Проклятие города Сарнат

Проклятие города Сарнат

Говард ЛАВКРАФТ

ПРОКЛЯТИЕ ГОРОДА САРНАТ

В стране Анар есть огромное и спокойное озеро. Ни одна река не впадает в него, и ни для одной реки это озеро не является источником рождения. Могущественный город Сарнат, построенный на его берегах 10 тысяч лет назад больше не существует. Но еще задолго до возникновения первых цивилизаций здесь возвышался другой город, город Иб, столь же древний, как само озеро.

Построенный из серого камня, он был населен уродливыми и странными существами. На кирпичных тумбах можно прочитать о том, что эти создания были такого же зеленого цвета, как и само туманное озеро. У них были выпуклые глаза, мясистые и отвислые губы, смешные уши и совсем не было голоса. Они спустились сюда с Луны туманной ночью, столь же темной, как само озеро и город. У жителей города было свое божество, которому они поклонялись, каменный идол, зеленый, как озеро, высеченный по образу Бокруга, большой водяной ящерицы. Во время полнолуния горожане исполняли ужасные устрашающие танцы в честь своего каменного божества.

Рекомендуем почитать

Отшельники: Старик Уотли и его жена, заключают ужасный союз с Дьяволом. И через некоторое время у них рождается сын, названный Уилбуром. Выростая не по годам быстро, смышленый пацан становится грозой местных жителей. Сначало его боялись только животные, но скоро его будет бояться весь мир! Да, это было рождение Антихриста. Кровавые обряды во время страшных гроз, чтение запретных книг, таких как “Тайна Червей” и знаменитый “Некрономикон”. На землю вызывается Вселенский Ужас. И этот Ужас вскоре получает свободу. Бррр!

Одно из знаковых призведений культового писателя в жанре «сверхъестественный ужас». Повесть написана в 1931 году. В 2002 году по этой книге Брайаном Юзной был снят художественный фильм «Дэгон».

В письме Фрэнку Б. Лонгу, датированном 26 января 1921 года, Г. Ф. Лавкрафт посвятил несколько строк обсуждению следующего своего рассказа под названием Безымянный город . Он писал:

Рискуя навеять на Вас тоску, я прилагаю к своему посланию свой последний только что законченный и напечатанный рассказ Безымянный город . Он составлен на основе сновидения, которое, в свою очередь, было вызвано скорее всего размышлениями над многозначительной фразой из Книги чудес Дансени неотражаемая чернота бездны.

1.

     Недавно из частной психиатрической клиники доктора Вейта, расположенной в окрестностях Провиденса, штат Род-Айленд, бесследно исчез чрезвычайно странный пациент. Молодой человек - его звали Чарльз Декстер Вард - был с большой неохотой отправлен в лечебницу убитым горем отцом, на глазах у которого умственное расстройство сына развивалось от невинных на первый взгляд странностей до глубочайшей мании, таившей в себе перспективу буйного помешательства и выражавшейся во все более заметных переменах в стиле и образе мышления - вплоть до полного перерождения личности. Врачи признались, что этот случай поставил их в тупик, поскольку в нем наблюдались необычные элементы как физиологического, так и чисто психического свойства.

Осмотрительные дознаватели едва ли рискнут подвергнуть сомнению общепризнанное мнение, что причиной смерти Роберта Блейка стала молния или сильное нервное потрясение, вызванное электрическим разрядом. Верно, что окно, у которого он стоял, осталось целым, однако природа не раз демонстрировала нам свою способность к необычайным феноменам. Выражение же его лица могло быть обусловлено неким рефлекторным сокращением лице-вьк мышц, причина коего могла и не иметь ни малейшего отношения к им увиденному, а вот иные записи в его дневнике, бесспор-ио, явились плодом его фантастических вымыслов, рожденных под Сиянием местных суеверий и древностей, которые он обнаружил. Что же касается паранормальных явлений в заброшенной церкви на Федерал-Хилле, то проницательный аналитик без труда отметит их связь с шарлатанством, сознательным или невольным, к коему Блейк имел тайное касательство.

Мой дом остался далеко позади; я был весь во власти чар восточного моря. Уже стемнело, когда я услышал шум прибоя и понял, что море вон за тем холмом с прихотливыми силуэтами ив на фоне светлеющего неба и первых ночных звезд. Я должен был исполнить завет отцов, и потому быстро шагал по свежевыпавшему снегу, тонким слоем покрывавшему дорогу, уныло ведущую ввысь, туда, где Альдебаран мерцал среди ветвей. Я спешил в старинный город на берегу моря, где никогда прежде не бывал, хотя частенько грезил о нем. Стояли святки. Люди называют этот праздник Рождеством, но в глубине души знают, что он древнее Вифлеема и Вавилона, Древнее Мемфиса и самого человечества. Стояли святки, когда я, наконец, добрался до древнего городка на берегу моря, где некогда жил мой народ, жил и отмечал этот праздник еще в те незапамятные времена, когда он был запрещен. Несмотря на запрет, из поколения в поколение передавался завет: отмечать праздник каждые сто лет, чтобы не угасала память о первозданных тайнах. Народ мой был очень древним, он был древним уже триста лет назад, когда эти земли только заселялись. Предки мои были чужими в здешних местах, ибо пришли сюда из южных опиумных стран, где цветут орхидеи. Это были темноволосые нелюдимые люди, говорившие на непонятном языке и лишь постепенно освоившие наречие местных голубоглазых рыбаков. Потом мой народ разбросало по свету, и объединяли его одни лишь ритуалы, тайный смысл которых навек утерян для ныне живущих. Я был единственным, кто в эту ночь вернулся в старинный рыбацкий поселок, ибо только бедные да одинокие умеют помнить.

«Сначала хочу сказать: я не столкнулся с ничем по-настоящему ужасным во время этого происшествия. Но, отвергая неопровержимые факты, я могу объяснить все случившееся нервным срывом, который, якобы, заставил меня спешно покинуть заброшенную усадьбу Эйкли и всю ночь броситься через лесные дебри в горах Вермонта на чужом автомобиле. Я изначально знал о событиях, происходивших в усадьбе, и слушал мнение Генри Эйкли на этот счет; это вызвало во мне сильнейшее и незабываемое впечатление, и всё же сейчас я не могу с полной уверенностью сказать, насколько правильны были мои жуткие выводы...» Проведя ночь в лесах, под впечатлением отслушанных историй, я просыпаюсь только с большими сомнениями в своих предположениях.
"Г. Ф. Лавкрафт, неизвестный писатель, оставил неизгладимый след в мире литературы, став источником вдохновения для многих. Из его послевоенных черновиков, его друг Август Дерлет собрал рассказы и повести, которые теперь публикуются в этой книге. Будучи на грани сумасшествия и невероятного, эти истории погружают нас в удивительный мир, где человек малозначим во вселенской гамме существования. Эта книга притягательна для всех ценителей литературы, предлагая как новые, так и обновленные переводы и редакцию."
Другие книги автора Говард Филлипс Лавкрафт
В эту книгу включены самые выдающиеся произведения Говарда Лавкрафта — они удивительно разнообразны и многогранны. Некоторые из них можно отнести к классическому «черному неоромантизму», другие — к жанру викторианской литературы ужасов. В каждой истории мы встречаем гениальность писателя, который открывает перед нами только на шаг отстоящий мир, где правят боги-демоны — загадочный Ктулху и безликий Азатот, таинственный Шуб-Ниггурат и великий Йог-Сотот. Они все пронизаны невероятной фантазией и создают неповторимую атмосферу, манящую нас в свои глубины.
Книга включает в себя избранные работы Лавкрафта, которые поражают своим многогранным и разнообразным характером. В некоторых произведениях присутствует классический черный неоромантизм, в других – викторианская мистическая литература. Однако, в каждой из историй пребывает уникальный гений писателя, который проведет читателя в удивительный и искаженный мир, находящийся всего лишь в шаге от реальности. В этом мире обитают боги-демоны, такие как подводный Ктулху и безликий Азатот, а также загадочные Шуб-Ниггурат и величественный Йог-Сотот. С каждой страницей читатель все глубже погружается в напряженную атмосферу мрачного и захватывающего мира, раскрывая его секреты и тайны. Эта книга станет незабываемым путеводителем во вселенную Лавкрафта и оставит яркий след в сердцах любителей хоррора.
В течение своей жизни этого автора не было опубликовано ни одной книги. Однако после его смерти он стал героем для всех, как для любителей чтения, так и для ценителей искусства, а также источником вдохновения для кино- и игровой индустрии. Его называли "Эдгаром По ХХ века", уважали как гениального безумца, владеющего тайными знаниями. Такое уникальное творчество требовало создания собственного жанра. Его творчеством восхищались такие известные писатели, как Роберт Говард и Клайв Баркер, Хорхе Луис Борхес и Айрис Мёрдок. Его вклад простирается не только на литературу, но и на массовую культуру в целом. Он является создателем таких влиятельных мифов, как "Некрономикон" и "Мифы Ктулху". Этот человек является одним из самых значимых создателей мифов в наше время.
Книга рассказывает о древних богах и мифах, которые заполонили американские земли. Она описывает заброшенные города, окруженные туманом между сном и реальностью. Некоторые из них являются идеальными сооружениями с белыми башнями и впечатляющими арками, в то время как другие задавлены плесенью и запахом гниющей рыбы. Однако опасность может скрываться и в развалинах, и в роскошных залах. Но самые жуткие и жестокие существа рождаются внутри человеческой души... В этой книге мы погружаемся в мрачные острова фантазии и сталкиваемся с божествами страха и ужаса.
На западе от города Аркхема обширные холмы с густыми лесами простираются вдалеке. Этот район всегда оставался нетронутым топором и его узкие темные лощины кружатся вокруг крутых склонов, на которых деревья с трудом удерживаются. Ни один солнечный луч не проникает в ручьи в летнюю пору. На пологих склонах стоит несколько древних ферм, заросших мхом и с покосившимися стенами, тайны которых пронизывают века Новой Англии. Теперь они пустуют, и дома, покрытые мохом и треснувшие трубы, едва удерживают обветренные крыши. Жители здешних мест перебрались в другие места, а этот район не принимает посторонних гостей. Никто не останавливается на фермах, ни франкоканадцы, ни итальянцы, ни поляки. Никто из них не мог остаться здесь, так как с первых дней жизни в этом месте вселялись тревожные сны, и воображение разыгрывалось. Эмми Пирс был одним из немногих, кто знал правду о прошлом и не боялся рассказывать об этом, но никто не завидовал ему. Эмми стал странным с годами и, казалось, покинул свои чувства реальности. Он жил в доме, стоящем на задворках, окруженном полями и проезжими дорогами.
В начале всех событий, хотя, возможно, это вполне можно представить, как начало Священного Писания Ховарда Филлипса Лавкрафта (1890-1937), который наблюдал, что страх - самое дrevнее и сильное чувство, и наивысший, самый страшный страх - страх неведомости. Сборник включает признанные шедевры темных фантазий Лавкрафта, которые впечатляющим образом и последовательно отражают некоторые доктринальные положения Золотой Зари. Вмешательство магического знания американского писателя из тайного ордена предполагается многими авторитетными комментаторами. Я думаю, что "Некрономикон" станет реальным прорывом в понимании сложного и противоречивого наследия мастера "черной фантастики" и первой серьезной попыткой передачи всей первозданной мощи этого непохожего ни на кого другого автора на русском языке, которая проникает через его тяжелый, иногда кажущийся неуклюжим синтаксис, и его причудливо устаревший словарь. Вообще, следует отметить особую загадочность текстов Лавкрафта, инкорпорирующих в свою мифологию самые темные аспекты эзотерического знания, демонологических ритуалов и оккультных практик. Тем не менее, некоторые литературные критики пытались отнести творчество американского писателя, лишенное любой этической дидактики, к научной фантастике и готическому роману. По словам мастера, в истории о сверхъестественном есть что-то большее, чем загадочное убийство, гниющие кости и саван с цепями. Она должна пропитываться атмосферой бесконечно иррационального страха перед потусторонними силами - ответил мастер, полностью игнорируя позитивистскую науку и судьбы человечества. Литература ужаса - отдельное, но важное направление выражения человечества и, возможно, найдет свою аудиторию. И все-таки, кто сказал, что "черная фантастика" так беспросветна? Светлая удивительность чаши Птолемеев была вырезана из черного оникса.
Темные боги, созданные Лавкрафтом, такие как Дагон, Ктулху и Йог-Сотот, стали очень популярными и впечатлили множество писателей фантастики, включая Геймана и Кинга. Каждое из этих чудовищных существ символизирует хаос и представляет собой неизбежную угрозу для человечества. Они скрываются в океане, глубоких лесах, египетских пирамидах и горных пещерах. Их происхождение может быть связано со звездами или бездной вечности. Людям остается только стараться избегать столкновения с этими таинственными существами и быть постоянно настороже. Но что, если соприкоснуться с ними все же неизбежно?

Говард Лавкрафт

Крысы в стенах

16 июля 1923 года, после окончания восстановительных работ, я переехал в Эксхэм Праэри. Реставрация была грандиозным делом, так как от давно пустовавшего здания остались только полуразрушенные стены и провалившиеся перекрытия. Однако этот замок был колыбелью моих предков, и я не считался с расходами. Никто не жил здесь со времени ужасной и почти необъяснимой трагедии, происшедшей с семьей Джеймса Первого, когда погибли сам хозяин, его пятеро детей и несколько слуг. Единственный оставшийся в живых член семьи, третий сын барона, мой непосредственный предок, вынужден был покинуть дом, спасаясь от страха и подозрений.

Популярные книги в жанре Ужасы
В прошлом Гарри уже сталкивался с невероятными сложностями, преодолевая своих врагов, превосходящих его по силе и массе. Коллегия из Красных рыцарей, Поборники Падшего Динария и другие опасности были на его пути. Однако сейчас все меняется. На горизонте появляется существо, гораздо могущественнее и опаснее всего, что этот мир видел за тысячелетия. Оно насчитывает армию последователей и объявляет войну Чикаго, стремясь покорить человечество и искоренить всех, кто встанет на его пути. У Гарри одна невыполнимая задача - спасти город, уничтожив Титана. И все это навсегда изменит не только его жизнь, но и жизни всего Чикаго и обитателей мира.
В прошлом старейший вампир Лондона, дон Симон Исидро, просил помощи у Джеймса Эшера для спасения своих вампирских собратьев и собственного выживания. Теперь Лидия Эшер обращается к Исидро с просьбой о взаимной помощи: после погони за австрийским шпионом, ее муж попал в смертельную ловушку. С надеждой спасти его, дон Симон и Лидия отправляются в опасное путешествие через всю Европу: от Лондона до Вены, а затем до Константинополя, где разгорается борьба между живыми и мертвыми за власть. Теперь вампирам и людям приходится столкнуться с заговором, в котором ставка - судьба Британской империи. Вторая книга из знаменитого цикла Барбары Хэмбли под названием "Джеймс Эшер", которая была удостоена премии Лорда Рутвена как лучшее произведение о вампирах. C помощью пары отважных героев эта история раскрывает темные тайны, опасности и политические интриги в вампирском мире.
Молодой человек с необычной просьбой обратился в частное агентство, он хотел найти самого себя. У него не было никакой информации о своей прошлой жизни, он оказался в незнакомом городе без документов и телефона, но с немалой суммой денег в сумке. Команда из агентства "ЭФ" принялась за работу, чтобы восстановить его прежнюю жизнь и раскрыть тайны, замысловато скрытые в его утерянных воспоминаниях. Вместе они отправляются в захватывающее приключение поиска истины о его прошлом, которое оказывается более запутанным и опасным, чем они могли себе представить.
Долгие годы Лорен и Миранда проводили свое детство рядом со старым призрачным деревом, и даже ужасное убийство отца Лорен, произошедшее неподалеку, не смогло нарушить их обычный ритуал. С течением времени, кажется, все в городке забыли о трагедии и продолжают свою обыденную жизнь, включая полицию. И все же, спустя год, в городе происходит еще одно убийство, и на этот раз жертвами становятся две маленькие девочки. Мрачная картина преступления неожиданно напоминает события прошлого года, но Лорен уже не питает никаких надежд на то, что полиция раскроет убийство. Тем не менее, когда девочка начинает видеть в своих кошмарах монстра, который тащит за собой безжизненные тела через лес, Лорен решает раскрыть эту загадку любой ценой. Даже если все остальные в городе не обращают на нее внимания, ей необходимо найти убийцу и остановить его. Каждая жизнь имеет значение, даже если никто другой об этом не задумывается.
Передвигаясь по дорогам Америки, Сэм и Дин Винчестеры пытаются раскрыть загадки мистических сил и сущностей, которые таятся во тьме. Когда они приезжают в Лорел-Хилл, городок, известный своей необычной неудачливостью, они понимают, что этот город скрывает тайны, которые безусловно требуют их вмешательства. Национальный парк Тахо становится местом, где невинные люди перестают быть безопасными. Преследуемый монстром, терроризирующим его жертвы и питающимся человеческой плотью, Сэму и Дину приходится столкнуться с ужасающими опасностями, такими как ходячие мертвецы и загадочное летающее создание. В городе Бреннан, Огайо, братья Винчестеры сталкиваются с появлением зловещей собаки, которая сопровождается серией жутких убийств. Прихватив своего друга Бобби Сингера, парни должны раскрыть своими собственными глазами, что скрывается за этим ужасным тварью. Когда они в конце концов уловят чудовище с острыми зубами, их ожидают кошмарные открытия, которые навсегда избавят их от иллюзий о реальности мира, который они знают.
Рутинная задача, как кажется на первый взгляд, приводит сотрудников агентства к загадочному и жуткому происшествию: люди умирают без видимых причин. В происходящем наверняка заколдованы какие-то темные силы. Обычным полицейским вряд ли удастся распутать эту непонятную историю, но Феликс со своей нестандартной командой непременно выявят правду. Ведь у них есть нечто, что поможет разгадать даже самые странные загадки.
Полина Метелкина всегда любила шалить и устраивать загадочные розыгрыши для своих одноклассников. Но когда она купила в магазине магии доску для спиритических сеансов, шутка переросла в настоящий кошмар. Вызванный колдун оказался не шуточным, а очень опасным существом. Ни даже потомственная гадалка не может помочь девочке победить его. Теперь Полина должна встать на путь борьбы с колдуном, чтобы спасти своего брата от его влияния.
та загадочный отрывок из книги "Пыль и пепел или рассказ из мира Между" захватывает читателя с первых строк. Герой оказывается в странных и жутких ситуациях, где мир реальности переплетается с миром кошмаров. Неожиданно звонок телефона рвет его из кошмара и возвращает в реальность, но неведомая тревога остается в воздухе. Книга обещает захватывающее путешествие в мир темных снов и страстей, где реальность нередко стирается гранью между жизнью и смертью.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Говард ЛАВКРАФТ

ПРОТЕСТАНТСКИЙ ПАСТЫРЬ

Меня встретил серьезный бородатый человек с умными глазами, одетый в темный костюм. Он провел меня б мансарду, а затем сказал:

- Да, он действительно жил здесь. Я вам советую ни к чему не прикасаться. Ваше любопытство делает вас безответственным. Мы никогда не приходим в эту комнату ночью. Уважая его последнюю волю, мы ни к чему не притрагиваемся здесь. Вы знакомы с его работой. Он практически завершил эксперименты, когда в дело вмешалось это жестокое общество. Мы не знаем, где он похоронен. Никто не может найти членов секты, даже представители закона. Я надеюсь, что вы уйдете отсюда до наступления ночи. Кроме того, я попрошу вас не трогать предмет, лежащий на столе и похожий на коробок спичек. Мы не знаем, что это такое, но подозреваем, что здесь есть какая-то связь с происшедшим. Мы даже стараемся не смотреть на него.

Говард ЛАВКРАФТ

СЕЛЕФАИС

Во сне Кюранес часто видел город, расположенный в долине. Побережье простиралось за снежную высокогорную вершину, которая возвышалась над морем. Разноцветные галеры выходили из порта, отправлялись в дальние края, где море и небо сливаются воедино. Что же касается имени Кюранес, то оно принадлежало ему только во сне. Проснувшись он вспоминал, что зовут его совершенно иначе. Может быть, его мечты о новом имени были вполне естественны: ведь он являлся последним представителем своей семьи и чувствовал себя одиноким среди миллионов равнодушных жителей Лондона. Лишь немногие разговаривали с ним, и он тогда вспоминал, кем в действительности был.

Говард Лавкрафт

Служитель зла

Сумрачного вида седобородый мужчина в костюме неярких тонов проводил меня до комнаты в мансарде и, остановившись на верхних ступенях лестницы, обратился ко мне со словами:

- Да, он жил именно здесь, однако, я советую вам воздержаться от каких бы то ни было действий. Любознательность может стоить вам слишком дорого. Мы никогда не заходим сюда по ночам, и, кабы не его воля, мы бы давным-давно все отсюда повыбрасывали. Вам должно быть известно, чем он занимался и к чему это привело. После его ужасной кончины все хлопоты взяла на себя эта гнусная Организация, и нам по сей день неведомо даже место, где он похоронен. Не существует никаких законных да и любых иных средств повлиять на Организацию. Надеюсь, вы не задержитесь здесь после наступления темноты. И умоляю вас, ни в коем случае не трогайте лежащую на столе вещицу вон ту, наподобие спичечного коробка. Мы не знаем ее назначения, но подозреваем, что она как-то связана с его темными делами. Мы опасаемся даже случайно останавливаться на ней взглядом.

Говард Лавкрафт

Сны ужаса и смерти

Вновь поведаю - не знаю я, что стало с Харлеем Вареном, хоть думаю,- почти надеюсь, что пребывает он ныне в мирном забвении, если там существует столь благословенная вещь. Истинно, в течении пяти лет я был его ближайшим другом, и даже разделил с ним исследования неизведаного. Я не стану отрицать (нашелся свидетель, пусть слабый и ненадежный - моя память) похода к пику Гаинсвиль, на дороге к Большому Кипарисовому Болоту, той отвратительной ночью, в полдвенадцатого. Электрические фонари, лопаты, катушка провода, что мы несли - лишь декорации к омерзительной сцене, сожженой моей поколебавшейся памятью. Но затем, я должен настоять, что не утаил ничего, что следовало бы сказать, о том почему меня нашли следующим утром на краю болота одинокого и потрясенного. Утверждаете - ни на болоте ни рядом не было ничего, что могло бы вселить страх. Я соглашусь, но добавлю, оно было вне - я видел. Видение, кошмар, должно быть это было видение, либо же кошмар - я надеюсь - все же лишь это сохранил мой разум о тех отвратительных часах, когда мы лишились человеческого надзора. И почему Харлей Варрен не вернулся, он, либо его тень, либо некая безымянная вещь, которую я бы даже не рискнул описать, лишь сам он может поведать.