Россыпь сверкающих истин

Россыпь сверкающих истин

НАУКА НА ГРАНИ ФАНТАСТИКИ

МАРИЯ МАМОНОВА

Россыпь сверкающих истин

Ко всем истинам рано или поздно привыкают, они стираются от частого употребления, начинают казаться простыми, банальными. Кто теперь не бросает с легкостью: "Все мы произошли от обезьяны" или: "А все-таки она вертится"? Но вдумаемся, читатель. Преодолеем кажущуюся очевидность не нами добытого знания. Подумаем о том, что не только в развитии техники, промышленности, искусства заключена человеческая история, но и в становлении самого мышления, прошедшего столь же длительный путь. Как мыслили наши далекие предки? С помощью каких рассуждений и гениальных предвидений удалось им обрести то, что теперь школьной аксиомой вошло в нашу жизнь? Какими принципами подхода к миру они владели? Многие ответы погребены в темной памяти столетий.

Другие книги автора Мария Мамонова

МАРИЯ МАМОНОВА

Маше Мамоновой 14 лет (1976 год). Она учится в седьмом классе московской школы. Активный участник кружка астрономии и космонавтики Дворца пионеров. Научно-фантастические рассказы пишет уже несколько лет. Они привлекают внимание своей поэтичностью.

"АБЭВ" и "Песня звезд" - первая публикация юного автора.

АБЭВ

Капитану не нравилась планета. Не нравились густые облака, длинные приплюснутые линии городских массивов, низкорослые инопланетяне - люди с желтоватой кожей, еле видное тусклое солнце.

Мария МАМОНОВА

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Мать спросила, глядя в окно:

- У вас есть хоть какая-нибудь надежда?..

- Мне трудно сейчас сказать... - пробормотал Руков. - Даже и в наш век очень трудно сказать сразу...

- Простите, - произнесла Лида. - Но вы, конечно, встречали его товарищей... Вы, должно быть, заметили, что Славе намного хуже. - Она посмотрела на Рукова долго и грустно. - Нам нужно знать правду. Все космонавты этой экспедиции больны. Потеря памяти и транс. Никто не понимает, что с ними. Мы расскажем все, что видели и слышали сами... Спасите их!

Мария Мамонова

Звездная девчонка

Ну вот, опять... Знали бы вы, как мне все это надоело. Уже давно мне стало ясно, что я, как говорится, родился не в рубашке.

- Витька!.. Ви-тю-ха!.. Ребята, да он оглох.

Нет, я, конечно, не оглох, но меня просто выводят из себя такие вот окрики моих одноклассников. Ей-богу, доведут человека, и случится что-то ужасное. Не берусь даже предположить, что случится.

- ...Негов, дурак!

МАРИЯ МАМОНОВА

ПЕСНЯ ЗВЕЗД

Ну что же ты споешь? - спросили Карела, когда он приблизился к высокому инструменту.

- Песню звезд... - сконфуженно прошептал он.

- Что ж, пожалуйста! - с оттенком удивления в голосе сказала преподавательница, закрыв нажатием кнопки массивные двери зала.

- Я не могу спеть, я могу сыграть. Карел подошел к инструменту и надавил треугольную выпуклую клавишу. Пронесся звук. Мальчик вдохновился и вразброс сыграл несколько звуков, педалью заставляя их то глохнуть и замирать, то вновь усиливаться.

Популярные книги в жанре Научная литература: прочее
Книга "Музей на пьяцца дель Попопо" - это рассказ о знаковой фигуре русского хоррора, Викторе Точинове. Автор, член знаменитого "Семинара Бориса Стругацкого", представляет собой олдскульного литератора, который написал рассказ, кажущийся на первый взгляд не провоцирующим страха, но при более глубоком чтении выявляются хоррорные элементы. Олег Дивов, писатель, редактор-составитель Библиотеки современной фантастики для газеты "Совершенно секретно", отмечает, что Точинов способен писать как фантастические произведения, так и научно-популярные пособия. Рассказ про посещение музея, хотя заполняется фантастическими допущениями, все равно удерживает внимание читателя. Это связано с профессионализмом и творческим подходом автора старой школы. Аннотация можно представить следующим образом: Книга "Музей на пьяцца дель Попопо" - рассказ о знаковой фигуре русского хоррора, Викторе Точинове, который, будучи олдскульным литератором, способен писать как фантастические произведения, так и научно-популярные пособия. Рассказ про посещение музея, хотя заполнен фантастическими элементами, все равно привлекает внимание читателя и демонстрирует профессионализм автора старой школы.
Эта книга рассказывает о невероятных плаваниях отважных мореплавателей, собравшихся отважно одному со своими мыслями. Автор, который сам является ученым-океанологом и популяризатором, собрал огромное количество фактического материала о таких путешествиях и описал их в виде новелл. В этой захватывающей книге вы узнаете о героическом пересечении Атлантического океана Енсеном и Блэкберном, Бомбаром и Линдеманом, Чичестером и Табарли, а также о захватывающих плаваниях через Тихий океан Уиллиса и Хори. Книга также охватывает кругосветные путешествия Слокама, Шербо, Пиджена, Телиги, Грэхема и многих других морских путешественников, связанных с высоким риском и невероятным мужеством. И конечно, книга сопровождается захватывающими документальными фотографиями, которые помогут вам визуализировать каждое приключение и почувствовать атмосферу морского плавания.
В книге "Невроз и жизненная эволюция" Карен Хорни, одна из величайших мыслителей психоанализа XX века, исследуется уникальное поведение человека через призму внутренних конфликтов и механизмов самозащиты. Автор показывает, как личность, страдающая от тревогонарушений, справляется с отсутствием ощущения безопасности, любви и признания, отказываясь от своих истинных эмоций и придумывая себе высокоэффективные стратегии самозащиты - как внутри себя, так и в отношениях с другими людьми. Это понимание не только крайне полезно для практиков в области психологии и психотерапии, но и предоставляет новые возможности для ученых в области гуманитарных наук.
Квантовая физика - это довольно странная область науки. Она утверждает, что одна и та же частица может одновременно находиться в двух местах. Но она не просто частица, она также может проявляться как волна, и все, что происходит в этом мире, можно представить как взаимодействие волн или частиц, в зависимости от вашей предпочтительной терминологии. В конце 1920-х годов эта концепция стала ясной. С тех пор было предложено множество интерпретаций, некоторые более убедительные, чем другие. Знаменитый популяризатор науки Джон Гриббин отправляет нас в увлекательное путешествие по "большой шестерке" этих объяснений, включая копенгагенскую интерпретацию и идею множественности миров. Все эти варианты, без сомнения, звучат безумно, но в квантовом мире безумие не является доказательством неправильности, и самая безумная идея не обязательно означает, что она неверна. "Шесть невозможностей" - это невероятно краткое путеводитель в настоящем удивительном мире квантовой физики. Также, книга доступна в формате PDF A4, чтобы сохранить издательский дизайн.
Книга представляет полноценное и захватывающее путешествие в изумительный мир муравьев, где каждый муравейник является коллективным организмом, объединенным сильным коллективным духом. Авторы, увлеченные изучением этих насекомых, несомненно утверждают, что социализм работает, и что Карл Маркс, возможно, выбрал неправильный взгляд на него. Муравьи, используя свои инновационные коммуникативные способности, придумывают стратегии, позволяющие им превзойти в размерах кошек, ос и шершней, строят сложнейшие пути и адаптируются к самым неприветливым условиям. Эта удивительная книга сопровождается сотней фотографий, позволяющих полностью погрузиться в их захватывающий мир. Теперь вы можете исследовать его собственными глазами! Книга доступна в формате PDF A4, сохраняя оригинальный дизайн издания.
Возможно ли заинтересовать современного читателя историей искусства, созданной почти полтора века назад? Но если автором этой книги является П.П. Гнедич, то издатель точно выиграет. Просто откройте страницу и вглядитесь в восстановленные гравюры - вы сразу признаете, что лучше книги об искусстве вы не найдете. В ней нет скучного перечисления артефактов с указанием их стилей. Нет и точного хронологического порядка. Но зато в этой книге есть увлекательный рассказ автора о предмете исследования, восхищение его деталями, мастерское использование ритма повествования и искусное обращение к визуальным образам. Однажды познакомившись с трудом П.П. Гнедича, читатель останется заразным - зараженным искусством, и взгляд современных издателей, это замечательная инфекция. Загляните в книгу и прочувствуйте каждую страницу.
Монография протоиерея Георгия Митрофанова, ученого и историка, посвящена изучению творчества выдающегося русского мыслителя Е. Н. Трубецкого. Книга основана на диссертации автора и раскрывает связь между религиозной философией Трубецкого и его личным религиозным мировоззрением. Монография будет полезна преподавателям, студентам богословских учебных заведений и всем, кто интересуется русской религиозной философией.
В новой книге известного телеведущего и натуралиста Дэвида Аттенборо звучит колокол экологической тревоги. Автор призывает каждого человека принять ответственность за сохранение нашей планеты и ее уникального биоразнообразия, которое находится под угрозой. Книга написана простым, доступным языком, что делает ее понятной для широкой аудитории. Дэвид Аттенборо, лауреат премии BAFTA и «Эмми», не только известный телеведущий, но и автор более чем 25 книг о природе. Его многолетнее сотрудничество с Би-би-си и президентство Королевского общества охраны природы подчеркивают его пристрастие к защите окружающей среды.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Пол Де Ман

ИМПЕРСОНАЛЬНОСТЬ В КРИТИКЕ МОРИСА БЛАНШО

Со времен окончания второй мировой войны французская литература была отмечена чередой быстро сменявшихся интеллектуальных поветрий, вживе сохранявших иллюзию плодовитости и продуктивности модернизма. Первой поднялась волна Сартра, Камю и в целом гуманистического экзистенциализма, незамедлительно отреагировавшего на вызов войны и уступившего затем эксперименту нового театра, в свой черед открывшего путь поискам нового романа и его эпигонам. Эти течения в той или иной мере были поверхностны и эфемерны. Следы, которые они оставят в истории французской литературы окажутся намного слабее, нежели это казалось в границах вынужденно ограниченной перспективы нашей современности. Однако не все значительные литературные фигуры того периода остаются в стороне от этих течений. Некоторые принимают в них участие, подпадая под известное их влияние. Но истинное качество их литературной карьеры может быть апробировано лишь той настоятельностью, с какой они ограждали наиболее сущностную часть самих себя, часть, остававшуюся нетронутой превратностями литературного труда, ориентированного на публичное признание ? загадочное и эзотерическое, каковыми только и может быть "публичность". Для одних, подобно Сартру, это самоутверждение приняло форму одержимой попытки овладения чувством внутренней ответственности в открытых отношениях полемики с меняющимися направлениями. Однако иные сознательно держались подальше от поверхности течения, несомые более глубокой и медленной волной, оставаясь близки той непрерывности, что связует сегодняшнее французское письмо с его прошлым. Если бы нам возможно было пронаблюдать этот период более тщательно, главными фигурами современной французской литературы оказались бы те имена, которые остаются в тени, отстраняясь потребы часа. И вряд ли кто достигнет в будущем того величия, какое суждено мало публикующемуся и трудному писателю Морису Бланшо.

Манакин Михаил Фёдорович

Полковая наша семья

Аннотация издательства: Автор, начинавший участие в Великой Отечественной войне рядовым красноармейцем-автоматчиком и выросший в одной части до командира роты, Героя Советского Союза, повествует о боевых действиях своих однополчан - воинов 32-го гвардейского стрелкового полка 12-й гвардейской стрелковой дивизии, об их мужестве и героизме, проявленных в сражениях за свободу и независимость Родины. Книга рассчитана на массового читателя.

Анатолий Манаков

СЫСКНОЕ АГЕНТСТВО

"БУР"

БЛУД НА РУСИ

СВИДЕТЕЛЬСКИЕ ПОКАЗАНИЯ

И ЛИТЕРАТУПНЫЕ ВЕРСИИ

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Перед Вами подборка материалов по теме "Блуд на Руси со времен Рюрика Варяжского до Николая II Романова". Нечто близкое к тому, что среди юристов известно под названием "дело предварительной проверки".

Подобранные здесь свидетельства взяты из отечественных и зарубежных источников, блуждают в дебрях русского национального характера, затрагивают и некоторые неприглядные стороны жизни известных исторических личностей. Как явствует из расследования, страна наша по части нарушения библейской седьмой заповеди, или того, что китайцы утонченно называют "кражей нефрита при склонности к изумрудному", оказывалась податливой в той же мере, что и все другие. В том числе и по этой причине предпринятому нами несудебному разбирательству стоило прислушиваться к экспертам из дальнего зарубежья, хотя на их полную непредвзятость, разумеется, трудно было рассчитывать. Образно говоря, если сам в своем деле никто не судья, пусть полает и чужая собака, не только своя. Лишь бы не на Луну.

А н а т о л и й М а н а к о в

КРУТЫЕ АРГУМЕНТЫ

На грани фола

Жизнь каждого человека - это путь к себе самому,

попытка найти этот путь, нащупать тропинку. Ни один

человек никогда не был до конца свободным, но

стремится к этому: кто бессознательно, кто осознанно,

каждый, как может. Каждый несет в себе следы своего

рождения, слизь, остатки скорлупы из первобытного

мира, несет до самого конца. Иной вообще не