Вечер на бивуаке

Вечер на бивуаке

«Вдали изредка слышались выстрелы артиллерии, преследовавшей на левом фланге опрокинутого неприятеля, и вечернее небо вспыхивало от них зарницей. Необозримые огни, как звезды, зажглись по полю, и клики солдат, фуражиров, скрып колес, ржание коней одушевляли дымную картину военного стана... Вытянув цепь и приказав кормить лошадей через одну, офицеры расположились вкруг огонька пить чай...»

Отрывок из произведения:

Вдали изредка слышались выстрелы артиллерии, преследовавшей на левом фланге опрокинутого неприятеля, и вечернее небо вспыхивало от них зарницей. Необозримые огни, как звезды, зажглись по полю, и клики солдат, фуражиров[3], скрып колес, ржание коней одушевляли дымную картину военного стана ***го гусарского полка эскадрону имени подполковника Мечина досталось на аванпосты. Вытянув цепь и приказав кормить лошадей через одну[4], офицеры расположились вкруг огонька пить чай. После авангардного дела, за круговою чашею, радостно потолковать нераненому о том о сем, похвалить отважных, посмеяться учтивости некоторых перед ядрами. Уже разговор наших аванпостных офицеров приметно редел, когда кирасирский поручик князь Ольский спрыгнул перед ними с коня.

Другие книги автора Александр Александрович Бестужев-Марлинский

«Была джума, близ Буйнаков, обширного селения в Северном Дагестане, татарская молодежь съехалась на скачку и джигитовку, то есть на ристанье, со всеми опытами удальства. Буйнаки лежат в два уступа на крутом обрыве горы. Влево от дороги, ведущей из Дербента к Таркам, возвышается над ними гребень Кавказа, оперенный лесом; вправо берег, понижаясь неприметно, раскидывается лугом, на который плещет вечно ропотное, как само человечество, Каспийское море. Вешний день клонился к вечеру, и все жители, вызванные свежестью воздуха еще более, чем любопытством, покидали сакли свои и толпами собирались по обеим сторонам дороги…»

«Невдалеке от Киева, в день зимнего Николы, многие офицеры *ского гусарского полка праздновали на именинах у одного из любимых эскадронных командиров своих, князя Николая Петровича Гремина. Шумный обед уже кончился, но шампанское не уставало литься и питься. Однако же, как ни веселы были гости, как ни искрення их беседа, разговор начинал томиться, и смех, эта Клеопатрина жемчужина, растаял в бокалах…»

«В 1811 году, в июле месяце, из устья Северной Двины выходил в море небольшой карбас. Надо вам сказать, что в 1811 году в июле месяце, точно так же, как в настоящем 1834 году, до которого мы дожили по милости божией и по уверению календаря академии, старушка Северная Двина выливала огромный столб вод своих прямо в Северный океан, споря дважды в день с приливом, который самым бессовестным образом вторгался в ее заветные омуты и превращал ее сладкие, благородные струйки в простонародный рассол, годный разве для трески…»

«Эскадрон подполковника Мечина прикрывал две пушки главного пикета, расположенного на высотах***. Сырой туман стлался по окрестности, резкий ветер проницал насквозь. Офицеры лежали вкруг дымного огня. Конноартиллерийский поручик сидел на колесе орудия; подполковник, опершись на длинную саблю свою, стоял в задумчивости. Все молчали…»

А. А. Бестужев, виднейший критик и теоретик романтизма, был одним из первых создателей русской романтической прозы. Повести Бестужева 1820-1830-х гг. — яркое явление в русской литературе. Названием «Кавказские повести» объединены в книге не только произведения, написанные на кавказском материале, но и произведения, занимающие особенно значительное место в творческой биографии писателя кавказского периода.

http://ruslit.traumlibrary.net

«Итак, я увижу сей столичный город древнего ливонского рыцарства, искони знаменитый битвами, осадами, усеянный костями храбрых, запечатленный кровию основателя. Винно фон Рорбах, первый магистр Меченосного ордена, построил Венден, первый замок в Ливонии. Любуясь величавыми его стенами, он не мыслил, что они скоро обратятся в его гроб; не думал, что трофеи побед станут свидетелями его смерти, и смерти бесславной...»

«…Я был тогда влюблен, влюблен до безумия. О, как обманывались те, которые, глядя на мою насмешливую улыбку, на мои рассеянные взоры, на мою небрежность речей в кругу красавиц, считали меня равнодушным и хладнокровным. Не ведали они, что глубокие чувства редко проявляются именно потому, что они глубоки; но если б они могли заглянуть в мою душу и, увидя, понять ее, – они бы ужаснулись!…»

«– Куда прикажете? – спросил мой Иван, приподняв левой рукою трехугольную шляпу, а правой завертывая ручку наемной кареты.

– К генеральше S.! – сказал я рассеянно.

– Пошел на Морскую! – крикнул он извозчику, хватски забегая к запяткам. Колеса грянули, и между тем как утлая карета мчалась вперед, мысли мои полетели к минувшему…»

Популярные книги в жанре Русская классическая проза
Аннотация: Книга "Злой мальчик" рассказывает о встрече молодого Ивана Иваныча Лапкина и Анны Семеновны Замблицкой, которые влюбляются друг в друга во время рыбалки. Однако, их счастливые моменты нарушает появление голого мальчика, брата Анны Семеновны, который заставляет их заплатить ему рубль, чтобы не рассказать об их поцелуе. Автор освещает тему любви и счастья, подчеркивая, что ничто в жизни не бывает полностью счастливым.
"Сборник для детей" - детская книга, содержащая морально-нравственные истории и сказки. В отрывке из предисловия автор напоминает детям о важности честности и справедливости. В первой истории "Наказанная скупость" рассказывается о том, как скупой человек потерпел неудачу в результате своего скупого поведения. Во второй истории "Дурной пример заразителен" рассказывается о том, как дурной пример может повлиять на выбор и поведение другого человека. В третьей истории "Примерная неблагодарность" рассказывается о благочестивом человеке, который угощает нищих, но они не ценят его щедрость и не благодарят его за обед. Книга направлена на воспитание моральных ценностей у детей.
Книга "Либерал" рассказывает о событиях, происходящих в первый день нового года. Она начинается с описания радостной и умиротворенной атмосферы, в которой все люди радуются и поздравляют друг друга. Однако, главный герой, губернский секретарь Понимаев, является исключением из этой общей радости. Он стоит на улице и выражает свое недовольство, протестуя и произнося неприличные фразы. Его жена пытается его убедить прекратить, но он отказывается подчиниться и требует быть уважаемым. В этот момент к ним подходит надзиратель, который подвергает Понимаева порицанию. Под влиянием совести, он стыдится своего поведения и отводит руку от столба. Жена доводит его до дома начальника, призывая его расписаться на бумаге, и обещает купить ему коньяк. Понимаев входит в подъезд, где уже встречаются его коллеги, Везувиев и Черносвинский, для того, чтобы тоже расписаться. Они проявляют радость и счастье, что наступил новый год.
Аннотация: В отрывке из книги "Орден" рассказывается о главном герое, Леве Пустякове, который обращается к своему другу, поручику Леденцову, с просьбой одолжить ему орден на один день. Лев боится осрамиться перед купцом Спичкиным, который почитает ордены и считает людей без орденов мерзавцами. После того как поручик неохотно соглашается, Лев отправляется к Спичкиным на обед со знаменитым орденом на груди. Однако, при входе он обнаруживает, что за столом сидит его товарищ, учитель французского языка, Трамблян, и весьма сконфуженно сидит в присутствии француза со своим орденом.
Аннотация: Книга "Старинные рождественские рассказы русских писателей" представляет собой сборник рождественских рассказов, написанных известными русскими авторами. В отрывке присутствуют два рассказа - "Дорога" и "Щербатый". Рассказ "Дорога" рассказывает о женщине, которая возвращается домой и испытывает радость и волнение, ожидая встречи со своей семьей. Комфортное сочетание радио и гула мотора создают для нее уютную обстановку и вызывают приятные мысли о доме. Рассказ "Щербатый" рассказывает о мужчине, у которого настроение испорчено, и он сталкивается с трудностями. Он курит и отрывает фильтр от сигарет, чтобы получить максимальный вкус, а его желание снова испытать алкоголь вызывает беспокойство. Он принимает работу с большей нагрузкой в надежде на то, что это поможет ему успокоиться.
Аннотация: Отрывок из книги "Carthago Delenda Est (Карфаген должен быть разрушен) (1898 г.)" представляет собой письмо, присланное автору от изданий "La Vita Internazionale" и "L'Humanité Nouvelle", в котором обсуждаются проблемы военных конфликтов и милитаризма. Автор выражает свое отвращение и негодование по поводу того, как люди, исповедующие христианство и принципы любви и братства, могут стать соучастниками войн, грабежей и убийств. Автор отмечает, что множество рабочих людей принимает участие в этих деяниях против своей воли, поскольку они находятся в ситуации, где отказ от участия в войне и подготовке к ней может принести им еще больше страданий. Рабочий класс становится исполнителем грабежей и убийств, в то время как те, кто ответственны за инициацию и подготовку этих действий, являются только небольшой частью общества.
Книга "Биографическая заметка о Ш. де Монтескье" является обзором жизни и творчества известного французского писателя Шарля Луи барона де Секонда, графа де Монтескье. В тексте аннотации упоминаются его наиболее известные произведения, такие как "Lettres Persanes", "Considérations sur les causes de la grandeur des Romains et de leur décadence" и "Esprit des lois". Автор также отмечает, что несмотря на недостаточное внимание к небольшому собранию мыслей Монтескье, они не менее выдающиеся и характеризуются спокойствием и основательностью. Книга представляет интерес для тех, кто интересуется жизнью и творчеством Монтескье и его влиянием на государственное устройство христианских народов.
Аннотация: «Биографический очерк Л. де Клапье Вовенарга» - книга, рассказывающая о короткой, но необычной жизни Лука де Клапье, маркиза Вовенарга. Юношей он поступил в военную службу, однако не достиг успеха в военной карьере и вынужден был выйти в отставку из-за ухудшения здоровья. В это время он посвятил свое время работе мысли и написал несколько философских и литературно-критических сочинений. В Париже он подружился с Вольтером, который любил и уважал его за его умственные и нравственные качества. Однако, здоровье Вовенарга не восстанавливалось, и он скончался в 1747 году. Этот очерк представляет интересным историческим и философским исследованием о жизни и творчестве Л. де Клапье Вовенарга, человека, отличавшегося своей высокой добродетелью и умственной активностью.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Словесность всех народов, совершая свое круготечение, следовала общим законам природы. Всегда первый ее век был возрастом сильных чувств и гениальных творений. Простор около умов высоких порождает гениев: они рвутся расшириться душою и наполнить пустоту. По времени круг сей стесняется: столбовая дорога и полуизмятые венки не прельщают их….»

«Эпохою своей повести избрал я 1334 год, заметный в летописях Ливонии взятием Риги герм. Эбергардом фон Монгеймом у епископа Иоанна II; он привел ее в совершенное подданство, взял с жителей дань и письмо покорности (Sonebref), разломал стену и через нее въехал в город. Весьма естественно, что беспрестанные раздоры рыцарей с епископами и неудачи сих последних должны были произвести в партии рижской желание обессилить врагов потаенными средствами…»

«О родина, святая родина! Какое на свете сердце не встрепенется при виде твоем? Какая ледяная душа не растает от веянья твоего воздуха?»

Так думал Владимир Ситцкий, с грустною радостию озирая с коня нивы, и пажити, и рощи переславские, свидетелей его детства, и любопытным взором, как будто желая испытать память свою, искал и предугадывал он мелькающие из-за лесу главы обителей…»

Утром мальчику исполнилось семь лет. Были именины, дети пили чай с тортом, а потом стали играть.

— Я буду мамой, — сказала соседская девочка.

— А я буду розовым облаком, — сказал мальчик.

Девочка стала укладывать кукол спать, а мальчик превратился в розовое облако и выскользнул в открытое окно. Он поднялся выше красных и голубых крыш, паря в восходящих потоках воздуха, и люди стояли внизу, удивленно задрав головы, и говорили, что розовых облаков не бывает, а если и бывает, то только на заре, и потому то, что они сейчас видят, вовсе не облако, а обман зрения.