Земной человек на RENDEZ-VOUS

Земной человек на RENDEZ-VOUS

Всеволод РЕВИЧ

Земной человек на RENDEZ-VOUS

(послесловие)

Не надеясь на основательность нашего школьного образования, рискну напомнить, что в названии этого послесловия обыгран заголовок знаменитой статьи Н.Г.Чернышевского "Русский человек на rendez-vous", в которой он подметил странное поведение некоторых героев русской литературы, трусливо сбегающих со свиданий именно в тот момент, когда должна решаться их судьба. За, казалось бы, частной человеческой слабостью великий критик увидел глубокие социальные корни, о которых читатель может узнать из упомянутой статьи. Хотелось бы только подчеркнуть, что со времен Н.Г.Чернышевского французское слово "rendez-vous" (рандеву) стали у нас понимать не только как любовное свидание, но как решительную, решающую встречу, переломный момент, от которого зависит будущее встречающихся. Добавлю еще, что в фантастике синонимом слов "рандеву" и "встреча" чаще всего служит слово "контакт".

Другие книги автора Всеволод Александрович Ревич

Всеволод РЕВИЧ

__________________________________________________________ Сергей ЛУКЬЯНЕНКО."ЛОРД С ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ". Минск:"Литература", 1996. - 608 стр.с илл. /Серия "Далекая Радуга"/. 15000 экз./п./ _____________________________________________________________

Знаю, что есть и другие мнения, но, надеюсь, большинство людей считает, что война - штука отвратительная. Но 2 показать войну можно красиво, и лживая эта красота способна заворожить читателя или зрителя, на чем и спекулируют сочинители насквозь пропитанных кровью земных и космических "опер" и постановщики неисчислимых "звездных войн".

Всеволод Ревич

ВОЙНА МИРОВ И МИР МИРОВ

Что вам вспомнится, если речь зайдет о истрече с внеземной цивилизацией? Прежде всего, должно быть, жуткие уэллсовские марсиане, полосующие нашу несчастную планету своими тепловыми лучами.

А может, в первую очередь возникнет совсем иной образ нежная, худенькая марсианка Аэлита, ставшая символом любви, - любви, которая ломает тысячелетние предрассудки и прорывается через космические бездны.

Всеволод РЕВИЧ

П Е Р Е К Р Е С Т О К

У Т О П И Й

Судьбы фантастики на фоне судеб страны

В книге сделана попытка современного прочтения многих произведений отечественной фантастики, издававшихся с 1917 года до последнего времени. Автор зачастую подвергает сомнению справедливость занимаемого ими в течение многих лет места в "табели о рангах". Одновременно, на конкретных примерах автор высказывает свое понимание - что такое фантастика, зачем она нужна и какова ее "экологическая ниша" в безбрежном литературном океане. Для широких кругов читателей.

Всеволод Ревич

На земле и в космосе

Заметки о советской фантастике 1980 года

Содержание

Всеволод Ревич. На земле и в космосе

Библиография Советской фантастики. 1979 год

Библиография Советской фантастики. 1980 год

В 1979-80-е гг. журнал "Уральский следопыт" провел анкету среди наших ведущих писателей-фантастов. Приятно отметить единодушие, с которым все отвечающие отвергли какое бы то ни было противопоставление фантастики остальным видам художественной литературы. Предмет художественной литературы, а следовательно, и предмет фантастики, коль скоро мы отнесли ее к художественной литературе, - человек. Данные анкеты позволяют считать такую точку зрения победившей. И уже хотя бы в окончательном утверждении этого факта - большое значение проделанной журналом работы, потому что споры о том, какой должна быть наша научная фантастика, все еще продолжаются, открыто или завуалированно, самими произведениями.

Всеволод Ревич

Штурмовая неделя

И когда Бог задумал сотворить нашу Землю и Вселенную в придачу к ней, он сразу же столкнулся со множеством затруднений. И хотя за долгий-долгий срок это мероприятие было продумано им во всех аспектах, он неоднократно переносил конкретный срок закладки первого камня. Задача была столь уникальной и величественной, что даже он боялся что-либо упустить или перепутать. Бог был всемогущ, конечно, но он же был и един. Другими словами, у него не было помощников.

Всеволод РЕВИЧ

ЕСТЬ МЕРТВЫЕ, КОТОРЫХ НАДО УБИВАТЬ

После необыкновенного взлета в 60-70-ых годах отечественная фантастика впала в раздумье, хотя, казалось бы, именно сейчас, освободившись от цензурного досмотра, ей бы обрести второе дыхание. Но, видимо, существуют непознанные законы, управляющие волнами творчества. Нечто подобное происходит и в нашем кинематографе, и в "большой" литературе.

Но было бы неверно утверждать, что кроме чернухи, отвратившей от себя и читателей, и зрителей в фантастике 80-90-ых годов нет не только серьезных, но и принципиально новых произведений. Одной из центральных в ней стала тема альтернативной истории. Нельзя, конечно, сказать, что она возникла в фантастике только за последнее время. Но раньше авторов интересовала скорее сама возможность этого феномена, нежели его результат. Можно вспомнить роман Дж.Финнея "Меж двух времен", в котором ЦРУ разрабатывает бескровный проект ликвидации Фиделя Кастро. Для этого достаточно направить агентов в начало века, чтобы они помешали встрече его родителей. Что было бы с будущей Кубой в этом случае, автора не занимает. Точно также в давней повести "Хождение за три мира" А.и С.Абрамовых интересует лишь сам факт существования параллельных миров, а развивается в них история одинаково. Но сегодняшнего читателя вряд ли так уж волнует "чистая" фантастика. Он слишком много пережил за последнее время. Каждый мыслящий человек и без всякой фантастики хотя бы изредка задавался философскими апориями: а что было бы, если бы Ленин прожил подольше, если бы Орджоникидзе и Куйбышев вместо того, чтобы стрелять в себя, сначала выстрелили бы в Сталина, если бы бомба появилась у Сталина или Гитлера раньше, чем у американцев... Нетрудно понять, что это не просто золотая жила для фантастики, но и появившийся у нее шанс вновь занять почетное место среди муз. Начнем с уже упомянутого Сергея Абрамова, у которого можно найти несколько предшественников в западной фантастике, например, хорошо известного у них и плохо известного у нас Филипа Дика.

Всеволод Ревич

Сенсация

Когда обсуждалась программа, которую предстояло вложить в УМ Управляющий Механизм - космического разведчика N_999, в Звездном Совете возник небольшой спор. Молодые члены Совета горячились и настаивали, более старшие - менее легкомысленные - сначала немного посопротивлялись, впрочем, довольно вяло, а потом коллективно махнули рукой. Пускай себе молодеть забавляется, в конце концов никому их затея вреда не принесет.

ВСЕВОЛОД РЕВИЧ

"Мы вброшены в невероятность"

К 60-летию выхода в свет романа А. Н. Толстого

"Гиперболоид инженера Гарина"

Назвав в предыдущей статье1 "Аэлиту" "несравненной", мы не только отдали дань замечательному мастерству и фантазии Алексея Николаевича Толстого. Роман этот в ранней советской фантастике действительно не с чем сравнивать; у него не было жанрово-тематического окружения, не говоря уже о конкуренции по изобразительной части. Сам автор считал, что "в русской литературе это первый такого рода фантастический роман". "Гиперболоид инженера Гарина", второй роман того же жанра, написанный А. Толстым через два года после "Аэлиты", напротив, имеет довольно многочисленных родственников, даже по нескольким линиям.

Популярные книги в жанре Публицистика
Отрывок из книги "Предисловие к роману Владимира Щербакова «Семь стихий»" рассказывает о значимости воображения в творчестве человека и его отличии от животного мира. Автор подчеркивает, что воображение помогает нам воссоздать места действия и персонажей художественных произведений, что делает нас соучастниками происходящих событий. Также автор обращает внимание на важность фантастической литературы, которая не только использует воображение читателя, но и сама основана на фантазии автора, представляя то, чего еще не было или неизвестно. В книге уделяется внимание не только детям и юношеству, но и ученым, которым фантазия необходима для научных открытий.
В книге "Политэкономия фэнтези" рассматривается влияние бытия на сознание героев фэнтези-романов, особенности выбора эпохи для создания фэнтезийного мира и влияние на читателя социального устройства и бытовых особенностей. Автор проводит параллели между бытом героев фэнтези и современного человека, исследуя влияние технического прогресса на наше представление о бытии и порой забытые аспекты жизни в прошлом.
астрономии использовались различные инструменты для измерения времени, такие как солнечные и водяные часы. Статьи в данном сборнике рассматривают различные способы измерения времени в разных культурах и эпохах, а также исследуют историю развития понятия часа и его деления на минуты и секунды. Книга погружает читателя в захватывающий мир истории измерения времени и позволяет лучше понять, как эти процессы формировались и менялись на протяжении веков.
Известный историк рассматривает Наполеона Бонапарта с точки зрения маркетинга и пиара, показывая, что он был настоящим профессионалом в создании и поддержании своего собственного бренда. Наполеон оказался умелым мастером виртуозом, чье влияние простирается не только через пространство, но и время, продержавшись уже более двух столетий. Автор отмечает, что история зависит от того, кто ее интерпретирует, и что чем лучше интерпретатор, тем эффективнее он может внедрить свои идеи в массовое сознание. Книга представляет собой серьезное исследование, которое сохраняет интерес читателя и предлагает взглянуть на политику и историю с новой стороны. Она подойдет для всех, кто интересуется историей и политикой в реальном смысле, и готова предоставить издательский макет в формате PDF A4.
Энциклопедический проект знакомит нас с историей диссидентов советского периода и их важным вкладом в борьбу с тоталитарной системой. Благодаря биографиям 160 участников независимой гражданской и политической жизни Восточной Европы 1950-1980-х годов, мы погружаемся в сложные судьбы людей, переживших тюремные страдания, эмиграцию и победы. В книге также есть исторические аналитические очерки, раскрывающие социально-политическую обстановку той эпохи. Первый том Словаря диссидентов, переведенный с польского языка, стал основой этого уникального издания.
Эта книга рассказывает о жизни и борьбе Глории Стайнем, идеолога феминизма, который борется за освобождение женщин от стереотипов и предрассудков. Она призывает каждую женщину быть собой и не подчиняться общественным ожиданиям. Глория показывает, что настоящая сила женщины проявляется в ее способностях и стремлениях, а не в соответствии стереотипам. Книга открывает для нас необычные истории и дает надежду на равенство и свободу каждой женщины. Ведь, как сказала сама Глория, истинные путешествия начинаются с шага за порог двери. Возможно, этот шаг изменит вашу жизнь. Книгу вы сможете получить в формате PDF A4, сохранив исходный макет издания.
Это произведение рассказывает о сложных отношениях между Украиной и Россией, о том, как два соседних государства, когда-то сосуществовавшие в рамках одной огромной страны, сталкиваются с геополитическими противоречиями. Автор пытается понять, как Украина, стремившаяся к независимости и свободе выбора, оказалась в ситуации, когда ее территория используется для строительства нового порядка вдоль границ уменьшенной России. Книга представляет анализ современной политической ситуации и вызывает читателя задуматься о будущем обеих стран.
В книге рассказывается история семьи Шиндлеров, чья жизнь прервалась на фоне событий XX века. Подробности их повседневной жизни в Инсбруке, мировоззрение и отношения рассматриваются в контексте политических и социальных изменений. Автор, исследуя историю своей семьи, столкнулась с трагическими потерями во время нацистской диктатуры, но также нашла моменты возрождения и примирения. Разгадывая тайны прошлого, автор погружается в историю Австрии двадцатого века и восстанавливает утерянные фрагменты семейного пазла. Эта книга о поиске истины, о разрушении и восстановлении, о том, как жизнь Шиндлеров переплетается с великими событиями истории.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир Резанцев

Иов и его проблемы

Иов, обронив зубы в районном гестапо,

справив детей до печи, а встретив в облаках газа,

под сердцем прижив глухую жадную жабу,

от вечного ужаса выпучил оба глаза.

Находят его войска комиссара Тита.

Минув "запретку", тупо окрест озираясь,

Иов ищет живых на обломках былой Атлантиды,

но напрасны труды, потому как живых не осталось.

Корреспондент газеты "В Казарме Нашей",

Город — в кольце осады войск владетельного Генриха Визе, и помочь осажденным в силах лишь могущественный союзник — Вольф Аскел.

Но чтобы просить Аскела о помощи, кто-то из горожан, рискуя собственной жизнью, должен ВЫБРАТЬСЯ ЗА СТЕНЫ.

И тогда начинает свою игру таинственный юноша, зовущий себя Странником.

ЕДИНСТВЕННЫЙ, кому удается снова и снова совершать НЕВОЗМОЖНОЕ.

Лучший из разведчиков.

Стремительнейший из гонцов.

Бесстрашнейший из воинов.

Странник быстро становится доверенным слугой Вольфа.

Но ПОЧЕМУ юноша СКРЫВАЕТ СВОЕ ИМЯ?

Кто он в действительности?!

КАКИМИ СИЛАМИ ВЛАДЕЕТ?

Наталья Резанова

Два разговора Алены с Богом

Она должна была обладать небывалой силой, так как

в армии Долгорукова не нашлось никого, кто

смог бы до конца натянуть принадлежавший ей лук.

"Поучительные досуги Иоганна Фриша,

или Примечательные беседы о важнейших

событиях нашего времени". 1677 г.

1

Господь говорит: "Почто постриглась, Алена? Какая из тебя схимница?"

Я говорю:"Так, Господи."

Если главное действующее лицо в мире «меча и магии» — женщина, то будь у нее даже раздвоение личности, как у резановской Селии-Алиены, она, в отличие от героя-мужчины, успевает не только поражать врагов искусными выпадами меча, но и вовремя позаботиться об одежде и пропитании. Если же автор романа — женщина, значит, «ужасные опасности и страшные приключения» не заслонят самых обычных, но таких тягостных испытаний, выпадающих на долю любого человека в смутное время. Недаром сказка всегда кончается — после традиционной победы добра над злом и свадьбы героев. Потом наступают будни. Тогда-то и оказывается, что «самое большое испытание... не в том, чтобы убивать душегубов и обманывать хитрецов, а просто жить — обычной жизнью, с ее мелкими трудностями и мелкими пакостями, с ними-то сражаться будет пострашнее, чем с чудовищами».