодействия с издателями, об историях о том, как предыдущий опыт автора влияет на его творчество. Ваши рукописи изменятся после того, как прочтете эту книгу.
Аннотация: В рассказе "Избранное" молодой поэт Теокрит оказывается в незнакомом городе Уйпешт, пытаясь найти путь к Дунаю. Встречаясь с необычными сценами ночной жизни, он наблюдает странные сущности на площади и задает себе вопросы о происхождении их появления. Смешение реальности и фантазии, таинственные образы и атмосфера загадочности создают особую атмосферу в произведении.
Новый роман Михаила Веллера представляет собой нечто грандиозное и многоуровневое - смесь триллера и гиперреализма, антиутопии и философской пародии, насыщенная жестким юмором и пафосом. В нем автор предлагает нестандартные и безжалостные решения для современных проблем, что может вызвать различные эмоции у читателей - от восторга до возмущения, от вдохновения к действию.
Герои книги Николая Димчевского - это обычные люди, живущие в наше время. Они отличаются сильным и ярким характером, их жизнь наполнена различными трудностями и драмами. Основной персонаж повести "Дед" - старый фельдшер из деревни, мастер на все руки. Он умеет делать все, от ремонта мебели до ухода за пчелами, и его жизнь полна сложностей и трагедий, но он все равно остается профессионалом в своем деле. Повесть "Только не забудь" рассказывает о последних двух годах войны через глаза школьника, который так и не попал на фронт, как ему хотелось. Автор показывает тяжелую жизнь в тылу и стремление молодых людей принять участие в борьбе.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Натиг Расул-заде

ПРО ОСЛИКА, ОСЛИКА...

На островок, находящийся неподалеку, всего лишь в нескольких километрах от одного из диких, каменистых пляжей Апшерона, молодые ребята, полные бездельных сил, посадив в лодку, привезли маленького ослика.

Ослик мирно пасся, пощипывая клочковато росшую несочную траву, и, завидев приближающуюся шумную компанию, доверчиво запрядал ушами, улыбнулся. Один из парней уселся на него, доставая ногами до земли, и ослик покорно прокатил его. Потом сел второй, третий... Ослик молча, безропотно, даже с какой-то непонятной радостью в душе возил этих голосистых, веселых ребят. Он был рад им услужить, был рад, что они обходятся с ним хорошо, не пинают, не обжигают бока хворостиной - до сих пор хозяин ослика, старый, весь высохший сапожник с трясущимися руками, каждое утро ездивший на ослике в свою сапожную мастерскую-будку на краю села и каждый вечер возвращавшийся из тесной и кисло пахнущей кожей мастерской, именно так обходился со своим молчаливым, услужливым другом. Конечно, старику сапожнику даже в голову не могло прийти, что ослик - его друг. Это ослик так думал. И так оно и было.

Натиг Расул-заде

РЕСТОРАН "КАРАВАН-САРАЙ"

- Ну что, Кать, домой скоро?

-- Да, собираться надо потихонечку.

- Поспеть бы вовремя на работу.

- Завтра пойдем билеты брать.

- Вот и кончился наш отдых...

- Вот и повидали Баку...

- Вот и искупались в море...

- Вот и сходили в "Караван-сарай"...

- Ладно тебе, хватит об этом!

Надя и Катя, или, как они ласково называли себя при знакомствах - Катюша и Надюша (с той лишь целью, чтобы слышать в чужих устах так упоительно звучащие свои имена, а самим бы тогда откликаться с готовностью - аюш-ки! или - оу! или - оеньки! - тоже ласково и мягко, как и надо было, по их понятиям, говорить в жарком южном городе), месяц назад в самый разгар работы в железнодорожном управлении города Пензы, когда с трудящихся под шиферной крышей управления, сжигаемой августовским солнцем, сходило семь потов, ухитрились - обе разом взять отпуска и, осуществляя давно желаемую мечту, переместиться со скоростью поезда сюда, в Баку, к южному морю и его, так сказать, дарам, - обильному солнцу и желтому песочку на берегу.

Натик Расул-заде

СЧАСТЛИВАЯ ВСТРЕЧА

- Тебе покрепче? - спросил он. - А почему ты сказала, что даже не верится?

- А как же?.. Жили, жили в одном городе, никуда, вроде бы, не уезжали ни разу за все это время, не виделись, на тебе вдруг...

- Тебе покрепче?

- Нет, нет, наоборот, посветлее. От крепкого чая у меня сердце покалывает...

- Ничего удивительного нет, - сказал он, - город большой, жили и работали в разных концах его, вот и не виделись.

Натиг Расул-заде

ШЕСТЬ ДНЕЙ В ВЕНЕЦИИ

Весть хоть и нельзя было сказать, чтобы неожиданная, ошеломила ее радостно, и целый день, когда узнала и еще два, она жила отстраненная от всего окружающего, беспричинно улыбавшаяся, ловила на себе удивительные взгляды, что, впрочем, мало ее трогало - в августе предстояла на шесть дней поездка в Венецию на международный симпозиум врачей-окулистов, из всего Союза ехали четверо, и одна из этих четверых была Шафига-ханум, из Баку, заслуженный врач республики, профессор, врач с тридцатипятилетним стажем за плечами. Да и то сказать, кому же еще ехать на подобные симпозиумы, как не ей, врачу с огромной практикой, имя которой было известно в научных кругах страны? Вот на ней и остановили свой справедливый выбор в Минздраве, несмотря на то, и Шафига-ханум это прекрасно знала-что многие врачи, менее заслуживавшие этой поездки, из кожи вон лезли, пустили в ход все свои мощные связи, лишь бы поехать на симпозиум, и она, зная как много на свете значат ценные связи и знакомства, склонна была думать, что, несмотря на все ее заслуги, которые, конечно же, приняли во внимание, ей все-таки здорово повезло насчет поездки, и теперь Шафига-ханум вот уже третий день, после того, как ей сообщили, что ее кандидатура одобрена и утверждена в верхах, ходила ошпаренная радостью, со всех сторон разглядывая, ощупывая свое необычное везение, привыкая к мысли, что в августе ей предстоит поездка в сказочную Венецию. Она была страстная путешественница, и будь возможность, объездила бы весь свет, и поездка в каждую новую для нее страну, где она еще не бывала, представлялась ей огромным счастьем. Одно омрачало радость - старшей ее сестре, которой было уже восемьдесят три года, и которая была намного старше ее, Шафиги, с каждым днем становилось все хуже, и по всей видимости, хотя старуха пока и передвигалась, правда с трудом, по квартире, через непродолжительное время она уже окончательно сляжет; и лекарства тут были бессильны-нельзя вылечить того, кому приспела пора умирать. И как человек, немало поживший и повидавший, Шафига-ханум не могла слишком сильно горевать по поводу того, что всем людям, в том числе и ей самой, рано или поздно предстоит. Конечно, ей жаль было сестры, и жалела она ее даже не как сестру старшую, а скорее, как мать, потому что та и заменяла с самого раннего детства безвременно скончавшуюся мать для Шафиги-ханум, и с детства привыкла Шафига называть ее не по имени, а Большая сестра и до сих пор именно так к ней и обращается. И тем горше ей было сознавать, что жить сестре остается недолго, но тем естественнее и представлялась ей смерть большой сестры-чего уж там, ей самой шестьдесят два стукнуло, и разве не естественно в таком возрасте терять родителей? Дай бог всем столько прожить, сколько прожила ее Большая сестра, но тут уж ничего не поделаешь-срок ей пришел на земле, хоть и горько это сознавать...