Вынужденные переселенцы - польза или обуза для России

Вынужденные переселенцы - польза или обуза для России

Елена Кириллова

Вынужденные переселенцы: польза или обуза для России?

Иммиграционный процесс, то немного ослабевая, то вновь усиливаясь, продолжается. Миграция и мигранты - вынужденные реалии нашей сегодняшней и завтрашней жизни. А, значит, сама жизнь диктует необходимость разобраться в этом явлении.

"Знамя" предваряет конференц-зал несколькими историями, рассказанными самими мигрантами*. А затем мы передаем слово ученым и писателям, которых попросили ответить на наши вопросы. В чем суть концепции миграционной политики России? Как управлять миграцией, не нарушая демократических принципов? Какими действиями можно ослабить напряженность в обществе, вызванную притоком мигрантов? Как превратить миграционный процесс из негативного в позитивный, сделать очевидными его плюсы?

Популярные книги в жанре Публицистика
В последнее время ситуация с неравенством полов в мировой киноиндустрии изменилась: женщины стали более активными в различных кинопрофессиях и достигают значительных успехов в режиссуре. Однако большее внимание критиков и исследователей уделяется женскому кино в Европе и Америке, в то время как в России также происходят сходные изменения в гендерном аспекте. Книга Анжелики Артюх, киноведа, является первым исследованием современных российских женских режиссеров. В ней автор рассказывает о своем полевом опыте, анализирует впечатления от российского женского кино, беседует с его авторами и показывает, с какими проблемами они сталкиваются. В центре внимания книги оказываются героини - талантливые российские женщины-режиссеры, такие как Рената Литвинова, Валерия Гай Германика, Оксана Бычкова, Анна Меликян, Наталья Мещанинова и другие, которые совершенствуют искусство кино здесь и сейчас. Анжелика Артюх сама является доктором искусствоведения, профессором кафедры драматургии и киноведения Санкт-Петербургского государственного университета кино и телевидения, членом Международной федерации кинопрессы (ФИПРЕССИ), куратором Московского международного кинофестиваля (ММКФ) и лауреатом премии Российской гильдии кинокритиков. Она совершает значимый вклад, освещая современную женскую режиссуру в России и поднимая на обсуждение важные вопросы гендерного равенства в киноиндустрии.
Эта книга, написанная известным израильским ученым д-ром А.Д. Эпштейном, предлагает читателю первый в своем роде политологический обзор отношений между Израилем и США. В ней автор прослеживает истинные взаимоотношения двух стран, вызывая сомнения в аксиоме «США - надежный союзник Израиля», которая безоговорочно принимается обществом. Д-р Эпштейн является одним из немногих людей, обладающих глубокими знаниями и не поддающихся общепринятым мнениям. В его работах нет предвзятости, он тщательно подбирает факты и основательно исследует источники информации. Честность - это редкое и ценное качество для ученого, который занимается актуальными проблемами нашего времени. В сочетании с высоким профессионализмом эти качества делают работы д-ра Эпштейна необходимыми не только для русскоязычных читателей.
В 1990-е годы Россия не была таким уж опустошенным местом, как некоторые пытались представить. Наша преступная группировка не была устрашающей настолько, как гангстеры 1920-х в Америке, а серийные убийцы послесоветской эпохи не были более ужасными, чем советские. Конфликт в Чечне был меньшим злом по сравнению с гражданской войной в Колумбии. Многие люди в России хорошо понимали, что быть богатым - нормально, и страна никогда раньше не была местом с равными возможностями для всех. Большинство россиян было достаточно предприимчивым и успешно справлялось без всеобщего вмешательства государства в свои дела. Никто не задавался вопросом: "Если не Ельцин, то кто?". Западные институты хорошо прижились в нашей стране, и нам нужен был особый путь, чтобы вырваться из тяжелого наследия марксизма-ленинизма. Но почему потом все изменилось - это уже другая история.
Отрывок из книги "Предисловие к роману Владимира Щербакова «Семь стихий»" рассказывает о значимости воображения в творчестве человека и его отличии от животного мира. Автор подчеркивает, что воображение помогает нам воссоздать места действия и персонажей художественных произведений, что делает нас соучастниками происходящих событий. Также автор обращает внимание на важность фантастической литературы, которая не только использует воображение читателя, но и сама основана на фантазии автора, представляя то, чего еще не было или неизвестно. В книге уделяется внимание не только детям и юношеству, но и ученым, которым фантазия необходима для научных открытий.
Книга Жэнь Сяошу - это увлекательное путешествие в мир воздушных змеев, которые являются неотъемлемой частью китайской культуры уже более двух тысяч лет. Автор расскажет вам о истории развития этого древнего искусства, его разнообразии и символике. Вы узнаете о технологии изготовления традиционных китайских воздушных змеев и огромном разнообразии видов и форм, которые поражают воображение. Эта книга будет интересна не только ценителям китайской культуры, но и всем, кто хочет познакомиться с удивительным миром воздушных змеев.
Эта книга раскрывает важность труда для человека, его значимость и влияние на жизнь. Автор делится рассказом о "королях" современности, которые предпочитают легкую жизнь и острые ощущения, но в конечном итоге сталкиваются с последствиями своего безделья. Журналистка, решила сама попробовать на себе жизнь тунеядца, чтобы понять и пролить свет на эту проблему. Книга также затрагивает и другое поселение, где автор приобрела новый опыт и познания.
В книге рассказывается о жизни и политической деятельности видного государственного деятеля Франции, который трижды был премьер-министром и президентом страны в период с 1913 по 1920 год. В его воспоминаниях содержится обширная информация о внутренней и внешней политике Франции во время Первой мировой войны, включая стратегические планы, основные этапы войны, взаимоотношения с союзниками и ход боевых действий. Первая книга охватывает события с 1914 по 1915 годы. Файл в формате PDF A4 сохраняет издательский макет, чтобы читатель мог насладиться качественным изображением и удобным форматом книги.
Это обновленное издание книги, выпущенной к 30-летию проведения "митинга гласности" Обществом "Мемориал", содержит интервью, мемуары, отрывки из воспоминаний и статей различных участников и свидетелей событий того времени. Дополнено новыми архивными документами, которые были обнаружены в последние годы в архиве Общего отдела ЦК КПСС.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

С. Кириллова

Стеклянный мир

Пожалуй, мало что из окружающих нас предметов имеет столь древнюю историю, как стекло. Около шести тысяч лет назад (то ли в Египте, то ли в Месопотамии) неизвестный изобретатель получил первый прозрачный кусочек нового материала.

В России впервые узнали про то, что в избушках могут быть не слюдяные оконца, а прозрачные лишь в 1638 году после того, как в Подмосковье был построен первый стекольный завод. Но настоящее распространение стеклоделие получило только при Петре I. В XVIII в. около Москвы работало уже шесть стекольных заводов.

Кирин И.Д.

Черноморский флот в битве за Кавказ

Аннотация издательства: В книге рассказывается об участии кораблей, частей и соединений Черноморского флота в обороне Таманского полуострова, в Новороссийской и Туапсинской оборонительных операциях 1942 года, о действиях советского флота в период обороны Кавказа и Черноморского побережья Советской Армией, на морских сообщениях противника, в совместной операции с Черноморской группой войск в районе Новороссийска и в Новороссийско-Таманской операции 1943 года. Книга написана по архивным материалам и воспоминаниям автора - участника этих событий.

М. В. Кирмалов

ВОСПОМИНАНИЯ ОБ И. А. ГОНЧАРОВЕ

Первые мои воспоминания об Иване Александровиче относятся к 1870-1871 годам, ко времени моего детства.

Дедушка часто брал меня и сестру с собой при посещении Ивана Александровича. Звать его надо было дядей, ибо звание дедушка он не любил. Помню хорошо расположение комнат в его квартире (старой, до переделки) в доме Устинова на Моховой. Комнаты небольшие. В кабинете перед столом у окна стояла высокая подставка деревянная, вроде складного стула с натянутой сверху материей, на которой постоянно лежала книга: большого формата издание басен Крылова1, прячем иллюстрации к басням были не в звериных, а в человеческих лицах. Так, басня "Плотичка" была иллюстрирована изображением молодой дамы, сидящей на балконе, окруженной толпой поклонников.

ХАДЖУ КИРМАНИ

ИЗ ПОЭМЫ "ГУЛЬ И НОВРУЗ"

Перевод С. Шервинского

1

С зарей, лишь органоном запели

соловьи, На сто ладов воздели мелодии свои, Кумарского алоя разлился аромат, И горлицы стенаньем заворожили сад, Проплывшие в носилках с пиалой

золотой Провозгласили солнце хаканом над землей; И пьяницы под утро возжаждали вина, И утренние птицы запели, как одна. По миру солнце мира прошло путем побед, Вселенную шасрранный завоевал мобед. Певец, настроив струны на лад хусравани, О Зенде распевает, как маги в оны дни, Напиток розоцветный в пиалу неба влит, На чанге песню утра исполнила Нахид. Налет индийской синьки рассвет смывает с рук, Серебряную руку он разрумянил вдруг. На кровлю неба знамя взносил в ночи Бахрам, Рассек светилу сердце меч солнца пополам. Испив Джамшида кубок, хмелеет круг живой, Пьянеет, с чашей солнца пируя круговой. Цветы и ветер вешний распространяют хмель, Уже в цене упала татарская газель. Кричит петух рассветный, за ним еще петух, Нецеженая влага возвеселяет дух. Благоуханный ветер и чаша гонят лень, Мозг сонных переполнен сырою амброй всклеиь. Под щёкот соловьиный, под песенку скворца Избавились от скорби тоскующих сердца. Вот язычком зарделся с Востока солнца шар, Взойдя, в теплицу солнце забрасывает жар. Рассветный ветер землю мастями умастил, Жемчужинами неба засыпан царь светил. Была на сердце рана вечернего вина, Душа моя томилась, что не была пьяна. Лицом к лицу я встретил пылающую страсть, Я пил из кубка солнца живительную сласть, Обрел Дауда голос, избавленный от тьмы, Душа моя запела любовные псалмы. Надела перстень Джама мне на руку души, Дала постичь мне имя, таимое в тиши. Разумная, уселась на улице надежд, И солнце благосклонно ее коснулось вежд, Рождаться в самом сердце дозволила словам И с разумом согласный вручила мне калам, Тончайшие сравнения сбирала каждый миг, Тела жемчужин цельных пронзала каждый миг, То жаловалась сердцу и обвиняла глаз, То сердцу же о глазе сплетала свой рассказ, Cвой простерла крылья забот моих Хума, Высоко в поднебесье взлетел орел ума. Миры воображенья раскрылись для меня, Парил я, мирозданье крылами осеня. На солнце я направил земного вихря гнев, Я для Нахид прекрасной пропел любви напев. Взвил знамя на вершине седьмой твердыни я, На ширь восьмого луга взираю ныне я. По правилам я с небом общался наяву, И другом серафимов я стал по существу. Я тем престол поставил, чей дом - небес эфир, Дал собственному сердцу духовный эликсир. Пспил из винной чаши бесчувствия глоток, Хуму - жилицу неба - я уловил в силок. И как Иса, Пророку учителем я был, И как Муса, для мудрых святителем я был. Я в Истину бросался - в глубокие моря, И знаешь ты: нырял я за жемчугом не зря.