Садовник

Садовник

Эдуард Говорушко, Элла Матонина

Садовник

Руководство к действию для рвущихся за океан

Эдуард Лукич Говорушко родился в 1939 году в Белоруссии. Окончил географический факультет МГУ. Журналист. Работал в Эстонии, Латвии, был собкором "Советской культуры" по Прибалтике.

С 1992 года в США. Собкор и шеф-редактор рижской газеты "Суббота".

Элла Евгеньевна Матонина - автор книг "Опекушин. Памятник Пушкину", "Перемены духа", "Нелегальный роман", "Смоктуновский", "Венеция", "Странный князь"; публикатор дневников Валерии Цветаевой, статьи Василия Розанова "Великое преображение", переписки А.Ф. Кони и Константина Романова. В журнале "Москва" были опубликованы "Загадка К. Р. Из дневников великого князя Константина Константиновича" (1994. № 1, 2, 4), "Татьяна и Багратион" (2002. № 11).

Другие книги автора Эдуард Говорушко

Ныне известно всем, что поэт, укрывшийся под криптонимом К.Р., - Великий князь Константин Константинович Романов, внук самодержца Николая I. На стихи К.Р. написаны многие популярные романсы, а слова народной песни «Умер, бедняга» также принадлежат ему. Однако не все знают, что за инициалами К.Р. скрыт и большой государственный деятель — воин на море и на суше, георгиевский кавалер, командир знаменитого Преображенского полка, многолетний президент Российской академии наук, организатор научных экспедиций в Каракумы, на Шпицберген, Землю Санникова, создатель Пушкинского Дома и первого в России высшего учебного заведения для женщин, а также первых комиссий помощи нуждающимся литераторам, ученым, музыкантам. В его дружественный круг входили самые блестящие люди России: Достоевский, Гончаров, Фет, Майков, Полонский, Чайковский, Глазунов, Васнецов, Репин, Кони, адмирал Макаров, Софья Ковалевская… Это документальное повествование — одна из первых попыток жизнеописания выдающегося человека, сложного, драматичного, но безусловно принадлежащего золотому фонду русской культуры и истории верного сына отечества.

Популярные книги в жанре Путешествия и география
Молодой писатель в своей книге делится своими наблюдениями о современной Чукотке и ее жителях. Он рассказывает о том, как люди на Севере верно исполняют свой гражданский долг и справляются с трудностями повседневной работы. В нелегких условиях Крайнего Севера каждое дело становится подвигом, требующим настоящего мужества и героизма. Т. А. Илатовская, которая полюбила суровый северный край, описывает его с истинным лиризмом, передавая свое тепло и волнение. Читателю не может оставаться равнодушным к судьбам оленеводов, рыбаков, геологов и полярных летчиков Чукотки. Перекликаясь с лиричностью, автор иногда вплетает острые социальные комментарии, а юмор подчас уступает место глубоко драматическим эпизодам.
В книге А. Сандерсона вы погрузитесь в захватывающий мир джунглей. Вы узнаете о происхождении и развитии этих природных уголков, их невероятном растительном и животном мире, а также о загадочных городах, скрытых в их глубинах. Открытие этнических особенностей народов, живущих в неприступных лесах, истории отважных исследователей, которые рисковали жизнью, чтобы изучить прекрасный и загадочный мир, - все это вы найдете в этой книге. Погрузитесь в увлекательные истории об удивительном мире джунглей и окунитесь в их тайны.
В этой книге автор, врач-биолог, осуществил свою командировку в Мексику по запросу министерства здравоохранения СССР и Всемирной организации здравоохранения. Его задача была помочь мексиканским врачам в борьбе с малярией. Во время поездки по отдаленным уголкам страны, автор удалось поближе познакомиться с традициями и обычаями местных индейцев. Он детально описывает природу, например экзотические ландшафты, такие, как поля с кактусами и агавами, а также вредных животных, включая змей, ядозубых и вампиров. Это придает книге очень интересную и познавательную ценность. Кроме того, автор рассказывает о многих других увлекательных аспектах мексиканской жизни. [Адаптировано для AlReader]
Это увлекательное повествование о знаменитой Трансгималайской экспедиции Рерихов, о ее трудностях, опасностях и достижениях. Книга создает образ многолетнего путешествия по загадочным и удивительным странам Азии через глаза Ю.Н.Рериха, который вел дневник экспедиции. Здесь вы найдете интересные факты о культуре, истории, религии и искусстве Востока и Азии, которые сделают ваше путешествие еще более увлекательным и запоминающимся.
Книга рассказывает о выдающихся открытиях советских археологов в Южной Туркмении. Благодаря их исследованиям была раскрыта тайна древних земледельцев, которые жили на этих землях. Они смогли восстановить образ жизни и быта древних обитателей, изучить их быт, планировку поселений, архитектуру, и многое другое. Книга раскрывает перед читателем увлекательный мир давно исчезнувших цивилизаций и помогает погрузиться в их культуру и обычаи.
Эта книга знакомит читателей с удивительной историей находки Пергамского алтаря в Малой Азии, совершенной немецким археологом К. Хуманном. В ней рассказывается о великолепии искусства эллинистического периода, о Пергамском царстве и о создании алтаря. Первая часть книги представляет увлекательный обзор Пергамского царства и рассказывает об истории создания алтаря. А последующие главы посвящены раскопкам в Пергаме и строительству Пергамского музея в Берлине, где сейчас можно полюбоваться этим уникальным произведением искусства.
Эта книга представляет собой объединение двух произведений современных авторов из Шри-Ланки - "Южная река" Кеннета М. де Ланеролла и "Люди зеленого царства" К. Велупиллаи. В них живо и увлекательно описаны обычаи и поведение двух главных национальных групп острова, а также их культурные и региональные особенности. Книга погружает читателя в захватывающий мир жителей Шри-Ланки, раскрывая перед ним удивительные аспекты их жизни.
"По городам США" - это путевой рассказ о приключениях авторов в крупных американских городах. Они начинают свое путешествие с Нью-Йорка, волнуясь перед первым взглядом на американскую землю. Исследуя жизнь и нравы американского народа, авторы пытаются понять многогранный облик США - страны бескрайних просторов, столицы капитализма. Встречая красочные огни с высоты небоскребов, авторы оказываются в новом международном аэропорту Нью-Йорка, куда приземляются для начала своего увлекательного путешествия.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Богумил Грабал

"Шестиклассница"

Из книги "Прекрасные мгновения печали"

Самыми большими детьми в нашем городке были взрослые, а среди взрослых были такие, которые разыгрывали представления. Чуть ли не все они ходили к нам в пивоварню: когда забивали свиней, когда был сезон охоты на куропаток и зайцев, а главное, когда наступала пора генеральных репетиций. Каждые два месяца они радовали нас новой пьесой, которую вначале несколько вечеров кряду читали у нас дома, при этом они пили пиво, ели толстые ломти хлеба, намазанные смальцем, и произносили вслух то, что собирались исполнять на сцене. Потом они ездили в Прагу - посмотреть, как эту пьесу ставят там. А потом приходила прекрасная пора репетиций на сцене. Матушка поила коз и задавала корм поросятам, при этом она уже задолго до репетиции облачалась в свой синий костюм и, наконец, зажав роль под мышкой, иногда пешком, а иногда на велосипеде отправлялась в город. Но это уже была не матушка, а дама, которая будет играть в очередном спектакле. Когда ставили "Периферию" , матушка изъяснялась с пражским выговором и так вульгарно, что папаша даже заглядывал в роль - есть ли там такое. Когда же она играла женщину с моря, то настолько входила в образ, что и с папашей разговаривала раздраженным тоном, а когда Нору - то вначале была с ним обходительна и готова услужить ему во всем, но затем, по мере того как характер ее героини менялся, принималась грозить ему разводом и твердить, что бросит его, и папаша успокаивался, только прочтя в книге, что такова ее роль в последнем действии, и поняв, что на самом деле матушка ни о чем таком и не помышляет. И все же отец пугался, потому что матушка изображала все еще натуральнее, чем бывает в жизни, она так искренне уверяла, что уйдет от него и начнет все заново...

Богумил Грабал: об авторе

А.Кравчук. Богумил Грабал. Зачин

"Я всегда очень любил и до сих пор люблю книги Грабала, - говорил Милан Кундера. - Его проза подобна высокой поэзии и безудержному полету фантазии. Так умели писать только, может быть, некоторые прославленные латиноамериканцы. Но они не знали о нем, и он, думаю, не знал о них. Когда-нибудь будет забыта русская оккупация, а о тех годах станут говорить, что это было великое время чешской культуры, когда жил Грабал, написавший книги "Я обслуживал английского короля" и "Слишком шумное одиночество". На родине многие книги Богумила Грабала (1914-1997) удостаивались премий издательств уже с середины шестидесятых, а в 1996-м из рук президента Чешской Республики Вацлава Гавела писатель получил медаль "За заслуги". Переводы прозы Грабала стали выходить еще в 1965 году, и к настоящему времени лучшие его произведения можно прочитать почти на всех европейских языках. Киноверсия знаменитой новеллы "Поезда особого назначения" в 1967 году была удостоена в США "Оскара" за лучший неанглоязычный фильм. В девяностые годы Грабалу был присужден целый ряд международных литературных премий и званий, среди них, например, почетный титул Французской Республики "Рыцарь литературы и искусства". Тогда же писатель объехал с лекциями и авторскими чтениями несколько университетских городов Западной Европы и США, а в 1994 году он был выдвинут на соискание Нобелевской премии по литературе.

Богумил Грабал

БОЖЬИ ДЕТИ

Перевод с чешского Сергея Скорвида

Даже дядюшка Пепин, приехавший в Нимбурк из самой Моравии, превратился в конце концов в одну из тех безумных марионеток, что жили в городке, где остановилось их время, в одного из тех юродивых и сумасшедших, которые жили, не ища смысла в своем помешательстве, и веселили прочих, иногда даже ценою собственной смерти. Дядюшка Пепин уже с самого детства любил бояться. Чтобы дойти до городка, он должен был миновать длинный кусок стены пивоварни, за которой позвякивали цепями привязанные кони и волы, потом ему приходилось идти вдоль сада пивоварни до самой Лабы, а потом еще по дороге между речной отмелью и полем, чтобы фонарь у первого домика осветил ему путь, полный приключений. Оланек Коларж и его приятели знали, как трусит дядюшка Пепин, и ложились в лебеду возле этой дороги, да и солодильщики не ленились, и вот, когда дядюшка Пепин приближался, весь взмокший и радостный оттого, что это позвякивание цепей уже позади, темным вечером там, на углу пивоварни, где о стену со свистом и воем бился ветер, дующий от реки прямо через эту стену, солодильщики внезапно подымали на палке развевающуюся простыню, так что Пепин убегал к реке, а потом, когда он уже видел первый огонек, Оланек Коларж и его приятели, лежавшие в высокой лебеде, начинали вертеться и шуршать, и подходивший к ним дядюшка слышал к своему ужасу человеческие голоса: "Вот он... Он уже близко... У вас с собой ваши острые ножи? Тише, тише... Убьем его!" И дядюшка Пепин несся, вывалив язык, как он рассказывал, и останавливался только возле первого огонька -- с тем, чтобы время от времени, когда он возвращался из пивных, Оланек и его приятели опять лежали в придорожной лебеде, и бормотали, и переговаривались вполголоса: "Вот он... Убьем его!" И дядюшка Пепин бежал к Лабе, а потом поднимался по дороге к стене пивоварни, где над ним вновь и вновь склонялась развевающаяся простыня и где он слышал нечеловеческий скулеж, после чего дядюшка мчался, высунув язык, мимо длинных конюшен пивоварни, продолжая бояться, что и за их стенами его подкарауливают черти, гремя цепями... Так он весь в поту добегал до пивоварни, и спасением для него была скамейка у конторы, где мы до глубокой ночи сидели с паном Ванятко и его верной собакой Майкой, и тут дядюшка Пепин валился без сил на землю, утирая пот и с трудом переводя дух, а потом принимался объяснять, что он мог лишиться жизни... Однако, придя в себя, он должен был преодолеть последние сто пятьдесят метров до пивоварни, а потом вбежать в солодильню и по винтовой лестнице наверх, в служебку... Там же, на углу пивоварни, всегда дул такой пронзительный ветер, что всякий, кто шел туда, должен был склониться перед этим сквозняком и едва ли не улечься на него, и больше всего дядюшка Пепин боялся именно этого сквозняка, который, черт побери, ни с того ни с сего ослабевал, и дядюшка спотыкался и падал на колени, а потом вбегал во тьму и поспешно отпирал двери солодовни, но ветер захлопывал их за ним с такой силой, что дядюшке Пепину казалось, будто кто-то схватил его за шею, втолкнул в солодовню и с яростью закрыл за ним двери. А потом, уже во мраке солодовни, там, наверху, бывал такой ветер, что от его могучих порывов разбитое окно ходило туда-сюда, распахивалось от сквозняка и вновь затворялось с громким ударом, так что дядюшка Пепин взлетал по лестнице на второй этаж, где жили солодильщики, но они иногда, заслышав, как Пепин влетает в солодовню, гасили свет и принимались вопить и свистеть, а то и выбегали к дядюшке в темный коридор, завернутые в простыни, дядюшка Пепин несся на третий этаж, где захлопывал за собой и быстро запирал дверь, и так он стоял там во тьме, придерживая на всякий случай дверную ручку... Нам, детям, дядюшка Пепин больше всего любил рассказывать о немом солодильщике в Конице -- как он взял у мясника лошадиную голову, как засунул ее в пивоварне за потолочную балку и как отец того солодильщика, наработавшись с парнями в солодовне, усталый и измаявшийся, поднимался по лестнице да и уселся на ступеньку, а тут кап-кап, кап-кап, в темноте на него что-то закапало, и отец перепугался, побежал в служебку, глянул на себя в зеркало и увидел, что он весь в крови, и тогда он подумал, что на него капал водой злобный карлик -- пугало всех пивоваров... а потом солодильщики пошли, прицепив к шесту фонарь, и увидели за балками ощеренную лошадиную голову, из которой капала кровь. И дядюшка Пепин, рассказывая нам об этом, все еще боялся, и мы боялись тоже, потому что никто не сумел разубедить его отца в том, что за лошадиной головой сидел карлик...

Богумил Грабал

НОЯБРЬСКИЙ УРАГАН

(фрагменты)

Перевод с чешского Сергея Скорвида

Дорогая Апреленка,

сейчас вечер семнадцатого ноября, мои кошечки уже свернулись клубочком, прижавшись друг к другу, и сопят себе в лапки, я же вышел к выкрашенному в белый цвет забору в темную звездную ночь, а за мной увязался Кассиус, черный котенок, я взял его на руки, и на северной стороне небосклона расплылось огромное розовое пятно, это было северное сияние, которое я там уже не раз видел, полярное сияние, украшенное сверкающими звездами... и я понял, что это пурпурное знамение неба тоже не предвещает ничего хорошего... Я знал, что в Праге разрешили провести мирную демонстрацию со свечами, шествие, которое начнется у часовни на Альбертове и проследует тем же путем, по которому пронесли гроб с телом студента Яна Оплетала, двадцать восьмого октября 1939 года расстрелянного в Праге немецкими оккупантами... и вот в небе над Керском распростерся розовый занавес, усеянный сверкающими звездами, и котенок Кассиус испугался, а я, держа его на руках, ходил туда-сюда вдоль белого забора и понимал, что это нежное северное сияние не сулит ничего хорошего, что это зловещий знак...