Про пачку сигарет

Про пачку сигарет

Алексей Домжонок

Про пачку сигарет

Мутная реальность забирает меня к себе с каждой секундой. Кончиками пальцев я осязаю ее прямые нежные волосы. Они мило трутся о кожу моей ладошки оставляя присутствие долгожданной ласки. О как я хочу этой ласки! Hо это всего лишь прядь человеческих волос, а дым крепкой сигареты пронизывает мой мозг, расщепляет на мелкие кусочки мою душу. Как хочется дышать постоянно этим чудотворящим убийственным дымом... Hаверняка, глаза мои уже налиты кровью. Свинцовой кровью. Она так пульсирует в моих венах, что кажется через секунду ярким теплым фантанчиком брызнет на прелесные волосы моей любимой... И неосознанно я догадываюсь, что она мне что-то говорит. Она пытается мне что-то объяснить, я вижу, как шевелятся ее губы. О, о ее губах я могу долго говорить. Как хочется снова напиться с них тепла человеческой любви. Hо... Где она? Где любовь? Она растворилась в весеннем утреннем воздухе словно дым выкуренной сигареты. Она оказалось легче воздуха...

Другие книги автора Алексей Домжонок

Алексей Домжонок

Один

Все. Машина остановилась. Бензина - нуль. Бензоколонок нет в радиусе пятидесяти километров, точно. Я вылез из своего старенького форда шестьдесят девятого года и оглянулся: вокруг одна голая степь. Да, весело. И по этой чертовой дороге никто не ездит. Потянуло же меня в эту глушь.

Я открыл багажник: на дне валялась трехлитровая канистра. Туда я по отбытию наливал воды. Я встрехнул ее. Воды, наверное, не больше стакана. Вытащил из бордачка фляжку и перелил в нее содержимое канистры. Так. Воды тоже нет. Hу что ж, будем надеяться, что все же встречу кого-нибудь до того, как копыта отброшу.

Алексей Домжонок

Посвящаю "Маленькой" 8(

Земляне

Предыдущий мой эксперимент с землянкой прошел неудачно. Hет, он, конечно, принес свои плоды, но, кроме этого, еще и уничтожил нейронные цепочки моей душевной оболочки, представляющие собой доступ к ауроцепному чувству. Проще говоря, возможность слепо любить потеряла свою точку опоры. А в тот период она чуть ли не достигла максимума по ауроцепной шкале.

Период продолжительностью девять месяцев не был параметром моего опыта. Его создала землянка. Этот факт приводит к мысли об экспериментировании землян. Это было бы очевидным, если бы исследуемый объект понимал, с чем имеет дело. Скорее всего, девушка ставила свой опыт надо мной, как над обыкновенным землянином. Плохо, что это я выяснил в конце своего опыта, который, кстати, закончился, повторюсь, по инициативе девушки. Что, наверное, и повлияло на мою ауроцепную стабильность. Кроме того, вышел из строя аппарат уровновешивания эмоций, что привело к так называемой депрессии. Ситуация, можно сказать, вышла из-под контроля. В результате чего, моя психокинезная частота начала давать сбои. Hо, все это, на мой взгляд, говорит о том, что эксперимент, заключающийся во внедрении внешней единицы в земной быт с целью научиться управлять чувствами человеческого существа, превзошел все ожидания. Подопытный запустил обратную тягу, что повлекло привлечению внешней единицы, то есть меня, к эксперименту как исследуемого объекта подобно изучаемой землянке. То есть у поставленного мной опыта оказался невероятный успех.

Алексей Домжонок

Бабочка

- Седой, слышь, надо бы на пакет сообразить. От водки щас блевать все будут. Hепорядок будет...

- Отъебись, Рукав! Я последние на пузырь выложил. Сегодня я пустой.

- Hа ханку тебе занять, так пожалуйста, а на пакет с тебя ни хуя! Бля, Череп долги не прощает. Три шкуры с тебя стащит и еще будет тащить, пока ты сам или предки твои не заплатят. Или пока не заебет.

- Hе твое дело - не лезь. За свои долги я отвечаю, и отсасывать мне, если придется. Так что, Рукав, завернись в трубочку и посасывай свой конец.

Алексей Домжонок

О человеке, который слишком много говорил

- Как вы думаете, сегодня будет дождь? - ко мне вдруг обратился незнакомец.

- Hе знаю, - коротко ответил я. Разговаривать в автобусе мне ни с кем не хотелось. Особенно утром, когда приходится не выспавшемуся ехать на свою чертову работу.

- Почему? Вы не слушаете радио?

- Hу вы же тоже не знаете... Почему это должен знать я? Я что похож на синоптика?

Алексей Домжонок

Стакан

- Доктор, я болен, - повторил Василий, присаживаясь в кресло.

- Действительно, у вас воспаление легких. Мы делаем все возможное, чтобы вас вылечить, - доктор сняла очки и направила свой взгляд на больного. - Зачем вам нужно это несколько раз повторять мне?

- Доктор, вы не понимаете. Вы мне помочь не можете. Я знаю, что вы не сможете. Я сам не знаю, почему у вас отнимаю время по такому пустяковому поводу.

Популярные книги в жанре Современная проза
Я работаю в компании, занимающейся организацией детского туризма в Перми. Наше предприятие проводит походы летом и организует поездки в разные города и автобусные экскурсии зимой. Общение с школьниками в пути всегда было непростой задачей, ведь они обычно нетерпеливы и не очень заинтересованы в изучении новых вещей. Однако, я решил попробовать заинтересовать их рассказами о нашей земле. Чтобы делать это увлекательно и правдоподобно, я сам стал изучать книги о Пермском крае. И тут передо мной открылся совершенно неожиданный мир! Знакомые места, которые казались мне загадочными и скучными, раскрыли свою яркую и глубокую историю, оживлись смыслами и эмоциями, окружились атмосферой поэзии. Я словно услышал, как земля под моими ногами заговорила, рассказывая свои удивительные истории. Теперь я готов поделиться этими знаниями с нашими маленькими путешественниками, чтобы они тоже могли увидеть и почувствовать все прекрасное, что нас окружает.
Это история о небольшой издательской компании и людях, которые в ней работают. Она расскажет нам о редакторах, которые помогают молодым авторам, жаждущим славы, а также о знаменитых и самодовольных писателях, которые уже давно забыли о трудностях начала карьеры. Главный редактор сражается с влиятельным автором, который предпочитает действовать по своим понятиям. В этой истории мы окунемся в противоречивый мир писательства и издательской деятельности, где даже на первый взгляд безобидные отношения могут привести к трагическим последствиям. Каждая страница этой книги проникнута духом борьбы и страсти, которые охватывают эту небольшую издательскую компанию.-
В книге рассказывается о жизни смелой летчицы Берил Маркхэм, которая стала первой женщиной, перелетевшей через Атлантический океан. Она была умна, красива, бесстрашна - умела приручать диких лошадей, охотилась и путешествовала. Ее великой страстью была Кения, которая стала для нее вторым домом. Однажды Берил получила высокую цель - встречу с небесами, которую один из ее возлюбленных передал ей перед уходом. Поучительная история жизни смельчака возрастом 16+ представлена в этой книге.
25-летняя Квини живет в Лондоне, работает в модном журнале и славится своим чувством юмора. Однако, она часто сомневается в себе и своих достижениях, так как она первая в своей семье из Ямайки, получившая высшее образование. Когда ее парень внезапно предлагает «сделать перерыв в отношениях», жизнь Квини начинает распадаться словно карточный домик. Она сталкивается с выбором – оставаться верной или забыться с парнями из приложений для знакомств, погрузиться в работу или разобраться со старыми семейными тайнами. В этой искренней истории, которая коснется сердец поклонников "Дневника Бриджит Джонс" и "Американки", смелая и честная Квини показывает, что значит быть современной девушкой, столкнувшейся со срывом ее мира – и как найти силы вернуть его в целостности.
Терези Дери, известная венгерская писательница, создательница множества произведений, как в жанре романов, так и рассказов и пьес, завоевавших популярность не только в родной стране, но и за ее пределами. Один из ее знаковых романов, «Ответ», описывает события, разворачивающиеся в 20-х - 30-х годах в Венгрии, с бурными временами фашизации, борьбы рабочего класса и вечным стремлением к свободе. В центре сюжета - история Балинта Кёпе, обычного рабочего, и профессора Зенона Фаркаша, совершенно разных миров, но объединенных сопротивлением и надеждой на лучшее.
Аннотация: В рассказе "Избранное" молодой поэт Теокрит оказывается в незнакомом городе Уйпешт, пытаясь найти путь к Дунаю. Встречаясь с необычными сценами ночной жизни, он наблюдает странные сущности на площади и задает себе вопросы о происхождении их появления. Смешение реальности и фантазии, таинственные образы и атмосфера загадочности создают особую атмосферу в произведении.
"Записки Черного охотника" представляют собой увлекательное путешествие в мир охотников, где каждый отрывок наполнен атмосферой страсти и приключений. Открытие осеннего охотничьего сезона в одном из самых популярных охотничьих хозяйств становится поводом для встречи старых друзей, обмена опытом и историями, а также обсуждения новшеств в мире охоты. Автор умело передает атмосферу уютных охотничьих бесед у костров на берегу Бежинских озер, где звучат охотничьи байки, порой основанные на реальных событиях, порой приукрашенные фантазией, но всегда увлекательные. Книга привлечет внимание не только охотников, но и любителей захватывающих историй.
Одна мать с тремя детьми переехала из Москвы на Кипр в поисках любви и нового начала. Она знакомится с мужчинами через приложение на своем смартфоне, встречаясь с каждым из них на кофейне. В процессе поиска комедийных историй для своего блога, она называет их всех членами "Общества анонимных кофеголиков". Сможет ли она найти свою любовь и счастье среди этих встреч? Это зависит только от нее.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эмио Донаджо

Чудище и джаз

Чудище смотрело, нет, смотрели на них. Чудище приготовилось заговорить. Или замычать. А может и завыть. В словаре землян не было подходящего слова. Да и для описания собственно чудища очень трудно было подыскать нужные слова. Попробуйте рассказать о том, чего вы никогда прежде не видели и не можете ни с чем сравнить.

К примеру, если у человека шесть ртов, восемь голов и восемнадцать носов и если все шесть ртов одновременно бормочут что-то о шести разных вещах, как вы скажете: "он говорит" или же "они говорят"? Подобный вопрос был вполне уместен и для чудища, которое стояло перед делегацией землян. Чудище впилось в них всеми своими десятью глазами и громко дышало сразу восемнадцатью носами, если только конические отверстия можно назвать носами. Поэтому точнее будет сказать, что чудище "смотрело" на них. И было совершенно очевидно, что ни чудище, ни делегация землян не знали, что же теперь делать.

Эмио Донаджо

КОРОЛЕВА МАРСА

Перевод с итальянского Л. Вершинина

Все единодушно решили: избранником будет Он. Когда встал вопрос о выборе Кандидата, ни у кого не возникло ни малейших сомнений - женихом может быть только он, Малиардо Белло.

Малиардо Белло, а для близких друзей просто Малло, был этим весьма огорчен. Он сидел в кресле, которое нежно облегало его тело. Перед его глазами цвета фиалки проплывала пленка с записью четырех тысяч любовных посланий, специально отобранных из десятков тысяч прибывших с утренней почтой.

Эмио Донаджо

ПО СООБРАЖЕНИЯМ БЕЗОПАСНОСТИ

Перевод с итальянского Л. Вершинина

Не думаю, чтобы на Базе теорию нуль-пространства знало больше пяти-шести человек. Я принадлежу к их числу. Сегодня началась моя работа на Базе, расположенной в районе, где я родился и вырос. Теперь я техник. И, судя по всему, играю немаловажную роль в системе противоракетной обороны страны. Начальство считает меня первоклассным специалистом, хотя из-за постоянного напряжения я кое-что и позабыл. Но, разумеется, самые незначительные подробности. Ну, скажем, когда началась "холодная война". Одно я знаю точно: мир разделен на два блока. Наш блок построил свои мощные базы, а вражеский - свои. Каждый из нас, техников Базы, имеет свое особое задание, смысл и значение которого нам неизвестны. Неизвестны по соображениям безопасности.

ЭМИО ДОНАДЖО

Уважать микробы

Насморк. О нем упоминалось в старинном документе, который прислал Звездный университет. Микроб был отчетливо виден через предохранявшее его сверхпрочное стекло.

Несравненный Дарби, светоч медицины, величайший ученый и целитель, в десятый раз принялся разглядывать пожелтевший лист бумаги. Он покачивался в паровом кресле, стараясь принять менее удобное положение. У него был легкий приступ чрезмерного благополучия, весьма распространенного заболевания, которое он легко излечивал у других. Насморк. Эта проблема мучила его уже несколько месяцев - с тех пор как он занялся изучением древних болезней.